RSS
 

Глава 26

 

Глава 26

Ледогоров подъехал к ресторану «Бангкок» за полчаса до назначенной встречи. Служба в секретном подразделении ФСБ выработала у него определенные меры предосторожности – заранее прибывать на место будущей встречи, определять возможность установки видеоаппаратуры или другого оборудования. Вот и сейчас он внимательно осматривал подступы к небольшому ресторану, расположенному в одном из переулков недалеко от Тверской улицы.

Ледогоров вошел внутрь и осмотрел зал ресторана, в котором симметрично были расставлены столики. Посетителей было пока немного. Официанты медленно ходили от одного столика к другому, принимая заказы и передавая их на кухню. В увиденном Ледогоров не нашел ничего подозрительного.

Владимир направился к выбранному им столику, стоящему рядом с окном, чтобы видеть все подходы к ресторану. Хотя встреча была безобидной, никаких особых проблем для Ледогорова не предвиделось, он все равно решил обезопасить себя. Для него было странным, что через несколько лет его нашел старый товарищ, с которым они когда-то служили в конвойных войсках в одной колонии. Конечно, Костя Евстигнеев, бывший сослуживец Ледогорова, был проверенным парнем. Работая в исправительно-трудовых учреждениях, они вместе не раз проворачивали незаконные дела. Но с той поры прошло много времени. Ледогорову показалось странным, что ни с того ни с сего Костя позвонил ему и назначил встречу, пообещав рассказать о каком-то выгодном деле. «Во-первых, – думал Ледогоров, – непонятно, как он меня нашел, откуда узнал, что я работаю в ФСБ? Во-вторых, какие у него могут быть ко мне дела? Или, может быть, он попытается „раскрутить“ меня на старые, которые мы творили в конвойных войсках? Нет, на эту удочку я не попадусь...»

Владимир поглядывал на улицу. Он увидел, как около подъезда плавно остановился черный «шестисотый» «Мерседес» с тонированными стеклами, рядом с ним – джип «Мерседес», тоже черный. Ледогоров внимательно посмотрел на машины. Из джипа вышли двое мужчин, одного он узнал сразу же. Это был Костя Евстигнеев. Он был похож на частного охранника, на нем была дорогая кожаная куртка. Костя подошел к «шестисотому» «Мерседесу». Заднее стекло немного опустилось. Костя что-то сказал сидящему внутри человеку, которого Ледогоров не разглядел, и направился к ресторану. Ледогоров быстро осмотрел зал. Ничего подозрительного он не заметил.

Вскоре Костя показался в дверях. Он сразу увидел Ледогорова и, улыбаясь, махнул рукой, приветствуя его. И направился к столику.

– Ну вот и встретились! – сказал он, улыбаясь. – Нашел я старого кореша! А ты почти не изменился.

Ледогоров внимательно посмотрел на Евстигнеева. Тот тоже практически не изменился. В свои сорок два Костя выглядел довольно молодо, лет на пять младше, такой же подтянутый, только более холеный. Конечно, московская жизнь накладывает определенный отпечаток...

– А я тебя не узнал сразу, – улыбнулся Ледогоров. – Мы с тобой больше в обмундировании ходили, в пятнистой форме. А теперь...

– А что ты у окна уселся? – спросил Костя.

– Да веселее, тут сижу, в окошко поглядываю...

– Понятно. Но дело в том, что у нас столик другой заказан. Он уже сервирован и ждет нас.

Ледогоров встал и направился к столику, на который показал Костя. Столик стоял в противоположном углу и был уже накрыт. На нем стояли закуски, бутылка водки «Абсолют».

– Располагайся, – сказал Костя, по-хозяйски указывая на стул.

– Рассказывай, как твои дела, – проговорил Ледогоров, усевшись.

– Ну, как дела? Узнал, что ты уехал в Москву, в серьезной Конторе работаешь, – намекнул Костя на ФСБ, – да еще в таком отделе...

– А откуда ты это узнал? – поинтересовался Ледогоров.

– А что тут не узнать? Мне ведь тоже предлагали туда, но в последний момент... Ты же знаешь мои напряженные отношения с хозяином, он и «зарубил» мою характеристику. А у тебя, как я понял, все благополучно завершилось.

– А где ты сейчас работаешь? Не в конвойных же войсках? – усмехнулся Ледогоров. – Там вроде такой одежды не дают...

– Это точно, – улыбнулся Костя в ответ. – Я сейчас работаю в ЧОПе, обслуживаю одного олигарха. Занятный мужик, умный. Бывший математик, поднялся до немереных высот.

– Да, у нас в России на первой стадии капитализма деньги делаются быстро, – согласился Ледогоров.

– Да что мы с тобой о деньгах! – махнул рукой Костя. – Лучше выпьем! – Он взял бутылку и стал разливать в рюмки водку. – Давай вспомним старые времена. Неплохие дела мы крутили!

Ледогоров залпом выпил водку, закусил кусочком рыбы и внимательно посмотрел на Костю, пытаясь понять, зачем он пригласил его сюда. Неужели сейчас будет вспоминать какой-нибудь незаконный эпизод, при этом делая запись на диктофоне? Но Костя снова налил водки и повторил:

– Да, хорошие дела мы с тобой крутили! Иногда вспомнишь – страшно становится. Но не хочу ворошить старое! И лучше об этом не говорить вслух, – он подмигнул Ледогорову.

Владимир понял, что разговор будет не о прошлом, а о настоящем.

– Я вот зачем тебя пригласил, – перешел к делу Костя. – У моего шефа небольшая проблема с криминалом возникла. Есть такой отморозок, лидер нескольких группировок с юга столицы. Короче, он его на бабки кинул по банку. Дал своих коммерсантов, какой-то контракт завел, а потом кинул. Мы этих коммерсантов нашли как служба безопасности, а они на него указывают. Поехали с ним разговаривать, а он через некоторое время устроил покушение на шефа. Короче, ты меня понимаешь... Можно, конечно, написать официальное заявление – в РУОП, в МУР. Но мы вспомнили про тебя и решили сначала к тебе обратиться. Естественно, шеф – человек не жадный и очень хорошо тебя отблагодарит, если, конечно, ты согласишься помочь.

– А что сделать надо? – спросил Ледогоров. – Хотелось бы, чтобы все было в рамках закона...

– Да ладно, ты за закон не переживай. Здесь главное, чтобы не явно закон был нарушен. А бабки хорошие, взрослые деньги. В общем, я не буду особо тебя напрягать и не буду посредником. Шеф хочет сам с тобой поговорить, с глазу на глаз. У него такое правило, лишних свидетелей не любит.

– Правильно делает, – улыбнулся Ледогоров.

– Кстати, вон он идет, – сказал Костя.

Ледогоров посмотрел на дверь. В зал вошел небольшого роста совершенно лысый мужчина, одетый в темный костюм, белую рубашку с темно-малиновым галстуком. За ним шли двое здоровяков. Приветливо улыбнувшись Косте, мужчина подошел к столику.

– Давай я тебя познакомлю, – обратился Костя к Ледогорову и повернулся к мужчине. – Семен Абрамович, это Ледогоров Володя, с которым мы вместе служили в конвойных войсках, который сейчас работает в соответствующей Конторе. А это Семен Абрамович...

Костя хотел назвать фамилию, но мужчина остановил его:

– Фамилия пока не нужна. Я присяду? – Не получив ответа, он уселся рядом с Ледогоровым и взглянул на Костю. Тот понял, что ему пора удалиться, и сказал:

– Пойду покурю пока...

Он быстро направился к выходу. Ледогоров с Семеном Абрамовичем остались вдвоем за столиком.

– Костя мне о вас говорил, – начал собеседник, – что вы с ним неплохо работали, что человек вы проверенный. – Он сделал паузу, давая Ледогорову понять, что хорошо осведомлен о незаконных делах, которые они проворачивали с Евстигнеевым. – Поэтому я и решил обратиться к вам. – Семен Абрамович подвинул к себе чистую рюмку и налил в нее «Абсолют», потом налил и Ледогорову. – Давайте выпьем, так сказать, за знакомство!

Они чокнулись. Семен Абрамович, отпив меньше половины водки, продолжил:

– У меня возникла небольшая проблема. Я хотел бы, чтобы вы мне помогли. Естественно, не бесплатно. Я в этом плане денег не жалею. Если вы мне поможете, то я заплачу столько, сколько вы попросите.

Ледогоров сидел молча и слушал.

– Проблема заключается в следующем. Есть один человек – Костя вам его, наверное, уже называл, я повторять не буду.

Ледогоров понял, что Семен Абрамович – человек осторожный, понимает, что он может записывать разговор.

– Человек, который кинул мой банк. Еще мы выяснили, что этот человек готовил на меня покушение. Вы, наверное, слышали о взрыве «Мерседеса» на Новокузнецкой улице?

– Да, конечно, – кивнул Ледогоров.

– Правда, мы сделали ответный ход – задержали его гражданскую жену, продержали в одной конторе, затем оперативники ее выпустили. А сейчас я располагаю информацией, что этот человек поклялся в своих кругах отомстить мне. Иными словами, меня... – Семен Абрамович сделал жест, показывающий, что его собираются убить. – Поэтому я хотел бы, если это возможно, принять более эффективные меры, после которых этот человек не стал бы ко мне предъявлять какие-либо претензии.

«Интересно, что он имеет в виду под этими мерами?» – подумал Ледогоров.

– Естественно, – Семен Абрамович сделал паузу, – эти меры, которые вы можете применить, не должны повредить вашей карьере, потому что я очень заинтересован в том, чтобы, если акция пройдет благополучно, мы с вами смогли бы и дальше сотрудничать. Вы можете спросить Константина – все люди, кто работают со мной, очень довольны. Я ценю надежных и верных людей.

– А что же вы имеете в виду под выражением «эффективные меры»? – спросил Ледогоров, внимательно глядя на собеседника.

– Я ничего не предлагаю, – замахал руками Семен Абрамович, – это вам решать. Но для меня после применения этих мер этот человек существовать не должен, и он никогда не должен напоминать мне о себе.

Семен Абрамович говорил медленно, тщательно подбирая слова, чтобы было ясно, что имеется в виду физическое устранение этого человека.

Ледогоров пожал плечами.

– Но вы же понимаете, что это можно трактовать по-разному. Я должен действовать в рамках закона...

Семен Абрамович неожиданно оглянулся по сторонам и, понизив голос, сказал:

– Нам известно, что у вас есть неформальные методы работы с этими людьми, основанные на сотрудничестве с неформальными структурами.

Теперь Ледогорову стало ясно, что собеседник говорит об уральских, слух о которых уже пошел по Москве.

– К тому же нам хорошо известно, что эти люди входят в близкое окружение интересующего меня субъекта.

Ледогоров понял, что каким-то образом Семен Абрамович узнал о группе, с которой он работает. «Вот это да, – подумал он, – большая утечка информации!» Хотя утечка могла быть и не со стороны спецслужб, а через братву, те к этому времени находились в Москве уже полгода и могли засветиться.

– Я не знаю, вопрос серьезный и тонкий. Нужно подумать, посоветоваться... – проговорил Владимир.

– Я все понимаю, – кивнул Семен Абрамович. – Да, я не сказал вам, сколько я намерен заплатить за эту работу. – Он достал блокнот и написал на листочке несколько цифр. – Естественно, сумма в долларах, – уточнил он, быстро скомкал листок и, щелкнув зажигалкой, поджег его. – Теперь вы понимаете? Вот и задаток. – Семен Абрамович достал из бокового кармана пиджака пакет и подвинул его к Ледогорову. Тот быстрым движением прикрыл пакет салфеткой.

– Это что? – спросил он.

– Это аванс. И он не возвращается, даже если вы не примете наше предложение. Пусть деньги останутся у вас, так сказать, за потерянное время.

– Хорошо, я должен подумать, – повторил Ледогоров.

– Прекрасно! Сколько вам нужно времени на обдумывание? Трех дней хватит?

– А что, так горит? – усмехнулся Ледогоров.

– Мне ведь тоже не хочется тратить большие деньги на свою охрану, которая сопровождает меня двадцать четыре часа в сутки.

Ледогоров прекрасно понимал, что дело не в охране и не в деньгах. Просто человек боится за свою жизнь.

– Хорошо, в течение трех дней я свяжусь с вами... Кстати, как я это сделаю?

– Через Костю. Он вам позвонит, и вы с ним встретитесь. Если вы примете наше предложение, то методы меня совершенно не волнуют. Мне важен результат. Единственное – если будут какие-то расходы, связанные с этим делом, то вы скажите Косте, и он вам все передаст. А теперь извините, – Семен Абрамович взглянул на изящные золотые часы, – мне пора идти. До свидания! – Вставая, он на прощание протянул руку. – Очень приятно было с вами познакомиться.

– Взаимно, – улыбнулся Ледогоров, пожимая холодную ладонь олигарха.

Вскоре Семен Абрамович вышел из ресторана. Буквально сразу же к Ледогорову подскочил Костя.

– Мне с ним надо ехать. Ты сиди, отдыхай, заказывай, что хочешь. Все оплачено. А я тебе через пару дней позвоню, хорошо?

Ледогоров кивнул. Костя выбежал из ресторана вслед за своим шефом. А Владимир остался сидеть за столиком, обдумывая предложение Семена Абрамовича...