RSS
 

Глава 13

 

Глава 13

Небольшое уютное кафе, которое часто использовали спецслужбы для своих конспиративных встреч, находилось в стороне от Арбата, в узком переулочке. Когда-то это кафе принадлежало какому-то теневику, спекулянту, который был осужден по 88-й статье старого УК за валютные операции. Тогда КГБ оформил это кафе на свое подставное лицо, чтобы иметь место для встреч. Тут же кафе было оборудовано звуко– и видеозаписывающей аппаратурой.

Задача Ледогорова была побеседовать в этом кафе с Андреем и записать весь разговор.

Ледогоров, приехав в кафе, встретился с ребятами из ФСБ и дал им задание – подготовить аппаратуру для записи.

– Она у нас всегда готова, – сказал один из сотрудников технического отдела, улыбаясь.

– Скоро придет клиент, мы с ним сядем вон за тот столик...

– Нет, за тот столик вам садиться не нужно, – сказал сотрудник. – Лучше вот за этот. – Он показал рукой в угол. – Тут все будет записано качественно. И мы сюда пока никого сажать не будем.

– Хорошо, как скажете. Мне с какой стороны садиться?

– Это без разницы. Все равно в кадр попадете.

До встречи с Голиковым оставалось минут десять. Владимир решил выйти из кафе и ждать у входа, чтобы Андрей сразу его увидел. Накинув на себя куртку, Владимир вышел. Был вечер, люди спешили по домам.

Вскоре Владимир увидел вдалеке знакомую фигуру. Голиков был один. Помахав рукой, Ледогоров улыбнулся ему. Тот молча подошел и протянул руку.

– Ну, привет, Андрюха, – произнес Ледогоров. – Проходи, раздевайся!

Голиков вошел в кафе, снял меховую куртку и протянул гардеробщику.

– Куда сядем? – спросил он.

– Давай вон туда, – ответил Ледогоров, указывая на нужный столик.

Мужчины уселись и начали разговор.

– Ну, рассказывай, что там у тебя случилось? – спросил Владимир. – Частично я в курсе.

Голиков помолчал и неожиданно предложил:

– Может, выпьем что-нибудь?

– А что ты хочешь?

– Если можно, то некрепкого вина.

Кроме вина Андрей заказал сок. Разбавив вино соком, он сделал пару глотков.

– Давай рассказывай, что там у тебя произошло? – снова спросил Владимир.

– Вы же в курсе дела...

– Да, в курсе. Но я хотел бы услышать это от тебя и уточнить кое-какие детали.

Андрей начал подробно рассказывать, как происходила акция по устранению Груши. Для Ледогорова было очень важно, чтобы он как можно чаще упоминал свое участие – я стоял, мои ребята стреляли, Груша упал...

Наконец Андрей закончил рассказ.

– Теперь мне дорога в город закрыта, – сказал он, – я «замазан». – Он вопросительно посмотрел на Ледогорова.

– Это уж точно, – улыбнулся Владимир. – Значит, судьба такая...

– Нам бы документы новые...

– Это не проблема, поможем. Ты дай список, пусть ребята дадут мне фотографии. И ты тоже принеси фото. Да, вот еще что... – Ледогоров положил на стол папку. – Начальство требует от тебя заявление взять.

– Какое еще заявление?

– О сотрудничестве. Без этого нельзя, ты же понимаешь...

Андрей задумался.

– Мы так не договаривались, – медленно проговорил он.

– А у тебя выхода нет другого. Хочешь – ради бога, плыви дальше сам по себе. Тебя же теперь воры на нож поставят. Ты понимаешь – убийства двоих законников они не прощают. А так у нас с тобой будет полное взаимопонимание, как мы с тобой раньше и говорили. Будем работать вместе. Годика три-четыре поработаешь – уедешь за границу, купишь себе домик где-нибудь на берегу теплого моря, будешь там жить и вспоминать эти дни... Да что ты волнуешься? Ты же офицер, понимаешь меня!

Андрей помолчал.

– Ладно, что писать-то?

– Пиши – «Директору ФСБ от такого-то... Заявление. Я, такой-то, добровольно...» – Ледогоров стал диктовать Андрею текст стандартного вербовочного заявления о сотрудничестве с органами госбезопасности. Голиков написал заявление и расписался внизу.

– Вот и все! Число не забудь, – напомнил Владимир. Андрей снова подвинул к себе листок и поставил дату. – Все, теперь ты, можно сказать, с нами. Поздравляю тебя! – Владимир протянул руку. Андрей нехотя пожал ее. – Теперь слушай, инструкции будут следующие. Ты оставайся тут дней пять, найди ребятам квартиры... Деньги у тебя есть?

– Да, есть, – кивнул Андрей.

– Дня через три мы с тобой встретимся, разработаем план. Ты будешь внедрен к одному авторитетнейшему человеку.

– К кому?

– Пока назвать не могу. Но человек серьезный. Сейчас мы продумаем операцию по твоему внедрению к нему. Ребят тоже подготовь. Естественно, о наших с тобой контактах – ни слова. Или ты уже сказал им?

– Нет, ничего не говорил.

– Отлично. Говори, что у тебя есть надежный покровитель в Москве, какой-нибудь мент замазанный, которому ты бабки шлешь, – улыбнулся Ледогоров, – работать будете на коммерческой основе. А остальное, скажешь, от вас будет зависеть, вернее, от вашей деятельности.