RSS
 

Глава 10. В рай - на "мерседесе-600"

 

Глава 10

В РАЙ — НА «МЕРСЕДЕСЕ-600»

1994 год, сентябрь

Мы были заняты обычной каждодневной работой и не заметили, как наступила осень. Все время куда-то ездили, с кем-то встречались. Но все оставалось по-прежнему — денег нам Сильвестр не давал.

Севка постоянно меня «идеологически подковывал» — говорил о необходимости устранения Сильвестра. Почти на каждой нашей встрече он приводил новые аргументы в пользу своего плана.

— Смотри, Олежек, — говорил он, — сейчас все стрелки упадут на «черных». У Сильвестра с «чехами» большой конфликт. Кроме того, некоторые воры имеют на него предъяву плюс другие группировки, с кем он враждует... В общем, стрелочников, на которых можно все перевести, предостаточно! Нас никто и в расчет не примет — сам посуди! Кто мы такие? Какая-то маленькая бригада — и осмелились поднять руку на всемогущего Сильвестра? Это ж ни в какие рамки не укладывается.

Я постоянно отмалчивался. Правда, я смирился с этой мыслью. А Сашка вообще куда-то исчез — все со своим взрывным делом возился. Пару раз он приглашал нас показывать свои «художества» — замаскировав взрывчатку под пенек, взрывал ее дистанционным управлением. То в специально вырытой яме устраивал взрыв, тщательно засыпая ее затем лопатой.

Но к Сильвестру подступиться было практически невозможно. Мы видели, что последнее время он всегда ездил с бригадой телохранителей. Причем бригада эта, как ни странно, была не местная, ореховская, а из другого города. Может быть, Сильвестр уже не доверял и своим ореховским, а может, предчувствовал междуусобную борьбу между своими бригадами за его наследство. Может, были и какие-то иные причины. Машины, на которых он ездил — «Мерседесы», — тоже тщательно охранялись. Он никогда не оставлял машину без присмотра. Постоянно в ней находились либо водитель, либо телохранитель. «Береженого бог бережет!» — часто повторял он, когда мы спрашивали его о том, для чего такие меры безопасности.

Между тем Севка поручил двоим ребятам втайне от других отслеживать Сильвестра. Получив такое задание, наши боевики не имели права говорить о нем ни одному человеку. Поэтому каждый вечер Севке предоставлялся небольшой письменный отчет — где был Сильвестр, время прибытия, с кем он там был. Таким образом, складывался криминальный дневник, карта маршрутов некоронованного авторитета.

Севка любил анализировать эти записи.

— Смотри, — как-то обратил он мое внимание, — по четвергам уже три недели подряд Сильвестр примерно в пять вечера подъезжает вот к этому банку, — он показал ручкой на листок бумаги, где было написано название банка. — Банк находится недалеко от Белорусского вокзала. То ли он вкладывает туда свои деньги, то ли долю снимает — одно из двух.

Действительно, разница во времени приездов Сильвестра в банк была в пределах пятнадцати минут.

— А может быть, он бабки за границу отправляет, — добавил Севка.

Мы решили в следующий четверг подъехать к этому банку и в последний раз поговорить с Сильвестром по поводу нашей доли и о наших планах на дальнейшее.

Так и сделали. Подъехали примерно в это время, стали ждать машину Сильвестра. Неожиданно на 3-й Тверской-Ямской улице, где находился банк, появился «Мерседес» с Сильвестром. Он увидел нас и удивился:

— О, братва, что это вы тут делаете?

— Да вот, тебя ждем, Иваныч, — сказал Севка.

— Что случилось?

— Нет, ничего. Мы просто хотели переговорить с тобой.

— В отношении чего?

— В отношении наших бабок.

— Это пожалуйста, давай переговорим. Только подождите минутку, я к лоху тут зайду, надо проконсультироваться по одному вопросу, — сказал Сильвестр и скрылся в дверях банка.

Ждали мы от силы пятнадцать минут. Вскоре он появился в хорошем настроении.

— Ну что, братки?

— Сильвестр, что ты нам скажешь по поводу нашей доли по ночному клубу?

— Севик, ты меня уже зае...! Постоянно напрягаешь с этим вопросом, — начал Сильвестр. — Я же сказал — сейчас ремонт сделаем, и будешь получать с нового кона хорошие лавэ.

— Иваныч, мы слышим это уже девять месяцев, а может, даже и больше, что буквально с завтрашнего дня мы должны что-то получать. Но прошло сколько времени, а мы так ничего и не получили!

— Что-то я не понял — ты что, друг, «наезжаешь» на меня? — сказал Сильвестр, нарочно повысив голос, чтобы его услышал телохранитель, сидевший в машине. Тот тут же вылез из салона.

— Иваныч, кто же на тебя «наезжать» будет? Смерть добровольно искать, что ли? — сказал Севка, улыбнувшись. — Такого быть не может!

— А что же тогда ты говоришь мне такие слова?

— Просто так...

— Ладно.

— А как твое здоровье, Иваныч, болезнь свою вылечил? — спросил Севка. — А то говорят, тут тебя одна подруга наградила...

— Да вылечил, давно уже. Сучка! Столько уколов из-за нее сделал, столько бабок потратил! — раздраженно ответил Сильвестр, сплюнув. — Ладно, я пошел, а то тороплюсь очень. Давай созвонимся позже. — И Сильвестр направился в сторону «Мерседеса».

Севка взял меня за руку и сказал:

— Быстро пошли к машине!

Мы направились к нашей машине. Время от времени Севка оглядывался. Сильвестр открыл дверцу, водитель вышел и пересел на заднее сиденье. Сильвестр сам сел за руль. Повернув ключ зажигания, он приоткрыл окно и хотел помахать нам рукой, но...

Раздался сильнейший взрыв. Он был настолько силен, что части от машины полетели в разные стороны. Мы пригнулись, так как боялись, что взрывная волна зацепит и нас.

Машина горела. Из машины выскочил человек в горящей одежде — телохранитель. Он побежал в сторону банка. Затем, как бы передумав, развернулся и бросился в другую сторону.

— Быстрее в машину! — скомандовал Севка. Мы вскочили в салон и помчались прочь от места происшествия.

В этот же вечер все телевизионные программы и вечерние газеты только и говорили, что о загадочной смерти Сильвестра, высказывая разные версии его гибели. Севка зашел ко мне.

— Олежек, собирайся, дела есть, — сказал он.

— Что еще за дела? — не понял я.

— Дела фирмы, — подчеркнул Севка. — Давай быстро.

Я оделся и хотел было выйти, но Севка остановил меня:

— Ты волыну возьми с собой...

— Зачем?

— Так, на всякий случай... Там все объясню.

Я пошел на балкон, достал из коробки с картофелем мешочек, в котором лежал пистолет, сунул его за пазуху и спустился вниз. Севка уже ждал меня в машине.

— Поехали, надо ребят забрать.

— Каких?

— Которые Сильвестра водили. Надо срочно увезти их за город.

Мы подъехали к дому, где жили два наших пацана, осуществлявших слежку за Сильвестром. Он набрал код квартиры и через домофон сказал:

— Ребята, давай вниз, срочно сваливаем! Ситуация изменилась. Мы вас подбросим. Только, это... идите пустые!

Через несколько минут из подъезда вышли два крепких парня. Они недавно приехали в Москву, как бы в новую смену. Севка посадил их на заднее сиденье, и мы быстро помчались в сторону Кольцевой дороги.

Выехав за кольцо, мы попали на какое-то шоссе.

— Где это мы? — поинтересовался я.

— Ново-Рижская трасса, — ответил Севка. — Мы к Звенигороду поедем, — сказал он ребятам. — Там, в связи с обстановкой, перекантуетесь несколько дней в одном пансионате, я специально для вас его снял. Посидите там, пока страсти не улягутся.

— А в чем дело? — спросил один из парней. — На нас могут косяка дать?

— А как же! Сергей Иванович — фигура заметная! Вас, короче, вычислили, кто-то из его ближнего окружения. Сегодня мне уже звонили, интересовались вами. Вам надо временно исчезнуть из города.

Проехав минут двадцать по Ново-Рижскому шоссе, Севка тормознул и сказал:

— Пойдем выйдем, отлить надо!

Парни нехотя вышли из машины. Я вышел вместе с ними.

— Слышь, Вован, — неожиданно обратился Севка к одному из пацанов, — пойдем, я кое-что тебе скажу.

Толстый парень по кличке Вован, которого звали Вова, быстро засеменил за Севкой. Через несколько мгновений я услышал какой-то хлопок и звук падения тяжелого предмета. Севка вышел из-за кустов и тут же навел пистолет с глушителем на спутника Вована. Тот от неожиданности поднял руки, но сказать ничего не успел — Севка влепил пулю ему в лоб. Я с ужасом смотрел на него.

— Зачем ты это сделал?!

— Как зачем? Убрал лишних свидетелей. Ты же понимаешь — если бы мы их не убрали, что бы могло быть с нами? Вдруг кто-то что-то узнает?

Я оторопел. Оказывается, Севка уже заранее вырыл яму неподалеку. Мы перетащили туда трупы, закопали яму лопатами, припасенными Севкой в машине, и закидали сверху опавшими листьями.

— Вот теперь все шито-крыто, — довольно сказал Севка.

Я был в ужасе. Как хладнокровно расстрелял Севка наших ребят!

— Да, Олежек, — обратился ко мне Севка, — я самое интересное тебе не сказал. Ты представляешь, мы-то никакого отношения не имеем к гибели Сильвестра!

— Как не имеем? — оторопел я.

— Сашка хотел это сделать, но не успел. Кто-то опередил его.

— А где же Сашка?

— Специально свалил, чтобы стрелки на нас не попали.

— Так зачем же ты ребят убрал?

— А кто теперь докажет, мы это или не мы? Жизнь такая, которую мы выбираем, — сказал Севка.

Мы сели в машину и поехали обратно.

Мне было не по себе. Севка был неприятен мне, даже противен. Как же так, ребята честно работали, рисковали, и вот благодарность...

После этого случая у Севки совсем крыша поехала.

Через несколько дней были назначены торжественные похороны Сильвестра, которые проходили на Хованском кладбище. Народу было очень много. Кого только там не было — собрались почти все сливки криминального мира. Но мы стояли в стороне, чтобы не светиться лишний раз.

Затем мы на неделю ушли в подполье.