RSS
 

Глава 36

 

Глава 36

После эпизода с попыткой арестовать Лазовского Ледогоров попал в опалу. Несколько разговоров на повышенных тонах в кабинетах своего и вышестоящего начальства, бесконечное писание оправдательных бумаг, объяснений, рапортов привели к тому, что через два дня Владимир был выведен за штат и поступил в распоряжение управления кадров. Несколько дней он сидел дома, ожидая, что управление кадров направит его куда-нибудь на периферию. Он помнил слова начальника, что рано или поздно он снова окажется в конвойных войсках.

В один из дней раздался звонок. Ледогоров услышал знакомый голос Лазовского.

– Что делаешь, Володя? – спросил тот.

– Вот, сижу дома, жду направления в конвойные войска, – невесело пошутил Ледогоров.

– Брось, не думай об этом! Приезжай ко мне в офис, поговорить надо.

Вскоре Ледогоров был в просторном кабинете Лазовского.

– Пиши-ка ты рапорт об увольнении и переходи ко мне в охрану или референтом, – сказал Семен Абрамович. – Выбирай, кем хочешь.

– А вам не страшно меня, опального чекиста, к себе брать? – спросил Владимир.

– Я своих не бросаю.

Радостный и обнадеженный, Ледогоров вернулся домой. Он решил дождаться вызова в управление кадров и в зависимости от предложенного варианта, – а скорее всего, представленный на выбор вариант его не устроит, – написать рапорт об увольнении. Ближе к вечеру телефон снова зазвонил. Незнакомый мужской голос произнес:

– Мне нужен Ледогоров.

– Я вас слушаю, – ответил Владимир.

– Вас беспокоит следователь Главной военной прокуратуры. У нас есть к вам несколько вопросов. Вы можете приехать на беседу?

– А какие у вас ко мне вопросы?

– Вы же работали в известной Конторе, и вас надо допросить в качестве свидетеля.

– Хорошо, я приеду завтра.

– Нет, желательно приехать сегодня.

– Так уже шесть часов вечера!

– Мы работаем допоздна. Приезжайте сегодня.

– Хорошо. Как я вас найду?

– Вы знаете, где находится Главная военная прокуратура?

– Конечно, знаю.

– Подойдете на проходную, назовете свою фамилию, скажете, что вы к майору Северцеву. Для вас будет приготовлен пропуск.

– Хорошо, минут через тридцать я буду, – ответил Владимир.

– Пожалуйста, не забудьте взять с собой документы, – добавил следователь.

Ледогоров сел в машину и поехал к зданию Главной военной прокуратуры, которое находилось недалеко от метро «Фрунзенская». «Интересно, – думал он по дороге, – по какому делу они меня вызывают?» Конечно, дел могло быть много. И военными, которые совершали приписки и хищения воинского имущества, их управление занималось, и другими ведомствами... Да мало ли какие дела прошли через их руки!

Полчаса спустя он уже сидел в небольшом кабинете и внимательно смотрел на следователя. Майору Северцеву было около сорока лет. Его звание говорило о том, что Северцев звезд с неба не хватал.

– Мы пригласили вас вот по какому делу, – начал следователь. – Два года назад вы, как офицер Федеральной службы безопасности, допрашивали одного коммерсанта, Рената Ашарова. Помните?

– Нет, извините, не помню... И что из этого?

– Вы применили к нему грубую физическую силу и психологическое запугивание.

Ледогоров пожал плечами:

– Может быть, тут какая-то путаница?

– Никакой путаницы нет, – проговорил Северцев и нажал на кнопку вызова. Через несколько минут в кабинет вошли два офицера. Один из них нес видеодвойку. Офицеры подключили аппаратуру к сети. – Вот, пожалуйста, посмотрите! – сказал майор.

Конечно, Владимир вспомнил, как пару лет назад допрашивал этого коммерсанта из Строгина. На пленке было видно, как Ледогоров бил коммерсанта по лицу. «Вот сволочь, – подумал Владимир, – он, оказывается, меня записывал! В квартире видеокамеру поставил!»

– Узнаете себя? – спросил следователь.

– Да, узнаю, – кивнул Ледогоров. – Я работал по инструкции, и я не допрашивал, а только беседовал с ним.

– По инструкции бить не полагается. В общем, на вас написали заявление, и мы были вынуждены возбудить уголовное дело против вас. Вот, – он протянул Ледогорову два листка бумаги, – ознакомьтесь!

– Что это? – спросил Владимир.

– О привлечении вас в качестве обвиняемого.

Ледогоров почувствовал, что сердце у него часто забилось.

– А это что? – Он показал на второй листок.

– А это постановление о взятии вас под арест, подписанное Главным военным прокурором.

– Меня – под арест? – переспросил Владимир.

– Да, именно вас.

– Я ничего подписывать не буду, – отрицательно покачал головой Ледогоров.

– Мы это предусмотрели, – сказал следователь спокойно и обратился к одному из офицеров: – Пригласите, пожалуйста, понятых!

Вскоре в кабинет вошли две женщины, которые, вероятно, работали в прокуратуре машинистками.

– Товарищи, – обратился к ним следователь, – назовите, пожалуйста, ваши фамилии!

Женщины назвались.

– Вы присутствуете при следственных действиях, – продолжал Северцев. – В настоящее время гражданину Ледогорову, подполковнику Федеральной службы безопасности, предъявляется обвинение, от ознакомления с которым гражданин Ледогоров отказался, а также ордер на его арест, от ознакомления с которым он опять же отказался. Пожалуйста, распишитесь!

Ледогоров зло посмотрел на следователя. Вот так, приехал побеседовать!

– И куда меня теперь? – спросил он.

– В Лефортово, – ответил следователь. – Побудете там несколько дней.

Всю дорогу до Лефортово Ледогоров думал. Кто же его так подставил? Неужели это козни генерала Цветкова? Похоже, это его работа. Как они раскопали это дело? Да если бы он не был в опале, никто на это внимания бы не обратил... А может быть, все же выпустят? «Нет, определенно, мне мстят за связь с Лазовским», – думал Владимир.

Сидя в Лефортово, в камере на двоих, Ледогоров думал только о том, как себя спасти. Однажды, когда его повели на допрос к следователю, он в коридоре неожиданно встретил своего знакомого, работающего следователем в ФСБ. Увидев Владимира, знакомый удивленно посмотрел на него.

– Помоги мне, если можешь, пришли адвоката! – быстро проговорил Ледогоров полушепотом. Конвоир тут же громко сказал:

– Разговаривать запрещено!

Но Владимир уже молчал. Знакомый следователь кивнул, показав, что просьбу он услышал. Теперь Ледогорову оставалось ждать и надеяться....