RSS
 

Глава 27

 

Глава 27

Для адвоката Косырева такое сообщение контролерши СИЗО было неприятным. Ну что же, значит, он попал в разработку. Теперь уже группировкой Голикова заинтересовался МУР. И он попал в его поле зрения... Надо быть осторожным!

Адвокат направился к кабинету, в котором находился Николаев. Виктора к тому времени уже привели. Увидев адвоката, Виктор поздоровался с ним. Передав пачку сигарет, адвокат сказал:

– Вроде тебя должны выпустить...

Он вопросительно посмотрел на следователя. Тот раньше говорил, что если один из проходящих по делу возьмет все на себя, то он выпустит второго. В конце концов это было выгодно для всех. Дело было раскрыто, не надо дожидаться никаких экспертиз, не надо бегать по коридорам и продлевать дело. Один признался, – значит, другого можно и выпустить. Николаев молча кивнул, подтверждая слова адвоката.

Виктор улыбнулся:

– И когда же меня выпустят? Сегодня?

– Я думаю, да, – ответил адвокат.

Но Николаев неожиданно покачал головой:

– Не совсем так. Надо ехать в управление, бумаги подписывать. Завтра я их привезу, и вашего клиента выпустят.

– А не забудете? – спросил Виктор.

– Послушай, ты сидишь уже два месяца, потерпи еще день!

– Хорошо, потерплю...

– А сейчас мы проведем еще один допрос. – Следователь достал листок протокола. Но адвокат уже не слушал вопросы, которые задавал следователь, для него они уже не имели значения. Он думал о той информации, которую получил от сотрудницы следственного изолятора Нины Петровны, о том, что теперь у него на «хвосте» сидит МУР.

Вскоре допрос был окончен, и адвокат вместе со следователем вышел из изолятора. Спустившись по ступенькам, Николаев остановился.

– Вы знаете, – неожиданно обратился он к адвокату, – нам необходимо поговорить.

– Я весь внимание, – тут же ответил Косырев.

– Ну не здесь же, – улыбнулся следователь. – Может быть, зайдем куда-нибудь, посидим?

Адвокат быстро соображал, на что намекает Николаев. Может быть, будет просить какое-то вознаграждение за то, что выпустит Виктора? Надо соглашаться на встречу.

– Хорошо, – ответил он. – Тут рядом есть небольшой ресторанчик, давайте зайдем туда пообедаем.

– Было бы хорошо. У нас в управлении столовая уже закрыта...

Минут через пятнадцать они сидели за столиком небольшого ресторана. Заказали по кружке пива, кое-какую закуску, горячее. Адвокат внимательно смотрел в лицо следователя. Николаев, отпив немного пива, словно обдумывал, с чего начать.

– Конечно, вашего подопечного я выпущу, – наконец заговорил он, – но я хочу поговорить о другом. Не получится ли так, что на суде тот, кто сейчас признался, откажется от своих показаний? Игоря освободим, а он пустится в бега. Вы понимаете, о чем я говорю? Тогда придется второго подозреваемого, Игоря, объявлять в розыск.

Косырев непонимающе пожал плечами.

– К чему этот разговор?

– Я хочу предупредить вас, чтобы с вашей стороны таких фокусов не было.

– Нет, – ответил адвокат, поняв, что разговор будет только на эту тему, – я думаю, раз Игорь на себя вину взял, то ему нет смысла менять показания.

– Вы же понимаете, – продолжил Николаев, – какие неприятности будут у меня в этом случае. Естественно, дело направят на доследование, а я получу строгий выговор... Для вас тоже будут определенные неприятности...

– Я думаю, этого не произойдет, – повторил Косырев.

– В общем, я завтра подпишу бумаги, Виктора выпустят на свободу.

– Отлично, – улыбнулся адвокат. Тут он хлопнул себя по лбу, сообразив, что забыл мобильный телефон в кармане дубленки, которая висела в гардеробе. А мобильник, наверное, вовсю звонил. Ведь его разыскивали другие клиенты, в первую очередь Андрей. – Я мобильник в дубленке забыл, – сказал он, вставая из-за стола. – Сейчас я вернусь!

Но не успел Косырев открыть дверь, как неожиданно столкнулся с мужчиной, одетым в пуховик и держащим в руке рацию. Это насторожило адвоката. Конечно же, это оперативники. Но почему они здесь, кого «пасут»? А если тут облава? Непохоже...

Оперативник быстро спрятал рацию под куртку и, развернувшись, направился к выходу. «Странно», – подумал Косырев и тут же вспомнил слова Нины Петровны. Ну конечно же, это «хвост»! Значит, его «пасут», он в разработке. И дальнейшие разговоры со следователем Николаевым для него опасны.

Вернувшись к столу, адвокат продолжил разговор на отвлеченные темы. Вскоре они вышли из ресторана и простились. Следователь направился к метро, а адвокат подошел к своей машине, открыл дверцу, сел и задумался. Значит, теперь он в разработке и за ним следят...

Быстро выжав сцепление, адвокат тронул машину с места. Посмотрев в зеркало заднего вида, он попытался вычислить, из какой же машины из едущих сзади за ним следят. Ясно, что оперативники едут за ним.

Всю дорогу до адвокатского бюро Косырев поглядывал назад, стараясь определить «хвост». Но у него это не получалось. Либо прятались очень искусно, либо ему просто показалось.

Вскоре он добрался до адвокатского бюро. Проведя несколько часов за оформлением отчетных документов, в которых указывалось, сколько за прошедший месяц у него было дел и каких, адвокат закончил работу и отправился в ресторан поужинать. Поздно вечером он остановил машину возле своего подъезда. Оглядевшись, он ничего подозрительного не заметил. «Нет, – подумал Косырев, – наверное, мне просто показалось...»

Он закрыл машину и медленно направился к подъезду. Уже набрав код замка и собравшись открыть дверь, адвокат услышал, как кто-то назвал его фамилию. Он обернулся. За ним стояли двое мужчин, один из них был тем самым, с кем он столкнулся днем в ресторане, другой – незнакомый...