RSS
 

Глава 24

 

Глава 24

Адвокат Косырев простоял у подъезда еще минут 5—7. Затем осторожно вошел в свой подъезд и остановился. Прислушался. Была полная тишина. Адвокат решил подняться к своей квартире пешком.

Поднявшись на свой этаж, он быстро подошел к своей двери, открыл квартиру и вошел вовнутрь. Пройдя пару шагов по коридору, он устало присел на стул, стоящий рядом со шкафом для одежды. «Нервы пора лечить», – подумал адвокат.

Он выпил снотворное и, отключив все телефоны, заснул...

 

Косырев подъехал к следственному изолятору Бутырка к двенадцати часам. Он прошел по залу, где находились много адвокатов и следователей, и пробился к небольшому окошку, за которым сидел сотрудник изолятора, ведущий учет посетителей. Просунув в окошко удостоверение, он спросил:

– Скажите, пожалуйста, следователь Николаев пришел?

Женщина быстро перебрала несколько листочков с записями и ответила:

– Да, пришел.

– Он меня вписал в требование. – Адвокат назвал свою фамилию.

– Да, проходите. Пропуск уже готов.

Миновав зал, Косырев поднялся по ступенькам и показал удостоверение на первом КПП, назвав фамилию следователя и свою, добавив, что пропуск заказан. Через несколько минут он получил два жетона – один на выход, другой – на предъявление требования. Взяв заранее выписанное требование, он поднялся еще на этаж выше. Пройдя по длинному коридору, он оказался в большом зале, посередине которого стоял стол, огороженный прозрачной ширмой. За столом сидела еще одна сотрудница изолятора. По стенам, справа и слева, располагались двери так называемых следственных кабинетов, где адвокаты и следователи встречались со своими подопечными.

Адвокат протянул сотруднице первый жетон и листок с фамилией своего клиента. Женщина молча стала записывать данные в большую амбарную книгу – фамилию заключенного, фамилии адвоката и следователя.

– Скажите, следователь Николаев не проходил? – снова спросил адвокат.

– Он в тридцать шестом кабинете.

Косырев оставил жетон и требование и направился к указанному кабинету. Приоткрыв дверь, он увидел, что следователь Николаев разговаривает с одним из арестованных. Адвокат понял, что эта беседа не по его делу, поздоровался и вопросительно посмотрел на Николаева.

– Вы можете минут десять подождать? – проговорил тот. – Я скоро закончу, и мы займемся вашим подопечным.

Адвокат кивнул и отправился на поиски свободного кабинета. Найдя место, он посмотрел на часы, засек время и задумался...

Прошло уже немало времени с тех пор, как он начал работать с Андреем Голиковым, точнее с его людьми. Работы было много. Хотя Андрей и говорил, что ребята из его родного города являлись сотрудниками частного охранного предприятия, задерживались они в основном за перевозку оружия. Вскоре адвокат стал получать информацию от оперативников, что это уральская группировка, смело действующая под «крышей» ореховской. За время работы с уральцами адвокат побывал практически во всех отделениях милиции города, был знаком со многими оперативниками и следователями. Как ни странно, ребят Голикова задерживали очень часто. Адвокат, мотаясь по Москве, оказывался в отделениях милиции разных районов, где занимался освобождением подчиненных Голикова. В большинстве случаев успех достигался довольно быстро. Адвокат умело пользовался несовершенством Уголовно-процессуального кодекса, а также лавировал между законом и оперативно-розыскной деятельностью, умело замечая ошибки и неточности, которые допускали оперативные работники. Почти всех он выпустил, разрушив многие уголовные дела и вызвав вполне естественную озлобленность и раздражение оперативников многих отделений милиции. Тогда адвокат не знал, что группировкой Голикова заинтересовался МУР и ее взяли в разработку. Адвокат же продолжал работать, не задумываясь ни о чем. В большинстве случаев ему просто везло.

И сейчас он прибыл в изолятор с радостной миссией – освобождать одного из ребят. Двое подопечных Голикова, Игорь и Виктор, ехали на машине, имея при себе два «ствола». Их остановила патрульная машина. Вскоре их доставили в одно из отделений милиции, спустя некоторое время они были арестованы за незаконное хранение оружия. А дальше началось самое интересное. Когда об этом узнал Голиков, он попросил адвоката срочно поехать в отделение милиции и постараться что-либо сделать. Но вскоре Косырев получил новую инструкцию. Игорь должен был все взять на себя. Его напарник, Виктор, должен был быть отпущен. Тогда адвокат еще не знал, что Игорь специально решил сесть года на два за перевозку оружия, чтобы уйти от другой статьи – обвинения в убийстве, которое вовсю раскручивалось МУРом. Игоря по приказу Андрея решили спрятать в следственном изоляторе, а потом – в колонии. Получив такое указание, адвокат должен был сегодня провести новый допрос, после которого рассчитывал на то, что Виктора отпустят, так как он формально никакого отношения к перевозке оружия не имел.

Адвокат снова взглянул на часы. Уже прошло пятнадцать минут. Пора было выходить. Он вышел из кабинета в коридор, в котором сидела дежурная по изолятору. Увидев за столом уже знакомую ему Нину Петровну, адвокат, улыбаясь, направился к ней. Он всегда старался поговорить с сотрудниками изолятора. От них многое зависело. Можно было быстро получить клиента, а можно было просидеть, ожидая его, часа три-четыре, так как твое требование могут положить в самый конец стопки. А поскольку у адвоката были хорошие отношения со многими сотрудниками следственного изолятора, для него всегда была «зеленая улица». И теперь, увидев Нину Петровну, он подошел к ней и поинтересовался ее здоровьем. Женщина приветливо улыбнулась и, выписав требование другому адвокату, посмотрела по сторонам, нет ли кого рядом. Но вокруг никого не было.

Женщина жестом показала адвокату, чтобы он наклонился к ней, и шепотом сказала:

– Я хочу вас предупредить. Вчера приходили оперативники из уголовного розыска, выписали всех ваших клиентов, которые сидят у нас. Будьте осторожны! – Она снова посмотрела по сторонам, определяя, не слышал ли кто ее, и опять начала перелистывать журнал.