RSS
 

Глава 19. Легация

 

Глава 19

ЛЕГАЛИЗАЦИЯ

Через несколько дней Севка придумал вот что. Мы узнали, что многие частные охранные фирмы, называющиеся сокращенно ЧОПами, имели лицензии на ношение оружия.

В этой связи можно было через эти фирмы за деньги купить лицензии, то есть сделать своих ребят охранниками с правом ношения оружия. Конечно, это стоило немалых денег — от пяти до десяти тысяч долларов на каждого, — но другого выхода не было.

Теперь нужно было найти такую частную охранную фирму. Такие фирмы частично были укомплектованы бывшими сотрудниками МВД и КГБ, ГРУ и других спецподразделений, а частично — бандитами в прошлом. В то время жесткого контроля со стороны ГУВД за деятельностью этих фирм не было.

Вскоре Севка нашел начальника одной из таких фирм — Константина Павловича Казакова. Мы должны были встретиться с ним в ближайшее время.

Когда подъехали к офису на Севастопольском проспекте, где находилась охранная фирма Константина Павловича, мы сразу заметили, что весь первый этаж здания просматривался несколькими видеокамерами.

Во дворе стояли машины. Огороженная площадка также контролировалась видеокамерой. Мы поставили машину и вышли. Сразу к нам подошел человек и поинтересовался, откуда мы. Все сотрудники Казакова были одеты в униформу, сшитую для них по заказу. Многие имели стандартные кобуры, из которых торчали «макаровы», «ПМ».

Когда мы вошли в кабинет Казакова, то обратили внимание, что кабинет был просторный, обставленный очень богато, но безвкусно. Нелепого цвета дорогие обои на стенах, занавески совершенно не подходили к ним. Кожаная мебель по цвету резко контрастировала со стенами. Все говорило о том, что вкусы нашего коллеги были весьма невысоки.

Мы сели за стол совещаний и вскоре уже знали, что Константин Павлович в недалеком прошлом заведовал мясной секцией одного из гастрономов, жил очень хорошо, пока на хвост ему не сели сотрудники ОБХСС. Когда стали сажать работников торговли — был такой «веселый» период во времена Андропова, — Казаков сразу получил срок, попал в колонию, там сошелся с братвой.

После выхода, когда началась перестройка, Палыч создал сначала кооператив, несколько видеосалонов, общепит. Потом понял, что гораздо больше денег можно сделать на охранных услугах, и одним из первых создал охранную фирму. Тем более что к тому времени с ментами у него были неплохие завязки.

Основной деятельностью Палыча было не столько оказание охранных услуг, сколько урегулирование конфликтов, спорных ситуаций, возвращение долгов. Соответственно с этих сделок он имел немалый процент. Поэтому Палыч жил далеко не бедно. Мы сразу ему чем-то понравились. Более того, он сразу начал строить планы по организации общего бизнеса.

Поэтому предложил перенести серьезный разговор из офиса в его подмосковный коттедж, где он постоянно живет. Мы с Севкой согласились.

Дорога до коттеджа заняла немного времени. Он находился на Каширском шоссе, недалеко от станции Домодедово. Коттедж был построен по высшему разряду, но отделан опять же безвкусно. Трудно сказать, почему Палыч взял землю именно в этом районе. То ли у него были знакомые в администрации сельсовета, то ли еще какие-то причины побудили его к этому, но Палыч на окраине какой-то занюханной деревушки отгрохал громадный коттедж, огородив его высоким бетонным забором, на котором тоже были установлены видеокамеры.

Подъехав к коттеджу, мы увидели, что он представляет собой трехэтажное массивное здание из кирпича, окрашенное в бежевый цвет, крытое красивой металлочерепицей.

Мы вошли в прихожую, из которой попали в большой зал, потолок которого уходил под самую крышу. Стены были отделаны в евродизайне, с красивым внутренним освещением. Передний фасад был стеклянной рамой, также уходившей ввысь. Создавалось впечатление, что мы находимся в громадном помещении высотой в три этажа.

С одной стороны этого зала виднелся шикарный импортный камин белого мрамора.

Палыч стал показывать нам коттедж, устроив что-то вроде экскурсии. Мы прошли на второй этаж, на третий, где у него располагались спальни. Прошли и на четвертый, где находился спортзал. Там висела груша, стояли снаряды и модная в то время установка «Кеттлер». Потом мы спустились в сауну. Она находилась в подвале. Там же — большой бассейн.

Палыч хитро улыбнулся и произнес:

— Самая большая моя гордость — вот! — Он подошел к незаметной двери, открыл ее, и мы увидели, что там находится громадный бетонированный подвал типа ямы, глубиной примерно шесть метров.

— Что это?

— А это моя частная тюрьма, — улыбнулся Палыч. — Для должников, которых мы привозим сюда и держим, пока человек не выплачивает деньги.

Мы с Севкой переглянулись удивленно и покачали головами.

— Ну ты даешь, Палыч! — сказали мы в один голос.

— Пойдем, ребята, поговорим, — предложил он.

Мы снова вернулись в гостиную. Там к тому времени уже горел камин, домработница привезла фрукты, коньяк, виски, дорогие деликатесы — икру, красную рыбу и прочее — на специальной тележке на колесиках. Оставив все это, домработница молча вышла.

— Ну что, пацаны, — сказал Палыч, — я посмотрел на вас, кое-какие справочки навел... Люди вы серьезные. Я готов с вами работать, и довольно тесным образом.

Севка не ожидал такого поворота дела.

— Палыч, — обратился он к нему, — мы-то, собственно, пришли к тебе с просьбой. Хотим прикупить право на ношение оружия для наших ребят...

— Это само собой, — сказал Палыч. — Такое право вы получите.

— Сколько это будет стоить? — спросил Севка.

— Слушай, братан, чего ты сразу о деньгах начинаешь говорить? Это такая мелочь! Давай не будем об этом даже думать! Я тебе все сделаю — твои пацаны и разрешение получат, и оружие, — все без проблем! Но у меня к вам тоже будет одно предложение...

— Какое? — поинтересовались мы.

— Дело в том, что при моей работе, как вы понимаете — это урегулирование споров и выколачивание долгов, — попадаются люди несговорчивые. Короче. — Палыч осторожно взглянул на нас, помедлил и продолжил: — Всяческих разговоров и профилактических бесед такие люди не понимают. Они не осмысливают всей опасности своего положения. Так вот, чтобы как-то в дальнейшем повлиять на их партнеров... — Палыч снова посмотрел на нас, удостоверяясь, что мы правильно его поняли.

Но мы пока не понимали практически ничего.

— Ну, после того, как этот человек погибнет, — разъяснил он. — Мне необходим хороший аппарат, который проводил бы эти акции в жизнь.

— То есть, — проговорил Севка, — ты предлагаешь, чтобы мы убирали несговорчивых людей, а ты потом решал бы все проблемы с партнерами?

— Конечно, — закивал головой Палыч. — Вы все правильно поняли! Более того, я предлагаю вам постоянное сотрудничество. Вы будете нашим подразделением, притом одним из ведущих. Естественно, на работу вам ходить не надо, — улыбнулся он, — будете выполнять определенные заказы, получать свои лавэ — все чин по чину. Как вы на это смотрите?

Севка внимательно посмотрел на него.

— А без этого мы стволы не получим?

— Да нет, конечно, получите. Но так это для вас будет бесплатно.

— А что, уже есть конкретные клиенты?

— Конечно, есть, — сказал Палыч. — Зачем бы я вас сюда притащил!

— Хорошо, — сказал Севка. — Что это за человек?

— Так вы берете заказ? — спросил Палыч.

— Смотря что за человек.

— Иностранец, американец. Он моему хорошему другу работать мешает. У него большие проекты, большие планы, а американец не хочет расширения. Наоборот, он хочет все сворачивать. И между ними кошка пробежала. Дошло до того, что хотят все делить. А это совершенно невозможно, потому что сразу погибнет вся структура. В общем, несколько раз говорил с ним. А у того брат в ФБР работает... Короче, надо его того... Ребята, для вас же это привычное дело! — Палыч хитро взглянул на нас.

— Это очень серьезный вопрос, — сказал Севка. — Тут подумать надо. А сколько ты предлагаешь за такую акцию?

— А какова ваша цена?

— Это зависит от того, где бывает человек, как часто, есть ли охрана...

Вскоре мы с Севкой знали, что американец был совладельцем сети ресторанов в центре Москвы, а также нескольких супермаркетов. Человек приехал из Америки в начале девяностых годов, не имея почти ничего, и на пике (когда у любого приехавшего в Россию иностранца был огромный авторитет, потому что он был именно иностранцем) сумел, взяв кредит в банке, создать мощную структуру.

Было очень престижно иметь партнера из Америки. Предприятие сразу стало давать большие доходы, и вскоре империя значительно расширилась. Потом получилось так, что американец был вынужден взять российского партнера, коммерсанта от одной кавказской группировки, очень влиятельной в Москве.

И группировка, поняв, что этот коммерсант им уже не нужен, так как структура, созданная им, работает четко и отлаженно, решила его устранить. Но сами сделать это не решались. Поэтому они — через Палыча — решили сделать это нашими руками.

Делать нечего, и мы с Севкой решили согласиться — очень велик был соблазн получить оружие и разрешение на его ношение для членов бригады, которые могли охранять меня и Севку. И мы согласились на этот контракт.

Американца звали Фил. Жил он в гостинице «Рэдиссон-Славянская» недалеко от Киевского вокзала. К тому же эта гостиница была совместным российско-американским предприятием, так что в ней тусовались многие американцы.

Фил имел несколько ресторанов и магазинов на Калининском и Кутузовском проспектах, которые контролировал практически ежедневно. Его рабочий день начинался с того, что утром он покидал гостиницу, садился в машину с водителем и ездил по этим точкам.

Акцию по его устранению мы решили поручить молодым ребятам. Старшим назначили Ромку, который появился у нас год назад. Его необходимо было проверить и повязать кровью — на этом настаивал Севка. Персональный инструктаж Ромки и его помощников проводил я. Вскоре мы приступили к основному этапу подготовки этой акции.

Подготовка к устранению американца заняла почти две недели. За это время мы создали две бригады, которые должны были его устранить. Одна из них занималась четким отслеживанием его маршрутов. Вскоре мы пришли к выводу, что самым оптимальным вариантом ликвидации было время выхода его из гостиницы утром. По нашему плану, одна из машин перегородит объекту дорогу, а ребята откроют огонь из автоматов.

Вторая машина будет находиться неподалеку, в качестве сопровождения и на случай непредвиденных обстоятельств — появления милиции или же личной охраны американца.

Мы уже начали пристреливать оружие, купили парики, обзавелись хорошими рациями. Но неожиданно приехал Севка и сказал, что заказ отменен.

— Как это? — взвился я. — А затраты? А сколько времени мы потеряли? Сколько людей на это бросили? Сколько бензина сожгли, в лес ездили, патроны покупали...

— Погоди, Олежек, — остановил меня Севка. — Все нормально. Коммерсант дал отбой, но дал и отступного.

— В каком плане?

— Денег немного прислал — сотку тысяч баксов. Кроме того, мы получили шесть стволов с шестью удостоверениями. Вот, нам с тобой по стволу, — мы теперь являемся официальными охранниками его фирмы, — и четверым ребятам. Теперь они — наши телохранители.

— Ладно, это дело другое!