RSS
 

Глава 16. Миллион долларов на двоих

 

Глава 16

МИЛЛИОН ДОЛЛАРОВ НА ДВОИХ

Отдых в Таиланде был просто замечательным. Семь дней казались сказочной феерией. Однако были и неприятные моменты — длинный перелет, более девяти часов, и длительное ожидание в аэропорту из-за задержки самолета.

По приезде в Москву нас ждали неприятности. Прежде всего мы забросили свою бригаду. За время нашего нахождения в ИВС, а также операции по ликвидации Удава прошло более полутора месяцев. За это время в бригаде резко упала дисциплина.

Многие самовольно выезжали в свой город, многие стали жить с девчонками без согласования с нами. Дошло до того, что один из пацанов стал посвящать их в наши дела. Это было высшим нарушением дисциплины и устава.

Сразу же Севка решил провести профилактические меры по укреплению дисциплины. Он вызвал одного из пацанов, Кольку, который стал открыто жить с девчонкой, на беседу. Севка жестоко избил этого пацана. Однако парень оказался с характером и не уступил.

В итоге Колька сказал, что больше работать на нас не будет. Севка снова избил его, но это не подействовало.

— Ну что ж, вольному воля, — решил Севка. — Ты покидаешь нас, но в столице оставаться не должен, иначе тебе конец!

Колька через несколько дней покинул Москву и вместе со своей девчонкой перебрался в Санкт-Петербург.

Но худшее началось немного позже. Вскоре к нам приехал Эдик и передал, что Колька звонил из Петербурга и хвастался, что он теперь влился в солидную структуру, не то что наша бригада, что получает гораздо больше денег, что ему уже купили машину, он снял шикарную квартиру, в общем, вовсю расхваливал преимущества петербургской жизни перед московской.

Кое-кто из нашей бригады, как сказал Эдик, стал уже задумываться, не покинуть ли нас и ему.

Севка сказал:

— Так, пора преподать урок, чтобы не создавать такие ситуации. Я должен срочно вылететь с Эдиком в Петербург.

— Зачем тебе это? — спросил я. — Надо просто загрузить людей работой, и тогда никто не будет ни о чем думать.

— Нет-нет, мы не должны создавать прецеденты, — сказал Севка.

Через несколько дней он выехал в Петербург.

За время отсутствия Севки я старался как можно больше внимания уделять Олесе.

Мы с ней посетили несколько магазинов. Я купил ей дорогую норковую шубу, кое-что из драгоценностей. Посетили мы несколько ресторанов. Наконец, я купил ей иномарку — спортивную «Мазду» черного цвета.

Через несколько дней из Петербурга вернулся Севка, довольный и веселый. Мы с ним сразу же пошли обедать в ресторан.

— Ну как съездил? — с нескрываемым интересом спросил я.

— Нормально съездил.

— Нашел беглеца?

— Нашел.

— И что?

— Нет его больше, — улыбнулся Севка.

— Как это нет?

— Взорвался, садясь в чужую машину...

— Не понял тебя. Поясни!

— Ну, приехали мы с Эдиком. Вычислили его практически сразу. Разговаривать не стали, даже не подошли, просто определили его маршрут. А потом он случайно сел не в свою машину, а в ту, куда мину подложили, и взорвался вместе с хозяином, после того как оба вышли из казино.

— Твоих рук дело? — поинтересовался я.

Севка промолчал. Но я понял, что это была его работа.

— Теперь будет хороший урок другим, чтоб неповадно было! Пусть знают — нас просто так покинуть никто не может, — сказал Севка жестко и посмотрел на меня пристально. Я подумал: может быть, это и ко мне относится? Может быть, уже кто-то донес, что в отсутствие Севки я много времени уделял своей супруге, а бригадой практически не занимался? Кто его знает...

— Теперь слушай, — неожиданно продолжил Севка, — я хочу заняться нашими должниками.

— А кто же нам должен?

— Войковская группировка.

— Как это?

— Понимаешь, мы должны с тобой так повернуть дело, такую постанову сделать, что во всех бедах, которые случились с нами в последнее время, виноваты они. То есть надо перевести все стрелки на них, — пояснил Севка.

— А что это нам даст?

— Как что? Долю с рынка получим плюс подберемся к коммерческим структурам. А дальше у меня один планчик есть... — хитро добавил Севка.

На следующий день была назначена стрелка с братьями из войковской группировки. Собрались в небольшом кафе, недалеко от станции метро «Войковская». Кафе служило одновременно и баром, и бильярдной. Видно было, что это была коммерческая точка войковской группировки.

Братья учтиво поздоровались с нами, спросили, как дела, почему пропали.

— Пропали? — сказал Севка. — Положим, пропали мы по вашей вине.

— Да вы что, братва?! Какая наша вина?

— Но получилось, — продолжал Севка, — именно благодаря вам! Вы же нам тему объявили, притянули на стрелку с центральной группировкой, а тут неожиданно появились менты. Откуда мы знаем, что менты пришли не по вашему вызову?

— Да ты что, братан? — заговорил старший брат. — Ты чего нам косяка кидаешь? Какие менты, какой наш вызов? О чем ты говоришь?

— Это трудно доказуемо, я понимаю, но результат один — мы потеряли лучшего человека, который находится сейчас в следственном изоляторе. И вышел он сюда не на прогулку, не с девчонкой встречаться, а по делам, и именно по вашей теме. Поэтому я считаю, что будет очень справедливо, чтобы помимо доли, которую мы просто обязаны получать с вашей точки, — я имею в виду рынок, — вы нам должны еще крупную сумму денег.

— Какую еще сумму? — вступил в разговор младший брат.

Севка взял листок бумаги и написал. Старший посмотрел и присвистнул:

— Ого! Ничего себе сумма!

— А ты как думал? Мы очень высоко ценим своих. Кроме того, — добавил Севка, — мы с Олежкой на нарах посидели тридцать суток, это тоже сколько будет стоить? И, наконец, всякие моральные неудобства. Вот из этого и сложилась общая сумма.

— Слушай, откуда у нас такие деньги? — сказал младший брат. — У нас их нет.

— Что, у вас общака нет?

— Общак-то есть, конечно, но мы не можем его резко взять! И столько денег у нас там не будет.

— Значит, с вас еще несколько коммерческих точек, — сказал Севка.

Братья пожали плечами. Выхода у них не было. Они понимали, что Севка выдвинул очень серьезные требования. Скорее это были не требования, а ультиматум, который для них мог кончиться печально.

Затем в последующие два дня мы с Севкой ездили на одной машине с братьями, проводя что-то типа инспекции коммерческих точек.

Точки, которые держали братья, можно было разделить на два вида. Одни существовали на их деньги, то есть деньги были вложены в производство, оборудование и так далее, которые приносили определенную прибыль. Причем интересно, что охрану этих коммерческих точек держали совсем другие бригады.

Другим коммерческим точкам братья делали «крышу», то есть получали свой процент за осуществление охранных услуг.

Среди коммерческих точек были рестораны, пара банков, несколько парикмахерских, несколько мелких шиномонтажей, автозаправочные станции, а также другие коммерческие фирмы, занимающиеся различными видами деятельности — от торговли недвижимостью до продуктов питания.

Но самой главной точкой, безусловно, был вещевой рынок.

Проведя инспекцию, мы с Севкой выбрали себе несколько точек, которые должны отныне принадлежать нам и мы же будем являться их «крышей». Но это Севку не удовлетворило. Когда мы уже расстались с братьями, он сказал мне:

— Вот видишь, Олежек, нехило живут братья! Создали небольшую бригаду — часть людей деньги возит, часть проверялки проверяет — оказывает финансовый контроль, третьи просто боевики... Кто нам с тобой мешает так жить?

— Но ведь все точки уже заняты!

— Это верно, — подтвердил Севка, — точки действительно все заняты. Но можно у кого-то их отнять, с кем-то поделиться.

— Ты что надумал?

— Погоди немного, пока я не могу тебе ничего сказать. Пока еще думаю над этим вариантом.

С этого дня наша жизнь круто изменилась. Мы стали больше времени проводить с братьями. Я не понял, какой Севка разработал план, какая у него на сей раз была запланирована интрига, но постоянно все дни рождения, праздники, встречи, просто какие-то мероприятия мы проводили с братьями. Севка старался показывать им, что мы их очень близкие друзья, что они всегда в трудную минуту могут на нас положиться.

И действительно, эффект воспоследовал. Братья стали больше доверять нам. Вскоре мы узнали, что у них есть еще несколько загашников, которые они не «засветили» нам в ходе инспекционной поездки.

Но к этому открытию Севка отнесся совершенно спокойно. Даже наоборот, не упрекнул их ни в чем.

— Ничего, ребята, все будет нормально! Мы добьемся больших результатов! Мы будем одними из первых в Москве! — говорил он им.

Более того, старший брат стал все время советоваться с Севкой, даже в отношении планов вложения денег. Например, он вложил деньги совместно с одной из подмосковных группировок. А отдача постоянно задерживалась. Севка неоднократно говорил ему:

— Все, тебя кинули! Надо ехать разбираться с ними!

— Да нет, быть такого не может! — говорил старший брат. — Мы провели пару совместных дел, как бы проверив друг друга. Не могли они никак меня кинуть!

— Но видишь, денег-то нет!

— Значит, у них какие-то трудности, — говорил он каждый раз, когда Севка пытался убедить его в обратном.

Однажды Севка попросил меня, чтобы я весь день подстраховывал младшего брата.

— Зачем мне это? — спросил я.

— Я тебя очень прошу — не задавай никаких вопросов, просто постарайся провести с ним целый день! И именно сегодня.

— Хорошо, я это сделаю.

Я тут же набрал номер мобильного телефона младшего брата.

— Алло! — услышал я его голос.

— Здорово, браток, это я, Олег. Что делаешь? Отдыхаешь? Слушай, я давно хотел у тебя спросить... Я давно хочу заниматься в том спортклубе, куда ты ходишь. Может, свозишь меня, познакомишь с ребятами?

— Конечно, Олежек, нет проблем! Давай подъезжай, сразу и поедем!

Мы договорились встретиться часа через полтора.

Подъехав к спортклубу, мы вошли внутрь. Спортивный зал в прошлом принадлежал какому-то спортивному обществу или детской спортивной школе. Сегодня он перешел полностью на коммерческую основу, и все желающие могли заниматься там.

В том же здании находился небольшой плавательный бассейн с сауной.

Мы сразу подошли к железкам. Младший показывал мне упражнения, говорил, где надо делать выдохи, где, наоборот, вдохи. Каждый раз после упражнения он заставлял меня делать небольшую разминку, а также вытягиваться, как бы расслаблять свои мышцы.

Так мы занимались часа полтора. После железок посидели в сауне, поплавали в бассейне. Перед выходом я обратился к нему:

— Неплохо время провели. Может, поедем пообедаем?

— Давай поедем! А куда ты хочешь? — спросил младший брат.

— Мне все равно.

В это время зазвонил мобильный младшего. Он взял трубку:

— Алло!.. Что?! Где? Когда?.. Сейчас выезжаем!

Бросив трубку в карман, он быстро побежал к машине.

— Что случилось? — спросил я.

— Брательника моего ранили...

— Где?

— У бензоколонки, на Ленинградском шоссе. Поехали вместе!

Мы быстро сели в машину. Непонятное предчувствие охватило меня. Почему Севка попросил меня поездить с младшим братом именно сегодня? Откуда он знал, что готовится покушение на старшего брата? Может быть, и младшего могут пристрелить?..

Вскоре машина выехала за Кольцевую дорогу. Проехав еще несколько километров, мы оказались у АЗС. Там уже столпилось много людей. Стояла «Скорая», милиция.

Машина брата была оцеплена милицией. Стояли небольшие железные рогатки с желтой лентой между ними, запрещающие проход.

Брат побежал к машине. Его перехватили милиционеры.

— Там мой брат! — закричал он.

— Одну минуточку, — к нему подошел милиционер в звании полковника и, взяв под козырек, представился. — Мне надо с вами переговорить.

Я подошел ближе и увидел жуткую картину. Недалеко от АЗС стоял «БМВ» голубого цвета, на котором ездил старший брат. Двери были распахнуты. Два тела свисали с сидений. Рядом валялся еще один труп. Это был телохранитель. Он, видимо, вскочил, но автоматная пуля его достала. Вся машина также была изрешечена автоматной очередью. Видно было, что стреляли двое автоматчиков. Весь асфальт вокруг машины был залит кровью. Неприятная картина!

Я увидел, что милиционеры уже начали допрашивать младшего брата, причем достаточно активно. Я понял, что мне нужно уезжать отсюда. Зачем лишний раз светиться, попадаться на глаза ментам?

Я быстро направился к машине и сказал водителю брата, что сейчас свалю, так как мне надобности нет встречаться с ментами. Тот понимающе кивнул головой.

Я поймал такси. Вскоре я уже был дома.

Я стал звонить Севке на мобильный, но номер не отвечал. Почему-то он его отключил.

Севка появился лишь поздно вечером. Он был чем-то встревожен.

— Слышал новость? — спросил я его.

— Слышал, слышал, — сказал он. — Давай не будем говорить на эту тему.

Мне показалось, что именно Севка застрелил старшего брата, но расспрашивать об этом сегодня не имело смысла, так как он был очень раздражен. Я подумал, что он сам об этом расскажет, если сочтет нужным.

Через пару дней на Ваганьковском кладбище состоялись похороны. Народу было очень много. Пришли многие из других группировок и бригад. Были какие-то подозрительные лица, вероятно, переодетые менты.

Было много цветов, венков. Мы с Севкой тоже были там. Севка подошел к младшему брату, обнял его и сказал:

— Не волнуйся, мы тебя не оставим. А убийц твоего брата обязательно найдем и разберемся с ними. Я тебе даю слово!

Тот понимающе закивал и обнял Севку.

После того, как мы уехали с кладбища, я спросил Севку:

— Ты что, и вправду собираешься искать убийц?

— Чего их искать? Все они на виду, — ответил Севка. — Мы на следующей неделе проведем одну акцию — показательную. Надо авторитет свой укреплять и поднимать.

Через пару дней после похорон Севка отправил одну бригаду с автоматами пострелять конкурирующую группировку из небольшого подмосковного городка. Автоматчики свое дело сделали лихо. Шуму было много, но никого практически не задели. Расстреляв два автоматных рожка на какой-то дискотеке, они умудрились оставить всех целыми. Затем, бросив оружие, они скрылись в разных направлениях.

Акция была очень эффектной — шуму много, но без крови.

— Вот видишь, — распинался Севка в присутствии младшего брата, — что за люди! Я их отправил людей порешить, а они только пошумели, а ни в кого не попали!

— Да ладно, — сказал младший, — считай, что мы их наказали.

— Нет-нет, мы убийц этих найдем и очень жестоко их накажем! — продолжал Севка. — Мы просто обязаны это сделать! Я же тебе слово дал! Ты ж понимаешь!

Прошло несколько дней. Севка стал как-то замыкаться в себе. Он стал реже со мной общаться. Но в один из дней пригласил меня в ресторан.

— Возьми жену с собой обязательно, — сказал он мне.

Вчетвером мы сели за столик в ресторане. Севка был веселый, радостный.

— Послушайте, — обратился он к нам с Олесей. — Я хочу вас поздравить. Вы стали миллионерами.

— В каком смысле? — удивился я.

— В самом прямом! Олежек, у нас с тобой миллион долларов. Правда, эти деньги у нас на троих...

— На троих? — переспросил я.

— А как же! Сашка же остался. У нас с тобой — первый миллион!

— Каким же образом?

— После убийства брата младший презентовал нам с тобой несколько коммерческих структур, которые требовали усиления охраны. Теперь у нас с тобой миллион, — повторил он. — Мы можем себе многое позволить.

Мы на радостях пили шампанское. Решили даже в ближайшую субботу поехать к тюрьме и передать эту радостную новость Сашке.

Сашка был чрезвычайно рад.

— Жаль, что меня с вами нет, — сказал он.

— Ничего, — обнадежил его Севка, — подожди еще чуть-чуть! Что-нибудь придумаем.

— Я тоже начал тут кое-что придумывать, — сказал в ответ Сашка. — Как только все образуется, как обдумаю свой план полностью, тут же вам сообщу. Как вы на это смотрите?

— Мы тебя не бросим! — сказал Севка. — Ты же наш брат!

К этому времени бригада укреплялась. Мы вызвали из нашего города еще несколько человек. У нас уже было двадцать пять человек.

Однако число коммерческих точек было небольшим, поэтому некоторые были загружены работой не полностью, шлялись где-то целыми днями. Тогда мне и пришла в голову мысль. Я вызвал Севку на встречу и сказал:

— Послушай, я предлагаю создать нечто вроде коммерческого отдела нашей бригады.

— В каком смысле? К прилавкам братву поставишь? — улыбнулся Севка.

— Зачем к прилавкам? Пускай сами себе точки ищут.

— А как они будут их искать?

— А вот так. Пускай ездят по столице и смотрят, то есть, грубо говоря, пробивают каждую коммерческую структуру. Если им удастся найти — значит, будут получать проценты с этой точки. Как ты считаешь?

— Мысль хорошая. А с чего ты решил, что есть неохваченные точки, которые «крыши» не имеют?

— Я так думаю, что многие коммерсанты, жлобы по натуре, «крыши» не имеют и просто блефуют — мы, мол, под этими. Вот пускай их и пробивают. Заодно и криминальную карту Москвы составят — какая точка за кем закреплена.

— Да, в этом есть резон!

Этим же вечером мы собрали почти всю бригаду в одном из кафе.

Севка говорил об усилении дисциплины. Затем он предоставил слово мне. Я коротко изложил свой план.

— Теперь каждый будет иметь своего коммерсанта, — говорил я, — плюс он будет иметь долю от этого коммерсанта. Таким образом, помимо ежемесячного оклада, каждый будет иметь и долю. Мы разрешаем всем в свободное от основной работы время делать такие «наезды» — пробивки. Единственное условие — вас должно быть не менее трех человек. При этом двое заходят в коммерческую структуру, а один остается в машине.

Затем я долго инструктировал боевиков, как необходимо пробивать точки, что говорить коммерсантам, как узнавать телефоны «крыш», как с ними связываться, как вести разговор. Все это было тщательно отработано.

Мне показалось, что у братвы появился большой интерес к моему плану. Каждый хотел как можно больше побед. И действительно, в первые два дня мы получили несколько точек. Мы получили неожиданно одну точку шиномонтажа, которая должна была иметь «крышу». На самом деле никого там не было. Ребята ловко наехали и развели коммерсантов, владельцев шиномонтажа. Теперь у них была наша «крыша», и пусть небольшую, но долю с этой точки мы имели.

Следующей точкой был небольшой магазинчик, торгующий стройматериалами. Наши пацаны так сумели наехать на коммерсанта, настолько сильно испугать его, что тот сразу согласился стать под нашу охрану.

Более того, выяснилось, что этот магазинчик он открыл втайне от своей основной «крыши», поэтому так и испугался. Таким образом, он был у нас на крючке. Ребята здорово напрягли его и поставили под сорок процентов прибыли.

— Сам виноват! — пеняли они ему. — Надо было правду говорить! Крысятничаешь!

Но третья точка дала сбой, вернее, унесла несколько жизней. Трое наших пацанов, причем двое из которых работали в столице уже более года, а один приехал совсем недавно, пробили небольшой магазинчик автозапчастей для «БМВ» и «Мерседесов» неподалеку от «Сокола».

Пробили так, что им показалось, что магазинчик «крыши» не имеет.

— Все, Олег, — говорил один из них, — считай, что эта точка наша!

— С чего это ты взял? — спросил я.

— Они очень неуверенно говорили. Сказали, что находятся под чеченцами. Но я чувствую, что врут! Больно уж коммерсант стал нервничать.

— Как вы договорились?

— Да завтра встречаться будем. Даже долю обещал уже приготовить!

— Может, все же возьмете стволы?

— Да ну, ничего не надо! Все будет нормально! — говорил один из пацанов. — Завтра поедем и все сливки снимем.

Назавтра к вечеру в «Дорожном патруле» я услышал, что трое жителей нашего города, являющиеся активными членами нашей преступной группировки, совершили «наезд» на автомагазин, расположенный недалеко от метро «Сокол». «Наезд» закончился кроваво. Пока двое зашли в магазин, подъехал шестисотый «Мерседес», из которого вышли два автоматчика и расстреляли наших пацанов. Третий, который остался в машине, был застрелен в висок из пистолета с глушителем. Вот так плачевно закончился этот «наезд».

Ребят хоронить мы решили не в Москве, а отправили гробы с телами в наш город. Заодно отправили несколько бригадиров для выяснения ситуации в нашей бригаде, оставшейся в городке.

После этих событий Олеся стала напрягать меня.

— Олежек, — как-то обратилась она ко мне, — давай купим квартиру! Почему мы не имеем своей квартиры? Почему мы вынуждены скитаться по чужим углам, время от времени меняя адреса?

— Послушай, дорогая моя, — ответил я, — ты же прекрасно понимаешь, что мы не можем иметь постоянную квартиру, потому что мы с тобой попадем в таком случае на вид. Нас будет легко вычислить. Тогда я буду живой мишенью. А так...

— Ой, опять! Как мне надоела эта жизнь! Лучше бы ты мне ничего этого не говорил!

— Что ты, милая, — стал я успокаивать Олесю.

— Я мечтала о своем гнезде, что мы сделаем там ремонт, купим красивую мебель, будем жить по-человечески! А теперь, выходит, мы не имеем на это права?

— Нет, мы имеем право! Мы будем так жить! Только купим квартиру мы не здесь.

— А где?

— За границей. И купим не квартиру, а дом. Хочешь — в Греции, хочешь — в Испании или на Кипре. Выбирай страну! Поедем купим нормальный дом, и там не будет никакого МУРа, ОМОНа, следаков, братвы... Подожди чуть-чуть! Накопим еще пару миллионов, и будем тогда с тобой жить нормально. Ты что, думаешь, я всю жизнь буду заниматься этим делом?

Она удивленно посмотрела на меня:

— Что это ты так заговорил?

— Да вот, решил тебе раскрыться... Не думай, я не буду всю жизнь этим заниматься. Заработаю еще чуть-чуть и свалю.

— Каким это образом? Тебя Севка не отпустит!

— Отпустит, никуда он не денется!

Скоро тема покупки недвижимости за границей стала воплощаться в жизнь. Севка первым начал разговор.

— Олег, ты слышал, что много ребят стали покупать греческие паспорта?

— А почему греческие?

— Да их легко купить.

На самом деле сейчас в Греции, как мне говорили ребята из других группировок, активно проводят политику иммиграции, то есть принимают всех, кто хочет приехать к ним жить, разрешая обзаводиться своими домами и даже беспрепятственно получать греческое гражданство.

— У нас есть канал, через моих знакомых, — сказал Севка, — которые за небольшую сумму сделают нам с тобой греческие паспорта. А это дает возможность купить там недвижимость. Давай съездим в Грецию! Посмотрим, что там у них и как!

В ближайшее время мы приехали в знакомую нам туристическую фирму, которая нас последнее время обслуживала, и заказали тур в Грецию. На хозяйстве мы оставили несколько бригадиров, приказав им строго-настрого ежедневно звонить нам на мобильный телефон, благо они работали в Греции. Дали подробный инструктаж как себя вести, и, взяв жену и подругу, решили поехать немного отдохнуть.