RSS
 

Глава 28

 

Глава 28

Голиков ехал в «Мерседесе» по Ленинградскому проспекту. Неожиданно он ощутил, как в кармане завибрировал пейджер. Достав его, он взглянул на зеленый дисплей, на котором светилась короткая фраза: «Срочно позвони. Соколов». Голиков знал, что под этой фамилией скрывается не кто иной, как его куратор Ледогоров. Андрей потребовал, чтобы водитель остановил машину, в целях безопасности вышел из нее и, отойдя на несколько шагов, достал мобильный телефон «Моторола», набрал номер Ледогорова и стал дожидаться ответа. Вскоре он услышал знакомый голос.

– Привет, – сказал Ледогоров. – Нужно срочно встретиться. Через час сможешь быть? – Он назвал адрес одной из конспиративных квартир.

– А где это? – спросил Голиков.

– Это недалеко от Самотеки.

Андрей взглянул на часы.

– Я могу быть там раньше, – сказал он.

– Ты, может быть. Но я не смогу добраться быстрее. До встречи!

Голиков убрал телефон в карман и быстро вернулся в машину. Интересно, зачем он понадобился Ледогорову, да еще так срочно? Тот его почти не беспокоил уже больше двух недель...

Вскоре Андрей отпустил водителя и двоих охранников, сам сел за руль «Мерседеса» и направился в район Самотечной улицы разыскивать переулок, где находилась конспиративная квартира. Он увидел семиэтажный, с большими окнами сталинский дом, выкрашенный в светло-зеленый цвет. Остановив машину, он подошел к подъезду и посмотрел на табличку с номерами квартир. Шестнадцатая, скорее всего, на четвертом этаже. Андрей вошел в подъезд, лифт был сломан. Пришлось подниматься на четвертый этаж пешком.

Подойдя к нужной квартире, Голиков взглянул на часы. Прошел ровно час с момента звонка Ледогорова. Он позвонил в дверь. Она открылась. Точнее, щелкнул электронный автоматический замок. За дверью никого не было. Андрей осторожно вошел в квартиру, прикрыл за собой дверь и увидел длинный коридор. В конце коридора появился улыбающийся Ледогоров.

– Привет, Андрюха! – сказал он. – Дверь закрыл?

– Да.

– Давай раздевайся, проходи.

Андрей повесил на вешалку куртку и шарф, прошел по коридору в комнату. Обстановка комнаты была обычной. Диван, два кресла, журнальный столик, шкаф, два больших окна. Осмотрев комнату, Андрей перевел взгляд на Ледогорова.

– Что ты на меня так смотришь? – спросил Владимир. – Это служебная квартира.

– Понятно, – кивнул Голиков. – Конспиративная?

– Ладно тебе, сразу конспиративная! Для встреч с людьми вроде тебя.

– Небось телок здесь трахаете? – ухмыльнулся Голиков.

– Что пить будешь – чай, кофе?

– Я бы чайку зеленого...

– Узнаю нового жителя Москвы! – Ледогоров улыбнулся. – Раньше, наверное, и понятия не имел, что такое зеленый чай. А сейчас это модно – все зеленый чай пьют, за здоровьем следят! Хочешь – можно и зеленый. – Владимир достал из старинной горки металлическую коробочку с чаем. Заварил чай, достал из той же горки красивые чашки с блюдцами.

– Я смотрю, ты в столице обжился! – продолжил он разговор. – Сколько ты уже в Москве?

– Я не считал.

– И как успехи?

Андрей неопределенно пожал плечами.

– Ладно прибедняться! – улыбнулся Владимир. – Я все про тебя знаю! Ты уже много коммерческих точек забрал, две «бригады» под себя подмял. Но главного для себя ты пока не сделал.

Андрея осведомленность Ледогорова не удивила. Он допускал, что есть какая-то утечка информации, что у Ледогорова имеются еще завербованные агенты. В конце концов в группировку Сильвестра он и сам внедрился через агента Ледогорова.

– Да, есть еще проблемы, – согласился Андрей.

– Главная твоя проблема – это «папа», то есть Сильвестр. Я прекрасно понимаю, что ты хочешь получить клуб «Аркадо». Но пойми, пока Сильвестр будет жив, он тебе этот кусок не отдаст.

– Но мы же столько сил положили! Двоих ребят похоронили, «стрелок» немерено провели! Это наш клуб, это наша точка! – стал горячиться Андрей.

– Да ты не заводись! Я за тебя. Поэтому я тебя и пригласил на серьезную встречу и выбрал именно эту квартиру, а не какой-нибудь кабак, как обычно. Короче, тебе надо подумать о том, как от «папы» избавиться.

– Но это почти невозможно! Нет, я за это дело не берусь! – замотал головой Голиков.

Ледогоров сделал паузу.

– А кто сказал, что ты за это дело должен браться? Есть один человечек, химик в прошлом, мастер по взрывному делу. Ему в этом равных нет.

Голиков понял, о ком разговор, именно через этого человека он попал в группировку Сильвестра.

– Он все подготовит, – продолжал Ледогоров. – Тебе останется только незначительная часть работы...

– Какая?

– Заложить этот приборчик под днище машины. Пусть кто-нибудь из твоих ребят это сделает.

– Да ты что! Он с водилой ездит, у него их двое. И он никогда свой «Мерседес» из поля зрения не выпускает!

– Понятно, что это дело непростое. Поэтому мы тебя и пригласили, поэтому и работаем с тобой. Андрюха, у тебя никакого выхода нет, – подчеркнул Ледогоров. – Надо начинать операцию.

Голиков тяжело вздохнул.

– А если все провалится, если узнают? Братва меня на куски порежет!

– А тебя и так порежут, – спокойно сказал Владимир. – Ты думаешь, он оставит тебя на хозяйстве? Ты самую грязную работу выполнишь со своей «бригадой», а потом тебя самого «замочат». Зачем ты им будешь нужен?

Конечно, в его словах была доля истины. Андрей и сам понимал, что он – временное явление в группировке Сильвестра.

– Я хочу дать важную для тебя информацию. Ты знаешь, что уже засветился по всем параметрам? Что другие московские «бригады» уже знают о вашем существовании, знают, чем ты занимаешься? И знают, что многих из их бойцов «положила» именно твоя команда. И МУР вами занимается. Твоя «бригада» давно у них в разработке!

Голиков снова вздохнул.

– Ну что же, – сказал он тихо, – в разработке так в разработке. А что касается братвы, то это дело темное, кто знает, кто кого...

– Да ладно, – махнул рукой Ледогоров, – все обо всем прекрасно знают! Кто-то допустил утечку информации.

– Да там шпион на шпионе сидит. Может, кто-то на вас работает, а кто-то другой братве «стучит».

– Может быть.

– Вот, а мне такое дело предлагаете – самого Сильвестра...

– Не все так страшно, как ты представляешь, – улыбнулся Ледогоров. – У тебя нет выхода. Ладно, хватит базарить попусту. У меня для тебя есть подарок. Пойдем!

Они прошли в другую комнату. Там Голиков заметил, что в углу стоит фотоаппарат на штативе, а за ним – большой белый лист, на спинке стула висит форма старшего лейтенанта милиции.

– Давай переодевайся, накинь мундирчик! – сказал Ледогоров.

– А зачем? – не понял Андрей.

– Фотографироваться будем. Ксиву милицейскую получишь.

– Да мне с этой ксивой сразу срок дадут! Что я, не знаю, что за поддельные документы бывает?

– А кто тебе сказал, что она будет поддельной? Она будет настоящей, зарегистрированной. Будешь ты числиться в одной из бригад МВД. Видишь, как мы о тебе заботимся! Ты нам очень нужен.

Андрей быстро переоделся. Ледогоров его сфотографировал, достал пленку и положил в карман.

– Все, через несколько дней получишь ксиву, будешь спокойно ездить. Никто тебя теперь не остановит и не заберет, – сказал он. – Так что давай готовься к операции, разрабатывай. Детали согласуем через пару дней. – Ледогоров показал, что встреча на этом закончилась.

Покинув квартиру, Голиков сел в машину. Прежде чем тронуться с места, он задумался. Конечно, подготовить и взять на себя убийство Сильвестра – дело стремное. Но, с другой стороны, у него самого начали возникать проблемы. Он прекрасно понимал, что выше сегодняшнего положения не поднимется. Пока Сильвестр жив, он будет находиться на вторых или третьих ролях. И слова Ледогорова о том, что он временное явление, машина для убийств, были верными.

Андрей решил, что нужно еще раз встретиться с Сильвестром и поговорить по поводу «Аркадо». Он достал мобильный телефон и набрал номер Сильвестра. Ответил незнакомый голос. Вероятно, трубку взял кто-то из его телохранителей.

– Здорово, мне Иваныча. Голиков спрашивает, – произнес Андрей.

Собеседник замешкался. Потом Андрей услышал чей-то громкий голос:

– Иваныч, тебя на мобилу!

По шуму катившихся шаров Андрей понял, что Сильвестр играет в бильярд. Вскоре Сильвестр взял трубку.

– Иваныч, это Андрюха. Поговорить бы надо...

– Что-то срочное? – спросил Сильвестр.

– Не совсем. Но важное.

– Для кого важное? – Сильвестр усмехнулся.

«Вот гад, – подумал Голиков, – всегда старается показать, что он выше всех!»

– Для нас обоих.

– Если так, подъезжай. Я сейчас в бильярдной на Арбате.

– Там, где обычно? – спросил Андрей.

– Точно. Через сколько будешь?

– Минут через тридцать.

– А ты один?

– А что, одному приезжать нельзя?

– Нет, почему же? Я просто так спросил...

– Хорошо, я буду через тридцать минут.

Андрей убрал телефон в карман. Зачем Сильвестр интересуется, один ли он будет? Голиков завел машину и поехал к бильярдной.

Вскоре он был на месте. Андрей заметил, что несколько машин были припаркованы на тротуаре. Возле них отирались телохранители Сильвестра. В последнее время он усилил охрану. Он брал с собой десять, а в некоторых случаях и пятнадцать человек, сопровождающих его. «Вот и подложи тут взрывчатку, – подумал Андрей, – при таких мерах безопасности!»

Он вошел в бильярдную, которая находилась в одном из пабов, оформленном в шотландском стиле. Сбросив куртку, он прошел в зал и увидел за центральным столом знакомую фигуру Сильвестра, который играл с долговязым парнем. Андрей подошел к столу.

– Здорово, Иваныч, – произнес он.

– А, приехал! – Сильвестр взглянул на часы, словно проверяя, приехал ли Голиков точно в назначенное время.

– Ну что, поговорим? – спросил Андрей.

– Давай. – Сильвестр отложил кий и обратился к долговязому парню: – Подожди немного, мы сейчас побазарим...

Сильвестр с Андреем отошли в сторону.

– И в чем проблема? – спросил Иваныч. – Что ты хотел, на какую тему базар?

– Тема такая, – ответил Андрей, сделав небольшую паузу. – Иваныч, ты давно говорил по поводу «Аркадо», что отдашь его нам, когда мы решим проблему... Проблему мы решили. В чем же дело? Почему ты тянешь?

– А что, я должен так быстро все решить? Куда ты торопишься? Тебе плохо живется? Бабки есть, «мерин» последней модели, коллектив у тебя сплоченный...

– Коллектив уже на меня косится. Ты при пацанах говорил. А теперь они на меня с недоверием смотрят. Ты слово дал – значит, надо выполнять.

– Погоди, – резко остановил его Сильвестр. – Я не понимаю, ты кто? Ты «папа» у своих пацанов или «шестерка» какая-то? Почему ты должен перед ними отчитываться?

Голиков понял, что разговор не удался.

– Ладно, Иваныч, давай не будем тянуть канитель. Ты скажи: да или нет? Дашь нам клуб или не дашь? Если не дашь, то скажи честно, и не фига резину тянуть.

Сильвестр задумался. Голиков понял, что эта пауза не в его пользу.

– Ну, дам, – медленно проговорил Сильвестр. – Дам, но не сразу. Мне кое-какие встречи надо провести, сам понимаешь... Не спеши ты! – Он похлопал Андрея по плечу. – Давай лучше так: я в Италию собираюсь – поедем с тобой вместе, отдохнем, моделей возьмем...

– Ладно, Иваныч, вопрос закрыт. Все понятно. По «Аркадо» я тебя больше беспокоить не буду.

– Да погоди ты, Андрюха! Чего ты так заводишься?

Но Голиков его уже не слушал. Он молча отошел от стола.

Вскоре он вышел из паба, подошел к машине, достал мобильный телефон и набрал номер Ледогорова.

– Алло, это я. Короче, по той теме, что мы говорили... Я согласен. Когда с Химиком можно встретиться?

– Вот это другой разговор, – одобрительно сказал Владимир. – Сегодня же вечером и встретишься, он все детали расскажет.

– Как мне его найти?

– Он сам тебе позвонит.