RSS
 

НОВАЯ КНИГА

Валерий Карышев 

За что убивают женщины

Часть первая

Пролог

Большой черный «Мерседес С-500» на большой скорости мчался по Тверской улице. Миновав площадь Белорусского вокзала, машина стремительно выехала на Ленинградский проспект и, увеличив скорость, уверенно направилась в сторону области. Сотрудник ГАИ, одиноко дежуривший в начале проспекта, сразу выделил из потока машин черный «Мерседес», который явно шел с нарушением скорости. Направив свой радар на «Мерседес», гаишник зафиксировал скорость 120 км в час. Уверенно направившись в сторону приближающейся машины, чтобы ее остановить, гаишник неожиданно заметил знакомую серию номеров. Автомобили с такими номерами не подлежали остановке. Номера гаража Управления делами президента. Гаишник, с явной досадой повернувшись, направился на свое прежнее

место.

Тем временем машина на большой скорости пронеслась мимо.

Ты видел, как он рванулся, чтобы нас остановить? – обратился мужчина,

сидящий на переднем сиденье, к водителю.

Видел. Облом у него вышел. Номера наши вовремя заметил, – ответил

пассажиру водитель. Машина стремительно вынырнула из туннеля и быстро

полетела по Ленинградскому проспекту.

Мужчина, сидевший на переднем сиденье, посмотрел направо, в сторону

тротуара. Большое количество молодых людей, толпившихся у входа в большое

серое здание, привлекло его внимание. Бросив свой взгляд на широкий и яркий

подъезд серого здания, мужчина тихо прочел про себя его название «Ночной клуб

Фантази“». И тут же, словно о чем-то вспомнив, резко повернулся на заднее

сиденье.

На заднем сиденье машины вальяжно расположился третий пассажир. Он с

полным равнодушием смотрел на небольшой экран телевизора, вмонтированный в

подголовник переднего сиденья. Но неожиданно оторвавшись от телеэкрана,

мужчина также с любопытством посмотрел в сторону подъезда ночного клуба.

Владимир Иванович! Прикажете притормозить? – обратился к нему пассажир,

сидящий на переднем сиденье.

Нет, едем домой, – ответил он. И тут же протянул свою руку, чтобы взять с

подлокотника трубку штатного телефона. Но неожиданно поменял свое решение.

Отыскав рукой небольшую кнопку, вмонтированную в переднее сиденье, нажал ее.

Большое, слегка тонированное стекло стало медленно подниматься, чтобы

отделить передний салон от задних сидений.

Мужчина, сидящий на заднем сиденье, тем временем достал из бокового

кармана небольшой изящный мобильный телефон и набрал номер.

Шеф не в настроении, – нарушил первым тишину пассажир переднего сиденья,

обратившись к водителю.

Витек, ты слегка перепутал свою профессию. Ты же не сутенер, а охранник.

Да я как лучше хотел. Ты видел, он сам первый взгляд бросил в сторону этих

петушков.

Ты, Витеха, за него не волнуйся. Шеф своего не упустит. Ты видел он

мобильник достал из пиджака. Сейчас кому-нибудь вызвонит.

Думаешь, наш рабочий день еще не скоро кончится? – спросил водителя

охранник.

Я думаю, скоро кончится. Сейчас заберем из коттеджа повара и официантку,

довезем до метро их, и все.

Откуда знаешь?

Я, Витек, по его приказу звонил нашим женщинам и дал им указания собираться домой, – ответил водитель.

Да, время уже к двенадцати приближается.

Витек! Посмотри в зеркало, за нами тонированная «БМВ» висит уже минут пятнадцать.

Охранник внимательно всмотрелся в зеркало и, тут же достав из бокового кармана мобильный телефон, набрал номер.

Дежурный, это третий, пробей номерок «бэхи», она за нами уже пятнадцать минут едет. Записывай В 723 УС. Жду.

Через пару минут дежурный охранной фирмы доложил охраннику, что данная машина в базе данных ДПС не значится.

Охранник повернулся назад и слегка постучал в стекло, отделяющее переднее и заднее сиденья.

Как только стекло слегка опустилось, охранник обратился к шефу:

Владимир Иванович! За нами «БМВ» с не зарегистрированными номерами едет уже полчаса. Что делать?

Ты меня спрашиваешь, что делать? Это твой вопрос. Сам решай, я тебе за это бабки плачу. Впрочем, мы почти приехали. Я сейчас домой. А ты хочешь своих вызывай, хочешь на старую службу, на Петровку, звони корешкам.

Охранник посмотрел снова в зеркало, но машины «БВМ» уже не было. Странно, подумал охранник.

Тем временем черный «Мерседес» уже притормаживал около закрытого и охраняемого поселка.

Проехав поднятый шлагбаум и КПП, «Мерседес» прошел немного по узкой улице мимо высоких и массивных заборов, остановился у железных ворот, с двух сторон которых виднелись две видеокамеры с небольшими, но мощными прожекторами.

Мы приехали. Открывайте, – сказал водитель в небольшую рацию, которую он взял в руки. Ворота тотчас медленно стали открываться. Из двухэтажного КПП вышел мужчина в пятнистой камуфляжной форме. Приветливо поздоровавшись с пассажирами «Мерседеса», он стал смотреть, как машина медленно подъезжала к большому и хорошо освещенному подъезду коттеджа.

На больших массивных мраморных ступенях стояли уже две женщины из обслуживающего персонала, одна, что чуть постарше, была поваром. Другая, помоложе, возрастом около тридцати лет, была официанткой. Женщины были уже одеты в верхнюю одежду и держали небольшие сумки.

Добрый вечер! Владимир Иванович! Вы точно не будете ужинать? – спросила хозяина женщина-повар.

Не буду. Вы все свободны. Ребята вас подбросят, – ответил Владимир Иванович, вылезая из машины и проходя в дом.

Что, Владимир Иванович не в настроении? – спросила официантка водителя, когда хозяин скрылся за дверями.

У него целый день плохое настроение, особенно когда на допрос в Генеральную прокуратуру съездил.

Зачем он туда ездит, все равно ему ничего не будет у него депутатская неприкосновенность, – сказала повариха, садясь в машину.

Ну что, девчонки, поехали! – сказал водитель, и машина тотчас тронулась с места.

Выехав за территорию поселка, машина, быстро набрав скорость, полетела в сторону Москвы, но неожиданно чуть не столкнулась с тонированной «БМВ».

Смотри, «бэха», которая нас вела! Остановить? – обратился водитель к охраннику.

А что я им могу сделать? Они ведь ничего не нарушают. А ехать им за нами никто не запрещает, – ответил охранник.

Может, это органы? – снова спросил охранника водитель.

На наружку не похоже. Слишком машина броская. Скорее всего просто кто-то шефа пробивает или давит психологически. Да ладно, шеф дома, там его другие люди охраняют. Поехали.

Через несколько минут машина остановилась у метро, чтобы высадить женщин.

Свет, может, я к тебе заеду? – обратился охранник к девушке, которая была официанткой.

А что своей жене скажешь? – с улыбкой ответила официантка.

Это не проблема. Скажу, шеф срочно вызвал, – так же с улыбкой ответил охранник и тотчас полез в карман за мобильником. – Похоже, я сам себя сглазил, действительно шеф звонит, – уже сам себе сказал охранник, глядя на монитор мобильника. – Слушаю вас, Владимир Иванович. Сейчас посмотрю. Да, действительно, вы портфель в машине забыли. Слушаюсь, сейчас привезем, – ответил охранник. – Все, рандеву отменяется, поехали обратно, шеф портфель забыл. Хорошо, далеко не уехали. Видишь, точно сам себя сглазил, – начал оправдываться охранник.

Минут через тридцать машина снова беспрепятственно въехала на территорию коттеджа.

Что вернулись? – поинтересовался сторож, выйдя из КПП.
Шеф вызвал. Портфель забыл.
Ты что несешь Владимир Иванович давно спит. Он свет везде погасил через

пять минут, как вы приехали, – уточнил сторож.
Как спит? Он мне минут двадцать назад звонил, – ответил охранник. –

Впрочем, пошли, мужики, вместе посмотрим.
Осторожно войдя в стеклянный холл, мужчины зажгли свет.
Владимир Иванович! Вы где? Мы вам портфель привезли! – громко сказал

охранник.
Но никто не отвечал. Теперь инициативу поиска взял в свои руки неожиданно

водитель.
Мужики, что-то мне неспокойно. Витек, ты давай на второй этаж, я посмотрю

на первый, а ты, – обратившись к сторожу, – оставайся в дверях.
Охранник стал медленно, словно прислушиваясь к любому шороху, подниматься

на второй этаж. Но ни в кабинете, ни в спальне шефа не было.
У меня чисто. Его нигде нет, – прокричал охранник вниз.
Здесь его тоже нет. Мы проверили каминный зал, столовую, кухню, кинозал и

даже кладовки, – ответил водитель.
Вы посмотрите в подвале может, он в сауне или в бассейне, – прокричал

сторож, стоящий у входа.
Вместе пойдем! Подожди меня, – сказал охранник.
Через несколько минут они вместе спускались в подвальное помещение.

Включив свет, они сразу заметили, что в сауне кто-то есть. Торопливо поспешили к направлению сауны. Через несколько минут остановились у входа в баню в шоковом состоянии.

На лавочке в одежде неподвижно сидел Владимир Иванович, опустив голову. Руки его были связаны сзади скотчем, а на его голову был надет полиэтиленовый пакет.

Может, жив? – спросил охранник.
Это убийство! – сказал водитель.
Пульса нет. Мертв шеф. Звони в ментовку, – скомандовал охранник водителю.

А сам куда звонишь? – поинтересовался водитель, видя, как охранник

набирает номер на своем мобильнике.

А я ведь по инструкции должен позвонить в пару мест, – ответил он.

Адвокат

Я люблю вставать рано. В утренних часах есть что-то свежее и еще не тронутое дневной потной городской суетой. В последнее время я переехал на постоянное

местожительство за город.

Прожив большую часть своей жизни в огромном городе, я однажды поймал себя

на мысли, что меня после сорока лет прожитой жизни стало постоянно тянуть на

природу. Первое время я сам объяснял себе, что моему организму нужно просто

продышаться свежим воздухом, и сначала я просто в конце дня выезжал в лес на

тридцать-сорок минут погулять и отдохнуть от шума мегаполиса, затем я стал

постоянно выезжать за город по выходным, покупая путевки в пансионаты или

дома отдыха. А чуть позже, когда я, благодаря своей профессии, сумел заработать

неплохие деньги на нескольких удачно проведенных уголовных делах, то решил

построить себе загородный коттедж и перебраться туда из своей московской

квартиры.

Позже я отказался от затеи строительства собственными силами загородного

дома, поняв, что далеко не специалист в строительстве, а главное, совершенно не

было свободного времени контролировать строительство. Поэтому я избрал другой

путь поиск уже готового дома с последующей небольшой переделкой его под

свои нужды и запросы. Такой вариант показался удачным и выгодным для меня.

Однако и в этом варианте были свои трудности и проблемы. Несмотря на

относительно большое предложение на рынке загородной недвижимости,

большинство предлагаемых домов мне просто не подходило по разным причинам.

Потратив большое количество своего свободного времени, я отказался от

дальнейшего поиска готового дома. Но позже, как это всегда бывает, мне повезло.

От знакомых я совершенно случайно узнал о продаваемом в генеральском

стародачном поселке доме. Меня сразу привлекло, что этот поселок находился в

тридцати минутах езды на машине от столицы и сам дом был в лесопарковой зоне.

Когда я приехал его смотреть, то мне сразу все там понравилось, в первую

очередь участок, на котором росли сосны, сам дом двухэтажный деревянный, с

большой стеклянной террасой, а главное за счет большого размера участка и

деревьев соседей не было видно. Кроме того, в этом доме были все городские

удобства, включая даже московский телефон. Отдав хозяевам задаток, я начал

заниматься его покупкой, а позже переоборудованием своего нового жилья.

Примерно через полгода я переехал на новое местожительство.

Свою же просторную и большую квартиру я решил поменять на площадь

меньшего размера, но обязательно в центре и в доме на первом этаже. Риэлторы,

которые помогали мне провести этот обмен, были слегка шокированы тем, что я

решил поменять большую квартиру на престижном шестом этаже девятиэтажного

сталинского дома на меньшую, да еще на первом этаже. Но вскоре сумели

подобрать мне квартиру на первом этаже дома еще дореволюционной постройки.

Ремонт и переоборудование этой коммунальной квартиры заняли ровно полгода.

И из небольшой трехкомнатной квартирки получился весьма уютный адвокатский

офис, который, в свою очередь, состоял из приемной, личного кабинета адвоката,

кабинета помощников и небольшой кухоньки и ванной. Набрав небольшой штат, я

открыл свою частную адвокатскую практику.

Из своего коттеджа я выехал около 12 часов дня, в это время на трассе Рублево-

Успенского шоссе становится относительно мало машин. Основная и большая

часть машин обитателей Рублевки уже проехала, отстояв в больших пробках,

добралась до Москвы. Значит, менеджеры среднего и части высшего уровня вместе с чиновниками государственных учреждений добрались до своих рабочих мест.

После полудня из своих особняков нехотя начинает выезжать другая категория жителей Рублевки сами владельцы бизнеса и жены бизнесменов и чиновников.

Если первая категория едет на работу, то вторая категория торопится тоже на свои привычные места в фитнес-клубы, косметические салоны, бутики и модные кафешки.

В тот день я тоже собирался посетить фитнес-клуб, я почти доехал до Ильинского шоссе и хотел повернуть налево, чтобы вскоре припарковать свой джип у спортивного клуба, находящегося там.
Ирина

– ...Знаешь, я решила уйти от Максима, – как бы между прочим сказала я и посмотрела на Машу.

Она чуть не выронила чашечку с кофе, но тотчас пришла в себя, спокойно допила и аккуратно поставила чашку на столик. Взяв лежащую на кухонном столе пачку «More», извлекла сигарету и поднесла ее ко рту.

Ты не видела, куда я дела зажигалку? – спросила Маша.
Она у тебя под рукой, – улыбнулась я.
Она тоже натянуто улыбнулась и щелкнула зажигалкой. Пауза длилась не более

тридцати секунд. Маша осторожно спросила:
Ты решила уйти к Косте?..
Теперь уже Маша вглядывалась в мое лицо, стараясь предугадать возможный

ответ.
При чем тут Костя? – сказала я. – На днях я случайно нашла в бумагах мужа

записку. Из нее поняла: он изменял мне со своей секретаршей. Да еще в стенах своего банка. Так что я решила пожить одна. В конце концов, я самостоятельная женщина...

Маша продолжала пытливо смотреть на меня, стараясь понять, что за игру я затеяла.

Из передней донесся звонок.
Кажется, твой мобильный звонит, – сказала Маша.
Я вышла в коридор и достала из сумочки телефон. Зная, что мобильный

ненадежно работает в блочных домах, я сразу подошла к окну и нажала кнопку разговора.

Алло!
Привет, дорогая, – раздался голос мужа. – Как твои дела?
Ничего.
Ты где сейчас находишься?
У подруги.
У какой?
У Маши.
Хорошо, – сказал муж и сделал паузу. – Тут небольшая проблема возникла...
А что случилось?
Нужно срочно встретиться. Спроси у Маши, есть ли у нее парик и темные очки. – Так что же все-таки случилось?
Да случилось... – нехотя ответил муж. – Проблемы возникли...
С кем?
Не по телефону. Но ты не волнуйся, мы все успеем сделать. Ты знаешь, –

добавил он, – я в последнее время понял, как ты мне нужна. – Вдруг его голос умолк. Я поняла, что он прикрыл рукой трубку и с кем-то разговаривает. Примерно через двадцать секунд он продолжил: – Ты меня слышишь?

Да, слышу!

Сейчас за тобой приедет парень, его зовут Володя. Он будет одет в черные брюки, черную куртку и черную рубашку, с короткой стрижкой. Короче, сама понимаешь, типичный такой... Он будет минут через сорок. Ты сядешь с ним в его машину, а свою оставишь у подруги, потом заберем ее. Он отвезет тебя в надежное место. Потом и я подъеду. Ты не волнуйся, все будет нормально. Целую тебя. – И он положил трубку.

Машинально я взглянула на часы. В моем распоряжении было, как сказал муж, около сорока минут. Значит, этот таинственный Володя едет издалека. «Но какое имеет значение, откуда он приедет?» – подумала я.

Что случилось? – спросила подошедшая Маша.
Очередные проблемы. Как всегда...
Машка достала из пачки очередную сигарету.
Слушай, – спросила я, – у тебя найдутся темные очки и парик? – Парик и очки? – переспросила Маша. – Зачем тебе?

Да опять мы в шпионов играем... Надо спрятаться, изменить внешность...

Ясно. Сейчас все найду. – Маша вышла в коридор к встроенному шкафу, затем протянула мне парик и темные очки. Подойдя к зеркалу, я полюбовалась своим преображением.

Ну, как я тебе?
Маша одобрительно подняла вверх большой палец.
Вот такая у меня жизнь последнее время. Прячемся, бегаем от кого-то... Да...

вот еще что хочу у тебя спросить...
Маша насторожилась.
Пару дней назад он поздно пришел...
Кто он?
Конечно, мой супруг, кто же еще!
Маша кивнула и выжидающе воззрилась на меня.
Прости, подруга, но он случайно не у тебя был в тот день вечером?
С чего ты так решила? – Она отрицательно помотала головой.
Да так, пошутила, – улыбнулась я. – Кстати, я хочу немного освежить свое

лицо...
Я подошла к ее туалетному столику.
Конечно, бери там что хочешь, – предложила Маша.
Я стала быстро перебирать флаконы, отыскивая среди них тот злополучный

«Хуго Уэмэн», которым в тот поздний вечер веяло от моего мужа. Но в огромной коллекции дорогого парфюма, к большому моему удивлению, этих духов я не нашла.

Немного успокоившись, я подошла к кухонному столу и взяла сигарету. – Ты же не куришь! – удивилась Маша.
Что-то разволновалась я...
Ничего, успокойся. Хочешь, я поеду с тобой?

Такой команды не было... А впрочем, я сейчас...

Я позвонила мужу на мобильник. Как ни странно, послышался стандартный ответ оператора: абонент находится вне зоны обслуживания, попробуйте позвонить позже. Я тут же набрала телефон офиса. Но и там никто не отвечал. Может быть, он успел куда-то уехать? Но обычно он не отключает мобильный телефон.

Через несколько минут в дверь позвонили. Маша пошла открывать.
Здравствуйте, – послышался солидный бас. – Мне...
Вероятно, вам нужна я? – спросила я, выходя в коридор.
У входной двери стоял здоровенный детина в черной куртке, коротко

стриженный, в темной рубашке и темных брюках.

Добрый день... – Он с улыбкой обратился ко мне по имени-отчеству. – Я от

вашего супруга.

Я уже догадалась.

Машина ждет. Вы готовы?

Да, готова. – На прощанье я поцеловала Машу в щечку.

Позвонишь мне? – спросила Маша.

Постараюсь, если будет возможность.

Мы спустились вниз и вышли из подъезда. Там стоял «шестисотый» черный

«Мерседес» с тонированными стеклами.

Пожалуйста, садитесь на заднее сиденье, – услужливо открыв дверцу,

предложил Володя.

Я повиновалась. За рулем сидел незнакомый парень. Муж меня не предупредил,

что ребят будет двое.

Володя, куда мы едем?

В одно надежное место, – ответил тот.

Я поняла: дальше спрашивать что-либо не имеет смысла. Если дана команда

отвезти меня в какое-то надежное место они сделают это. А разговоры при этом

ни к чему.

Чтобы исключить любые расспросы, Володя включил автомагнитолу. Зазвучала

приятная музыка.

Вскоре мы выехали на МКАД, оказались на Волоколамском шоссе, но тут же

свернули в сторону Митина. Проехали все жилые кварталы и помчались по лесной

дороге.

Неожиданно Володя велел водителю остановиться.

Извините. Подождите секунду. – Володя вышел из машины и быстро пустился в

сторону леса. Что ему там нужно? Уж не в туалет ли приспичило? А вдруг тут

какая-то подстава, провокация? Может, хотят использовать меня как заложницу, а муж как банкир должен совершить какие-то преступные действия? Или меня хотят

убить? Почему в машине оказался второй парень? Он пока что не произнес ни

единого слова. Я лихорадочно соображала, как быть дальше. И ничего не могла

придумать.

Я увидела, что Володя, подойдя к опушке, звонит кому-то по мобильному. Почему

он не стал звонить из машины? Почему отошел так далеко? Значит, я ни в коем

случае не должна слышать его разговор? Надо что-то делать...

Я открыла сумочку. Сейчас позвоню Машке, хоть скажу, где я нахожусь...

Господи, газовый баллончик... Смешно с баллончиком на этих бандитов... Но

вдруг да повезет!

Осторожно переложив баллончик в карман куртки, я стала набирать один за

другим все телефоны мужа. Ни один из них не отвечал.

Адвокат

Свою черную «БМВ», именуемую в народе «черный бумер», я припарковал у офиса ровно в десять часов утра. Выйдя из своей машины, я не спеша пошел к

себе в офис.

За стойкой, напоминающей стойку ресепшен гостиницы, сидела моя секретарша

Катя, молодая девушка, выпускница одного из юридических вузов.

Привет, Катюша! Как дела? Как настроение? – вежливо поинтересовался я у

своей секретарши.

Здравствуйте, Виктор Михайлович! Все хорошо. Вам сегодня снова звонил из

Генеральной прокуратуры Баширов. Он просил передать, что ждет от вас звонка.

Спасибо, Катя, я обязательно ему перезвоню.

Секретарше Кате двадцать два года. Худенькая, небольшого роста, с узкими

плечами и фигуркой подростка, она выглядела еще моложе. Пришла она ко мне

работать примерно год назад. Тогда один из моих знакомых попросил взять ее,

выпускницу юридического вуза, на работу, чтобы набралась немного опыта, а года

через три могла поступить в адвокатуру. После собеседования я решил, что лучше

ей пока работать в должности секретаря, а затем, при условии ее прилежания,

зачислить помощником адвоката.

Я взял телефонную трубку, чтобы набрать номер, но секретарша меня

остановила:

Если вы звоните Баширову, то он сейчас на совещании, он предупредил, что до

двенадцати будет занят.

Хорошо! Катя, а где мои помощники? – поинтересовался я, приоткрывая дверь

соседнего кабинета.

Лена звонила. Она опаздывает. Скоро будет. А Саша, насколько мне известно,

выполняет ваше задание.

Конечно, я вспомнил. Как только приедет, пусть сразу ко мне зайдет или

позвонит на мобильный, если я сам отъеду.

Хорошо. Передам. Кстати, вы не забыли, у вас сегодня через тридцать минут

назначено интервью. Журналистка уже звонила и интересовалась, как нас найти.

Хорошо, – сказал я и прошел к себе в кабинет. Сняв пиджак и присев в кресло,

я пододвинул к себе ноутбук, включил его и стал просматривать планы на

сегодняшний день. Среди намеченных дел значилось интервью, звонок или визит в

Генеральную прокуратуру и встреча с клиентом. Кроме того, в резерве стояли еще

две условные встречи, которые могут состояться при наличии свободного времени.

Я пододвинул к себе стопку свежих газет и начал с большим вниманием их

читать. Читать почти все газеты я любил с юридических разделов или

криминальной хроники, такая привычка у меня выработалась годами.

Минут через двадцать в офис позвонили. Я посмотрел на экран видеодомофона.

У дверей моего офиса стояла девушка.

У меня встреча и интервью с адвокатом Козыревым, я вам звонила, –

представилась гостья.

А еще через некоторое время ко мне в кабинет вошла темноволосая, небольшого

роста девушка лет двадцати двух двадцати четырех, худенькая, с черными

волосами и темными глазами, одетая во все черное. В руках девушка держала

черную сумочку.

Здравствуйте! Меня зовут Аня. Я из газеты «Секретная служба». С вами наш

зам главного редактора договаривался о встрече, – уточнила журналистка.

Да, все верно. Проходите. Располагайтесь. Хотите выпить кофе или чаю? –

услужливо предложил я.

Спасибо. Я выпила бы кофе, – улыбаясь, ответила журналистка.

Через несколько минут, взяв и отпив кофе, журналистка снова обратилась ко

мне:

Ну что, давайте начинать. Вы не против, если нашу беседу я буду записывать

на диктофон? – сказала журналистка и, достав из сумочки диктофон, включила

его и положила на стол. Затем, достав небольшой блокнот, прочла заранее

подготовленные вопросы:

Итак, мой первый вопрос! Как вы стали известным адвокатом? И где вы берете

знаменитых клиентов? – начала журналистка.

Путь самый обычный. Получил юридическое образование. Окончил МГУ. Затем

работал в спецслужбах.

Были следователем?

Нет, работал на оперативной работе.

Почему ушли?

Так получилось. В 1991 году после известных событий в какой-то мере разочаровался. Затем был выбор: пойти юристом в крупную фирму или стать адвокатом. Выбрал адвокатуру. Сдал экзамены, и меня зачислили адвокатом в юридическую консультацию. Там проработал около пяти лет.

Почему вы ушли из юридической консультации?

Видите ли, адвокат всегда одиночка. Он работает, как правило, индивидуально, хотя у моих коллег иногда получается работать в бригаде или с партнерами.

Насколько мне известно, у вас тоже есть свой аппарат. Кто они и чем занимаются?

Действительно, у меня небольшой коллектив. Вы уже видели мою секретаршу. Она мой диспетчер и мой первый связной. Например, если я в суде или в тюрьме у клиента. Там телефонами пользоваться запрещено, а меня начинают искать важные клиенты. Вот она меня прикрывает, а иногда, если что-то срочное, дает сама советы, предварительно согласовав с моими друзьями-коллегами.

Второй мой помощник это Лена, она занимается кодификацией, то есть отвечает за законодательную базу, помогает писать жалобы и разные ходатайства.

Третий помощник это Саша. Он мой детектив. Саша в прошлом хороший опер, работал в уголовном розыске. Сейчас у меня. Помогает собирать или проверять доказательства защиты.

Мне в редакции сказали, что когда-то ваш Саша был вашим оппонентом и напрягал вас по линии своего бывшего ведомства. Это правда? – спросила журналистка.

Правда. Несколько лет назад, когда моими клиентами были в основном бандиты, Саша работал на Петровке и ловил их. И у нас были крупные проблемы тогда с уголовным розыском.

Говорят, ваш Саша даже хотел вас посадить?
За что? – с удивлением спросил я.
Мне объяснили так, что они ловили бандитов, тратили свое время и рисковали

жизнью, а вы потом приходили и их освобождали. Поэтому они стали искать на вас компромат или хотели вас спровоцировать.

Не совсем так. Хотя на мое преследование у них были свои причины. Но вы знаете, на самом деле сам Саша оказался под следствием.

За что? Он сидел в СИЗО? – спросила журналистка.

За превышение своих полномочий против него возбудили уголовное дело. Он сидел в Лефортове несколько месяцев. Потом дело против него прекратили. И он вышел на свободу.

А кто был его адвокатом? – спросила журналистка.

Я его стал защищать, как только узнал, что его арестовали. Причем я сам предложил свои услуги. А после своего освобождения из тюрьмы он решил уволиться из органов, тогда я предложил ему работу в качестве детектива в своем адвокатском бюро.

Следует из этого, что теперь Саша мстит своим бывшим коллегам и работает против них? – спросила журналистка.

Но ответить на этот вопрос я не успел, в кабинет неожиданно заглянула секретарша.

Простите, по телевидению передают сенсационное сообщение, – сказала секретарша.

Я взял пульт и включил телевизор. На экране небольшого телевизора на стене кабинета зазвучал голос диктора.

Как нам стало известно, сегодня ночью в своем загородном доме был убит

скандально известный депутат Госдумы Владимир Золовлев. Возбуждено

уголовное дело по факту этого заказного убийства. Учитывая, что погибший

занимался политической деятельностью, следствие осуществляет

непосредственно Генеральная прокуратура. Что интересно, погибший сам ходил в

это ведомство на допросы, проходил по ряду уголовных дел в качестве свидетеля

и обвиняемого, – закончила свое сообщение диктор.

Боюсь, нам интервью придется прекратить, как видите, – сказал я.

Вы знали Золовлева? – пыталась как-то продолжить разговор журналистка.

Не сегодня. Созвонитесь с моей секретаршей, она подберет для вас

ближайшее мое свободное время.

Но я не спросила про ваших мафиозных клиентов, про дело Артема Кобаева

и...

Простите, мне нужно срочно звонить, встретимся в другой раз, – ответил я.

Ирина

Вернулся Володя быстро, вопросительно посмотрел на меня, заметив, как я

прячу свой телефон.

Вы не знаете, почему все телефоны моего мужа молчат? – спросила я.

Так он же скоро приедет, да, еще... мне, право, неудобно, но я должен у вас на

время забрать ваш мобильник, – улыбнулся Володя и протянул за ним руку. Поняв,

что теперь я полностью беззащитна, я протянула ему свой мобильник.

А куда все-таки мы едем?

Тут, в одно место, недалеко. Для вас уже все приготовлено. Нужно некоторое

время пожить там, а потом, вероятно, вас вывезут за границу.

Куда, зачем?

Володя покачал головой:

Извините... Приедет ваш супруг, он вам все и расскажет.

У меня немного отлегло от сердца значит, сейчас меня убивать не

собираются...

Да, хорошенькие мысли полезли мне в голову!

Машина рванулась с места. Вскоре мы подъехали к массивным воротам какого-то

поселка.

Я обратила внимание: из сторожевой будки вышли два амбала в камуфляже.

«Как изменились времена! – подумала я. – Раньше дачные кооперативы и садовые

товарищества в лучшем случае охраняли бабульки или дедульки, а сейчас...»

Охранники подошли к машине со стороны водителя и заулыбались. Потом они

зашли с другой стороны к переднему пассажирскому сиденью, где сидел

Володя, – о чем-то оживленно, но негромко заговорили с ним. Было ясно, что они

хорошо знают друг друга.

Мы въехали на территорию поселка, по живописной асфальтированной аллее

проследовали прямо. С двух сторон виднелись рядом стоящие дома одинакового

белого цвета и одинакового размера и вида. К каждому домику примыкала

небольшая территория с ухоженным зеленым газоном и двориком, огороженным

невысоким, не более полуметра в высоту, забором.

Проехав вперед до конца, мы свернули и оказались у высокого сплошного

забора, за которым виднелся большой трехэтажной дом.

Перед такими же массивными воротами стояла будка. Стекла будки были

полностью затонированы со всех сторон темным стеклом. Из этой будки тотчас же

вышел милиционер и внимательно посмотрел на нашу машину.

Мы от Сергея Петровича, – словно пароль, сказал Володя. Милиционер только

кивнул головой и, взяв небольшую рацию, что-то стал наговаривать, отойдя в

сторону.

Через мгновения ворота стали бесшумно медленно открываться, и мы так же медленно въехали на территорию, размер которой раз в десять превышал размеры стоящих рядом домов в этом поселке.

Мы остановились почти сразу. К нам тотчас с двух сторон направились двое охранников, одетых в черную форму с какими-то нашивками на плечах. Что меня сразу насторожило в них за спиной у каждого свисало ружье.

Володя обернулся ко мне и с улыбкой сказал:

Подождите немного в машине. Или погуляйте, если хотите. А я пойду обо всем договорюсь.

Он деловито направился к большому дому, напоминавшему скорее какой-нибудь дом культуры или небольшой театр, нежели жилой дом.

Один из охранников пошел за ним, другой остался стоять у нашей машины.

«Странно, – подумала я, – почему Володя стал моим провожатым? Какие дела у него с моим мужем? И кто такой Сергей Петрович? Но почему мне пришлось в пожарном порядке выехать из Москвы? Что случилось

Раздались шаги. По ступенькам дома быстро спускался улыбающийся Володя, за ним шла женщина, одетая в униформу прислуги и светлый фартук. Он подошел и протянул мне ключи.

Я выбрал самые лучшие апартаменты.
Я благодарно кивнула ему.
Мы вас проводим, – сказал Володя.
Мои апартаменты, расположенные на втором этаже, действительно оказались

двухкомнатным люксом: с уютной спальней и просторной гостиной и большой ванной комнатой, в которой стояло огромное джакузи.

Идемте, я познакомлю вас кое с кем, – предложил Володя тоном, не допускающим возражений.

Я пожала плечами.

Мы спустились на первый этаж в большую просторную гостиную, очень напоминающую стойку ресепшен в гостинице, только вместо стойки стоял столик из темного, вероятно, дорогого красного дерева в стиле Людовика VIII, на котором находился компьютер. Кроме этого столика, в гостиной стояло несколько кожаных диванов и кресел с журнальными столиками.

Давайте пройдем в бар, – сказал Володя.

Мы спустились на нижний этаж. Здесь находились кинозал, спортзал и небольшой бассейн. Перед входом стояла стойка с баром.

Вот тут, – сказал тихо Володя, – работает наш человек, Рита, – и он кивнул в сторону сопровождающей нас девушки. – Если что нужно, можно к ней обращаться напрямую.

Девушка приветливо улыбнулась мне. Теперь мне стало окончательно ясно: Володя тут частый гость, и, по всей видимости, здесь считаются с ним. Ну, да бог с ним... мне сейчас это все равно.

Володя взглянул на часы.
Через два часа обед. Столовая на первом этаже. Идемте, я вам покажу. Особенность этого здания заключалась, как я поняла, в том, что оно стояло на

склоне холма над рекой. Если смотреть со стороны подъезда перед тобой трехэтажное строение; а со стороны реки пять этажей. И что самое интересное: это не просто дом по воле фантазии архитектора он со стороны напоминает небольшой корабль!

Что касается внутренней отделки, то она тоже оказалась очень интересной и впечатляющей.

Раньше тут был то ли партийный, то ли совминовский гостевой дом отдыха, – объяснил Володя. – Сейчас пришли другие хозяева...

Мне почудилось, что он имеет в виду партнеров моего мужа.

Столовая представляла собой большое остекленное помещение мест на

тридцать. Володя познакомил меня с официанткой и дал ей строгие инструкции

оказывать мне всяческое содействие.

Так, – Володя снова взглянул на часы, – мне пора ехать.

Я облегченно вздохнула.

Конечно, – добавил он, – если я вам больше не нужен...

Нет, вы мне не нужны, – улыбнулась я. – А что с моим супругом? И моим

мобильником?

Он скоро подъедет, не волнуйтесь. Он нам уже звонил, – Володя похлопал

ладонью по карману, откуда торчал мобильный телефон. – А ваш мобильник вам

вернут позже, просто вам не рекомендовано звонить кому-либо отсюда.

«Когда он ему звонил? – подумала я. – Володя все время был у меня на виду».

В самом деле это так, – заметив мое сомнение, твердо сказал Володя. –

Конкретно вам говорю он скоро приедет. Просто ему нужно исполнить кое-какие

формальности...

«Ладно, – подумала я, – скоро муж приедет, надеюсь на это, и я у него все

узнаю».

Володя откланялся. Я решила подняться в номер, но передумала. Спущусь лучше

в бар, посижу там, выпью что-нибудь для успокоения...

Спускаясь вниз по лестнице и подходя к бару, я вдруг услышала знакомый голос.

Осторожно заглянула: над стойкой наклонился Володя, о чем-то говорит с Ритой.

Она кивнула и скрылась в подсобке.

Я увидела, как Рита вынесла какую-то белую коробку, положила ее в пакет и,

достав из кармана ключ, протянула его вместе с пакетом Володе. Тот улыбнулся.

Они вдвоем удалились в подсобку...

Идея посидеть в баре провалилась. Я медленно стала подниматься к себе на

второй этаж. Войдя в номер, еще раз осмотрелась и села на кожаный диван. Не

знаю, как это произошло, но очень скоро я «отключилась» и проспала какое-то

время, что называется, без задних ног.

Разбудили меня голоса в коридоре. Я открыла глаза, не понимая спросонья, где

нахожусь. Потом подошла к двери, приложила ухо. И узнала голос мужа.

Муж произнес что-то не очень внятно. Я решительно повернула ключ и

распахнула дверь. Увидев меня, муж вздрогнул и широко улыбнулся.

Вот и нашлась! – воскликнул он и шагнул ко мне.

Войдя в комнату, он обнял и поцеловал меня.

Ну, как ты? У тебя все нормально? – спросил он.

Что случилось?! – взволнованно спросила я. – Почему мы здесь?

Погоди, – остановил меня Максим, – не все сразу! Дай мне немного в себя

прийти.

Я села на диван.

Максим снял пиджак, вынул из кармана бумажник и мобильный телефон,

положил все это на журнальный столик и направился в ванную. Пока он мылся, я

только и думала о том, что же все-таки произошло. Уже хорошо то, что он жив и

здоров, приехал... Просто неприятности на работе?

Послушай, – сказал он, спешно входя в комнату, – я очень голоден. Как ты

думаешь, мы успеем в столовую?

Вряд ли. – Я взглянула на часы. – Уже все закрыто.

Тогда, может, в бар, к Рите?

Странно, он и про Риту знает! Володя, видимо, все рассказал ему подробно.

Послушай, – остановила я его, – кто такой Володя? Он мафиози?

Володя? – переспросил муж. – Это друг одного из моих клиентов банка. Хороший парень. Он сам предложил услуги, когда обо всем узнал...

Так в чем, собственно, дело, почему я здесь? Почему у меня отобрали мобильный телефон? – спросила мужа.

Дело в том, что сейчас я провожу одну крупную сделку, в которой задействованы очень большие деньги. Скажу сразу, что этот контракт довольно рискованный. А ты знаешь, я не люблю рисковать своими деньгами, да и таких денег у меня нет. Вот по случаю я уговорил одних солидных бизнесменов, владельцев крупной нефтяной корпорации, участвовать в этом проекте. Мне пришлось их уговаривать почти две недели, я потерял много времени, усилий и нервов, но они все время требовали от меня твердых гарантий, что их не кинут. Я согласился и выполнил все их условия, но последним и решающим условием, которые они выдвинули, было то, что на время, пока их деньги не вернутся, ты должна пожить у них здесь.

Значит, это все принадлежит им, нефтяным магнатам? А кто же из них живет в этом громадном доме?

Здесь никто не живет. Нефтяники используют этот дом в качестве гостиницы для важных персон и для приемов и переговоров с иностранцами, – ответил муж.

Но я была просто в бешенстве от услышанного и продолжила:

Значит, с твоих слов получается, меня ты определил в качестве залога? А ты мое мнение и согласие спросил? Получается, меня просто выкрали из квартиры моей подруги!

Зачем ты так ставишь вопрос? Здесь тебя никто не обижает. И условия здесь отличные. Что касается телефона и связи, то это временные трудности. Через пару дней все должно благополучно кончиться, и мы сразу уедем отдыхать в теплые страны. Я тебе обещаю, – сказал обиженно муж.

Послушай, а ты сам не хочешь остаться в заложниках? Давай меняться: я поеду в Москву, а ты оставайся здесь, в этих прекрасных условиях.

Я не могу. Я просто исполняю эту сделку. По нашей разработанной схеме деньги должны прийти завтра, ну, в крайнем случае послезавтра. Ты, главное, не волнуйся, все будет отлично, – сказал муж и, неожиданно посмотрев на потолок, показал пальцем вверх. Я знала хорошо, что значил этот жест. Это означало, что это помещение прослушивается и записывается. После этого жеста продолжать с ним разговор не имело смысла, я предложила ему выйти погулять. Муж ответил согласием, но предложил это сделать утром после завтрака. Я пошла в спальню. Адвокат

После ухода журналистки я взял телефон и стал дозваниваться Баширову в Генеральную прокуратуру. Мне повезло, и следователь Баширов оказался на месте.

Вежливо поздоровавшись, я поинтересовался, чем могу быть ему полезен.

Да есть у нас с вами небольшая тема для разговора. Можете сейчас к нам приехать. Разговор много времени не займет. Я вам заказываю пропуск, – сказал Баширов.

Покинув свой офис, я сел в машину и направился в сторону Бауманской, там находилось следственное управление Генпрокуратуры. Но, отъехав несколько метров от офиса, ко мне на мобильный раздался звонок моего детектива Саши.

Привет, шеф! Тебя не застал в офисе, мы с тобой разъехались примерно на пять минут, – сказал Саша.

Привет, сыщик! Как твои дела? – ответил я ему.
Шеф, ты слышал про убийство депутата? – спросил он меня.
В новостях видел.
Шеф, включи телевизор твоего будущего клиента по этому делу задержали.

Оставив машину у бровки тротуара, я включил вмонтированный в панель машины телевизор.

В новостях дикторша заканчивала повторять ранее переданный сюжет об убийстве депутата Золовлева, но неожиданно она продолжила новым материалом.

Как нам стало известно, – сказала дикторша, и тут же пошли кадры телерепортажа из загородного дома депутата, – следственными органами задержан первый подозреваемый этого громкого убийства.

Далее пошли кадры оперативники вытаскивали из темного, видимо, подвального помещения задержанного на месте совершения убийства подозреваемого. С телеэкрана, щурясь от яркого света, испуганно смотрел молодой парень лет двадцати двух двадцати трех. Далее голос диктора пояснил, что подозреваемым в этом убийстве является бывший внештатный помощник депутата, имя которого в интересах следствия не разглашается.

Далее дикторша продолжила: «Мы будем следить за дальнейшим расследованием данного дела».

Выключив телевизор, я взял в руки трубку телефонного аппарата и набрал номер офиса.

Услышав голос Саши, я сказал:
Ну к чему ты его назвал моим будущим клиентом?
Шеф, приезжай срочно в офис, есть важный разговор, – ответил он.
Я в Генеральную еду на встречу.
Шеф, опоздаешь туда. Разговор действительно важный. Приезжай, мы все

собрались, – настаивал Саша.
Хорошо, вы меня заинтриговали. Буду скоро, – ответил я.
Действительно, благодаря тому, что я успел отъехать недалеко от офиса, я

решил вернуться туда и послушать своих помощников.
Когда я вошел в приемную офиса, наш коллектив был уже в полном составе.

Помимо Кати и Саши в приемной находилась моя вторая помощница Лена. Посмотрев на них, я понял, что все они находятся в возбужденном состоянии, вероятно, только что о чем-то спорили.

Шеф, ты должен обязательно взять защиту этого парня, – начал разговор Саша.

Почему? И зачем мне это дело? – поинтересовался я.

Во-первых, это явно громкое дело, и его будут постоянно освещать в прессе. Во-вторых, я чувствую, что этот бедолага не виновен. Нутром сыщика чувствую. В- третьих, ты будешь его защищать, и нам бесплатная реклама со стороны прессы обеспечена. И, наконец, главное ты с помощью моего собранного материала без труда докажешь, что он не виновен, – коротко доложил все плюсы предстоящего дела Саша.

Ну хорошо, допустим, все верно, но, может, у него уже есть адвокат это первое. Во-вторых, мне как-то неловко самому предлагать свои услуги, – продолжил я.

Но тут весь мой коллектив начал меня убеждать взять это дело. Особенно настаивали Саша и Лена.

Шеф, Саша прав. Это классное дело по определению. А что касается наличия у него адвоката, шеф, посмотрите на его одежду и на него, у него не может быть адвоката по материальным ресурсам, – аргументировала уже Лена.

Отлично. Из этого следует, что вы вместе предлагаете мне взять бесплатное дело! – парировал я.

Да мы сами готовы работать бесплатно, – почти в один голос сказали Саша и Лена.

Ирина

Раздевшись, я легла на кровать, муж остался смотреть телевизор в другой комнате. Спать не хотелось, я думала. Вспомнила нашу первую встречу.

С Максимом Долговым моим будущим мужем я познакомилась достаточно банальным способом.

Однажды после небольшой ссоры с тогдашним моим парнем я решила немного развеяться прокатиться по Ленинскому проспекту. Я решила порадовать себя, заглянуть в несколько бутиков и купить что-нибудь из одежды, так сказать, сгладить утренние неприятности. Подъехав к одному из бутиков, я увидела, что нормальным способом припарковать машину я не могу. Все подъезды были уставлены многочисленными машинами. Я остановила свою «девятку» и стала размышлять, куда мне припарковаться. Единственной возможностью пристроить машину было заехать на тротуар, преодолев небольшой бордюр. Недолго думая, я развернула машину поудобнее и осторожно въехала на тротуар, поставив машину так, что задние колеса находились на тротуаре, передние же на дороге.

Закрыв машину, я направилась в сторону бутика. Он меня не потряс. Все та же коллекция, без изменений. Побродив по магазину, осмотрев стеллажи, где висели кофточки, брюки и тому подобное, я ничего интересного не обнаружила. Более того, я обратила внимание, что так называемая элитная коллекция была представлена на одном из вещевых рынков на Ленинском, по цене намного ниже. Создавалось впечатление, что и те, и другие получали эти эксклюзивные модели из одного и того же места Стамбула, хотя на них были этикетки французских и итальянских модельеров.

Разочарованная, я вышла из магазина и подошла к «девятке». Открыв дверь, я села в машину и стала выезжать. Выруливая, я услышала скрежет и хлопок. Наверное, что-то задела, подумала я. Но никакого желания выходить из машины у меня не было. Я направилась в сторону Октябрьской площади, в одну из кафешек, чтобы выпить чашечку кофе с пирожным и немного отдохнуть. Но тут я заметила, что моя машина наклонилась. Что-то не то, поняла я. И скрежет усилился...

Остановив машину поближе к тротуару, я вышла и с ужасом увидела, что у меня спущено переднее правое колесо.

Еще этого не хватало! Конечно, я понимала, что колесо я менять не буду. Не принято в женском обществе менять запаску... Открыв багажник, я достала запасное колесо и стала рядом с машиной, будто размышляя. На самом же деле я ждала, что какой-нибудь джентльмен остановится и поможет мне заменить колесо. Конечно, многие женщины так делают. Хотя надо сказать, что колесо «девятки» – это не колесо у джипа, и с ним возни гораздо меньше.

Я обратила внимание, что многие машины, которые проезжали мимо, притормаживали, многие смотрели на меня. Но никто не останавливался. Некоторые показывали рукой на часы, как бы говоря мы бы рады помочь, но времени нет. Я понимающе кивала головой.

Прошло около десяти минут. Стал накрапывать дождик. Как-нибудь сама выпутаюсь! Может быть, позвонить в службу спасения? Да, есть ведь телефон какого-то эвакуатора, «Ангел», по-моему, называется. Но, как назло, у меня под рукой телефона этой службы не было.

Я продолжала стоять. Дождь усилился. Тут я заметила, как черный «Мерседес» стал перестраиваться вправо, показывая, что сейчас припаркуется. Никакой веры в то, что человек из «Мерседеса» придет мне на помощь, у меня не было. Скорее всего ему нужно позвонить, подумала я, бросив взгляд на стоящую неподалеку телефонную будку. Но тут я увидела, что «Мерседес» припарковался сзади моей «девятки», дверца открылась, и вышел высокий симпатичный мужчина в белом плаще и темном костюме. Он, улыбаясь, подошел ко мне.

Здравствуйте, – сказал он. – Что, проблемы? Колесо спустило?

Да, – кивнула я головой.
Есть у вас перчатки? – спросил мужчина.
Перчатки? Наверное, есть. – Я подошла к машине, открыла бардачок. Как

назло, перчаток я не увидела.
Нет, – покачала я головой, – перчаток нет.
Ну что ж, придется так поработать, – улыбнулся мужчина. Я посмотрела на его

белый плащ и чистые модельные ботинки. Жалко, подумала я, если испачкается! Мужчина перехватил мой взгляд и сказал с улыбкой:
Не могу же я бросить женщину, попавшую в беду, и проехать мимо!
Я улыбнулась.

Но вы так одеты... Вы же испачкаетесь!

Ничего страшного! – Мужчина подошел к «Мерседесу», открыл заднюю дверь и снял с себя плащ. Я увидела, что он был одет в черный костюм, белую рубашку с желтым галстуком. Волосы его, короткие, были с проседью. На вид ему было около тридцати пяти лет. Лицо напоминало скорее лицо музыканта, математика или преподавателя очень интеллигентное. То ли этому способствовали круглые очки, то ли овальное лицо с небольшим носом. Почему-то я решила, что он математик.

Мужчина положил плащ на заднее сиденье, открыл багажник и достал оттуда темно-синий халат. Быстро надев его, он достал из кармана перчатки. Достаточно рациональный, подумала я, все у него есть, халат, перчатки...

Затем он подошел ко мне и спросил, есть ли у меня домкрат.
Конечно, есть!
Достав из багажника домкрат, мужчина стал менять мне колесо. Минут через

десять все было сделано. Я осторожно спросила:
Я вам что-то должна?
Да что вы! – улыбнулся мужчина. – Только если мы с вами познакомимся...

Меня зовут Максим.
Очень приятно, – и я также назвала свое имя.
Он посмотрел на меня вопросительно.
Что-то мне не нравится ваш глушитель, – неожиданно произнес он.
А что с ним случилось?
Максим быстро оперся коленом на положенный на землю большой пакет. – Да вы же испачкаетесь! – сказала я, увидев, что он уже опустился на

четвереньки, заглядывая под днище моей машины.
Так и есть, у вас глушитель отлетел, – сказал Максим, поднимаясь.
Я только что с тротуара съезжала...
Ну что же вы так! У вас такая низкая машина, а вы на бордюр заезжаете! –

укоризненно произнес Максим.
Я как-то не подумала...
Ничего, дело поправимое, – улыбнулся Максим. – Сейчас я попробую помочь. –

Он снял пиджак. Я видела, как он, в белой рубашке, пытался правой рукой дотянуться до глушителя, чтобы как-то его поправить, чтобы одна из частей, которая отскочила от другой, вошла в другую. Вскоре операция была закончена. Максим поднялся, и я увидела, что его рукав стал черным.

Господи, что же вы сделали! – сказала я. Мне стало жаль его. Совершенно незнакомый мужчина, который пытался помочь мне, полностью испачкался!

Да, похоже, у меня возникли проблемы, – сказал Максим.
И что же вы будете делать?
Он улыбнулся.
Остается только одно поехать к вам в гости, попросить вас, чтобы вы

постирали мне рубашку.
Ничего себе, подумала я, вот это наглость! Уже ко мне в гости набивается!

Но Максим тут же сообразил, что его шутка была неудачной.

Нет, я шучу, – сказал он. – Все достаточно просто. Поеду сейчас в какой-нибудь магазин, куплю себе новую рубашку, вот и все проблемы!

Я вас в такое положение поставила... Давайте я оплачу вам рубашку!

Что вы! – махнул рукой Максим. – Я, как говорил поручик Ржевский, денег с женщин не беру. Впрочем, если вы оставите мне свой телефон, то я охотно поговорю с вами...

Я посмотрела на него вопросительно. На бабника или какого-то донжуана высшей пробы Максим похож не был. У него был, скорее, вид этакого отличника, правда, повзрослевшего...

Я пожала плечами.
Запишите мой мобильный.
Прекрасно! – Максим достал из бокового кармана записную книжку. Я

продиктовала свой телефон.
Для вас мой звонок будет бесплатным, – сказал Максим, подчеркнув этим, что

его мобильный телефон также принадлежит к этой же телефонной компании и входящие звонки не оплачиваются. – Вы не против, если я время от времени буду вам звонить?

Звоните.

А может, и у вас появится желание позвонить мне? – неожиданно добавил Максим и быстро достал из бумажника визитную карточку. Он протянул ее мне. Я взяла карточку и прочла надпись: «Максим Иванович Долгов, финансовая

группа Бали“.»
Надо же, какое у вас экзотическое название! – сказала я. – По-моему, это

полуостров где-то в Индонезии...
Не совсем так, – ответил Максим. – Это сочетание заглавных букв фамилий и

имен учредителей и владельцев фирмы.
Тогда я не вижу здесь ваших инициалов...
Я всего лишь генеральный директор, – улыбнулся Максим, – нанятое лицо. А

владельцы иностранцы и наши.
Чем же ваша фирма занимается?
Проводим разные финансовые операции и инвестиции.
Понятно...
А чем вы занимаетесь?
Я могла предположить, что его вопрос связан с тем, замужем я или нет, есть ли у

меня спонсор, любовник или жених. Не интересовало же его на самом деле, где я работаю...

Я хотела уже ответить, как зазвонил телефон. Максим быстро достал мобильный телефон, который был прикреплен к брючному ремню. Разговор длился не более двух минут. Вероятно, он опаздывал на какую-то встречу.

Да, да, сейчас буду, – сказал Максим в заключение и прикрепил телефон на прежнее место. Он взглянул на золотые наручные часы и сказал: – К сожалению, я должен ехать. Бизнес есть бизнес. Надо торопиться на переговоры. Очень рад с вами познакомиться! – И он протянул на прощание мне руку. Я подала ему свою. Максим наклонился и поцеловал мою кисть. «Господи, да он еще и со светскими манерами! – подумала я. – Совсем не похож на нового русского, с их наглостью...»

Через несколько минут Максим быстро направился в сторону. Я же села в свою машину и поехала дальше. Чуть позже, уже сидя в кафе за чашечкой кофе, я снова достала визитную карточку, посмотрела на нее и задумалась. «Интересно, – думала я, – когда он мне позвонит? И позвоню ли ему я

Адвокат

Теперь мне пришлось снова сесть за руль и поехать в Генеральную прокуратуру.

Всю дорогу я старался обдумать план получения нового клиента.

Вскоре я свернул со стороны набережной реки Яузы и выехал к Техническому

переулку, на углу которого располагалось одно из зданий Генпрокуратуры.

Следственное управление Генпрокуратуры представляло собой относительно

высокое здание этажей шестнадцать восемнадцать, внешне облицованное

розовой плиткой.

Все здание было огорожено высоким забором, состоящим из металлических

черных прутьев. Оставив машину недалеко от входа, я подошел к зданию КПП.

Просунув в окошко свое адвокатское удостоверение, я назвал фамилию

следователя, к которому шел.

Вскоре я уже сидел в кабинете следователя по особо важным делам Баширова.

Следователю Баширову на вид было около пятидесяти лет, он был небольшого

роста с маленьким лицом и темными густыми волосами. Узкий разрез его глаз

показывал, что его предками были выходцы из Средней Азии. Начинать со мной

разговор следователь не торопился, он сидел за столом и продолжал что-то

писать, время от времени поглядывая на входную дверь своего кабинета.

Я понял, что он кого-то ждет и разговор со мной не решается начинать

самостоятельно.

Наконец я услышал шаги по коридору. Дверь его кабинета открылась, и в

помещение вошел мужчина лет пятидесяти пяти, в светлом костюме и темной

рубашке с темным галстуком. Вошедший уверенно прошел к столу Баширова и сел

за стул, стоящий напротив меня.

Здравствуйте! Меня зовут Павел Романович, – начал представляться

вошедший мужчина.

Я в свою очередь приветливо кивнул своему собеседнику и хотел было

представиться, но неожиданно он меня опередил.

Мы хорошо вас знаем. И знаем, кого вы представляете, – продолжил Павел

Романович. – Кроме того, мы хотели бы с вами поговорить о дальнейшей судьбе

вашего клиента. Вы понимаете, кого я имею в виду? – поинтересовался он.

Но в этот момент следователь Баширов встал и, обратившись к моему

собеседнику, сказал:

Павел Романович! Мне нужно выйти в отдел кодификации. Разрешите?

Павел Романович только одобрительно кивнул. Из этого я сделал вывод: Павел

Романович является, вероятно, начальником следователя Баширова и он

планирует провести со мной разговор без свидетелей.

Когда Баширов покинул свой кабинет, я ответил Павлу Романовичу:

Я не знаю, кого вы имеете в виду?

Я имею в виду вашего клиента Артема Кобаева. – Павел Романович

продолжил: – Я не случайно сказал, что нас очень интересует его будущая судьба

или, точнее, его планы. Давайте говорить откровенно и называть вещи своими

именами. Ваш клиент профессиональный преступник. Бандит. Лидер

организованной преступной группировки. Хотя могу предположить, что вы мне

возразите, что по нему не было приговора суда, а следовательно, нет

доказательств по его преступной деятельности. Скажу откровенно, мы пристально

наблюдали за его деятельностью с момента его приезда в столицу. Мы закрывали

глаза на его участие в убийствах своих конкурентов и врагов потому что они

были такими же бандитами, как он сам. И нам даже было выгодно, что они сами

себя истребляют. Но повторю: только до того момента, когда это касалось самих

бандитов. Мы даже были не против, когда он решил заняться бизнесом, посчитав,

что он решил завязать со своим бандитским прошлым.

Я обратил внимание, что Павел Романович, умышленно не называет имя или фамилию моего клиента, ограничиваясь словом «он». Наверное, опасался, что я могу его записывать, или они сами записывают наш разговор, подумал я.

Тем временем Павел Романович снова заговорил:

Но, увы, мы ошиблись. Занявшись бизнесом, он продолжал действовать своими бандитскими методами с коммерсантами и директорами госпредприятий. Так вот. То, каким способом вам удалось замять очередное его уголовное дело, нам хорошо известно. Нам даже известно, какую сумму денег его люди передали наверх, чтобы против него уголовное дело было прекращено.

Павел Романович неожиданно замолчал и внимательно посмотрел на меня, словно пытаясь вычислить, имею ли я отношение к даче взятки судейскому работнику.

Затем после небольшой паузы продолжил разговор:

Так вот я хотел, чтобы вы передали своему клиенту, – сказал Павел Романович, – что мы предлагаем ему уехать из столицы. Он может беспрепятственно уехать за границу или в свой родной сибирский городок. В этом случае правоохранительные органы препятствовать ему не будут, хотя вам как юристу хорошо известно, что сроки давности по его тяжким преступлениям еще не прошли. Вы можете ему передать наш разговор?

Конечно. Постараюсь все передать. Я так понимаю, органы ему выносят ультиматум? – спросил я.

Павел Романович только одобрительно кивнул головой и встал, показывая, что наша беседа закончена.

Я также встал и хотел было направиться к выходу, как Павел Романович обратился ко мне:

Пойдемте, вам отметят пропуск.

Мы молча вышли в коридор, и я заметил, что у двери собственного кабинета стоят следователь Баширов и еще один мужчина, который, увидев меня, стремительно отвернул свое лицо.

Пройдя несколько метров по коридору, мы остановились у двери с табличкой «канцелярия». Павел Романович взял у меня мой пропуск и скрылся за дверью.

Через пару минут он вернул мне мой пропуск и неожиданно сказал:

А вам не надоело обслуживать этих подонков? В уголовном розыске говорят, что на вас они имеют кое-какой компромат. Может, вам лучше самому добровольно отойти от такой клиентуры. Может, лучше заняться обслуживанием более спокойных клиентов или вообще перейти с уголовного права на гражданский процесс. Я слышал, что у вас теперь свой офис и частная практика. Хотя, говорят, вы лучший адвокат по убийствам.

Теперь я сам не мог понять. Это что, мне намек или ультиматум? Похоже, опасность надвигается и на меня.

Но Павел Романович неожиданно добавил:

Нам бы очень хотелось, чтобы сами сумели его убедить уехать. Поверьте, мне не хотелось говорить, но его судьба уже решена. Он перешел дорогу очень влиятельным людям, а они, выражаясь языком вашей клиентуры, включили по нему счетчик. Вы можете помочь нам убедить его уехать.

Теперь я сам понял, что мои помощники были правы взять мне новое, не мафиозное дело. Конечно, нужно сейчас не упускать этот шанс.

Хорошо, Павел Романович! Я вас понял. Я обещаю вам сегодня с ним серьезно переговорить и убедить его. Но за результат я не отвечаю. Он сам принимает решения. Вы это знаете не хуже меня. По поводу своей скромной персоны я также постараюсь сделать правильный вывод. И в этом плане мне нужна ваша помощь, если, конечно, это возможно, – сказал я.

Я решил воспользоваться случаем и разыграть выгодную для себя партию. Павел Романович с удивлением и настороженностью на меня посмотрел. Я продолжил:
Мне известно, что ваше управление ведет дело об убийстве депутата

Золовлева. Я бы хотел быть адвокатом подозреваемого человека по этому делу. Если, конечно, вы не возражаете.

Не возражаю! Но зачем это вам? – с удивлением спросил Павел Романович.

Вы же сами советовали мне поменять клиентуру. Вот я и стараюсь этим советом воспользоваться.

А вы что, знаете Сергея Меньшикова или знали Золовлева? – спросил меня Павел Романович.

Нет, я никого не знал и не знаю. Просто мне кажется, я могу справиться с этим делом.

Понял. Вопросов нет. Пошли, – коротко сказал Павел Романович.

Мы молча спустились вниз и оказались у кабинета другого следователя. На табличке у двери я прочел фамилию «Бочаров Ю.В.».

Входите, – по-хозяйски подтолкнул меня Павел Романович.

Ирина

Я проснулась часов около девяти от ярких утренних лучей. Спать было невозможно. Встала с постели и подошла к двери в гостиную. За столом, на кожаном диване, сидел муж и задумчиво глядел в окно.

Ну что? – Я тихо приблизилась и обняла его. – Ты все еще волнуешься?
Есть немного, – улыбнулся Максим.
Что думаешь делать?
Сейчас, – он посмотрел на часы, – собираюсь пойти с тобой позавтракать. А то

вчера я не обедал и не ужинал...
Через несколько минут мы уже сидели в столовой.
Может, пойдем погуляем? – предложила я. – Или тебе нужно на работу? – Да какая может быть работа! – махнул он рукой.
Мы пошли гулять в лес, расположенный на огороженной территории этого

особняка. И тут муж неожиданно меня привлек к себе и на ухо прошептал:
Все это происходит помимо моей воли. И отказаться от этого, и повлиять на все

это я не могу. Завтра я за тобой заеду и заберу, но нам нужно срочно как можно быстрее уехать из страны. Не хочу тебя пугать, но это все очень опасно, ты понимаешь меня?

А как твой банк?

Банк, похоже, накрывается, и сделать ничего нельзя. У нас еще один, ну максимум два дня в запасе, а потом будет катастрофа.

Неужели нельзя найти какой-нибудь выход? Может, тебе обратиться к учредителям банка за помощью?

Ты что, это будет еще хуже. Тогда стрелочником сделают меня точно. Меня одни люди сами заманили в эту аферу и подставили. Этот контракт обречен. Деньги будут потеряны. Просто получилось что-то вроде финансовой пирамиды выстроилась цепочка, но одно звено сломалось, и цепочка порвалась. Правда, об этом, кроме меня и еще двоих людей, никто пока не знает. Но самое главное и самое страшное они убрали главного финансиста и учредителя. Этого депутата Золовлева. Я даже предполагаю, что это сделали люди службы безопасности банка. Это опасные люди, – сказал муж.

Это Володя? – спросила я.

Володя это бандит, он сотрудничает со службой безопасности. Он выполняет разные деликатные поручения.

Он киллер? – спросила я.

Не знаю. Но похоже. Главный у них некий Сергей Петрович. Он страшный

человек, – сказал Максим.

Мне кажется, что Володя хотел меня убить, когда вез сюда.

Это вряд ли. Им пока невыгодно нас убирать. Им нужен живой стрелочник. А

там причину неудач искать не будут. Отвечать буду я, просто по определению.

Теперь ты понимаешь, насколько все это серьезно, – сказал Максим.

Мы еще долго говорили все это время об одном. Перебрали и обсудили все

возможные варианты. Наконец муж сказал:

Попробую связаться с одним человеком. Есть у нас очень авторитетный и

влиятельный человек, с большим жизненным опытом. Как он скажет так и

сделаем. – И, достав из кармана мобильный телефон, муж тут же стал набирать

номер. Договорившись с ним о встрече, муж снова стал звонить по телефону,

отойдя в сторону от меня.

Вернулся он быстро и, улыбаясь, произнес:

Ситуация изменилась нам разрешили срочно уехать из страны. Тебе разрешат

позвонить в турфирмы по поводу путевок и билетов. А я сейчас поеду на встречу в

город.

Муж сел в машину и поехал в город обсудить свою проблему и пути ее решения.

Я вернулась в коттедж и стала обзванивать туристические агентства. Лена,

знакомая хозяйка турфирмы, сказала мне, что оптимальный для нас вариант

Турция и Кипр. Эти две страны безвизовые государства, уехать туда можно хоть

завтра. Ленка давно уже в этом бизнесе, для нее не проблема доставать все

билеты и договариваться с гостиницами за очень короткий срок.

Ты согласуй с мужем, – сказала она, – куда вы поедете. А я уж постараюсь

помочь.

Мне показалось, что и она уже в курсе дела...

Я вышла на улицу, чтобы немного погулять, и в этот момент я заметила, как

парадные ворота медленно открываются и на территорию въезжает черный

«Мерседес», знакомый мне. Из машины показался улыбающийся Володя.

Здравствуйте, – сказал он. – Как вы отдыхаете?

Тотчас же из машины вышел еще один мужчина, лет сорока пяти, высокий,

худощавый, коротко стриженный, в темных очках.

Вы не знакомы? Это... – Володя сделал паузу.

Мужчина сам назвал себя:

Меня зовут Сергей Петрович.

Это мой начальник, – пояснил Володя. – Кстати, он неплохо знает вашего

супруга. Где он сейчас?

Только что уехал в Москву.

Надо же, – развел руками Володя. – Значит, мы с ним разминулись. Нам нужно

бы переговорить с ним кое о чем...

Позвоните ему.

Нет, у него мобильный отключен... – Володя повернулся к Сергею Петровичу. –

Что делать будем?

А что еще делать? – улыбнулся тот. – Отдохнем тут, подождем его. Веди меня,

показывай владения!

Гости медленно пошли к коттеджу. Я же свернула на маленькую дорожку и не

пошла к реке.

Потом я вернулась и поднялась к себе в комнату. Опять удобно устроилась в

кресле, включила телевизор.

Раздался негромкий стук в дверь. Я насторожилась. Непроизвольный страх

привел меня в некоторый трепет. И все же я приоткрыла дверь и увидела стоящего

в коридоре Володю.

Ну, как это... – Он с трудом подбирал нужные слова. – Тут мы шашлычки

подготовили... Вот Сергей Петрович послал меня вас пригласить... Кстати, ваш

супруг звонил, скоро подъедет.

Я себя не очень хорошо чувствую...

Вот-вот, пойдемте с нами. Шашлыки супер! Прекрасное вино! Лучшее

лекарство!

Я отпиралась недолго.

Ну, хорошо, – улыбнулась я, – пойдемте...

Через несколько минут я уже сидела возле реки в теплой компании. Сергей

Петрович заметно отличался от своих коллег. У меня даже родилось подозрение,

что он не бандит.

Чуть позже я узнала: он был офицером Российской армии, воевал в Афганистане,

после демобилизации занялся бизнесом это у него не пошло. Тогда он создал

что-то вроде бюро охранных услуг. Это был слегка завуалированный бандитизм.

Бюро предлагало и навязывало свое покровительство, решало проблемы

возвращения денег, получения кредитов и так далее, за что имело свои нехилые

проценты.

Сергей Петрович поглядывал на меня с каким-то удивлением, словно изучал,

оценивал. Зато Володя веселился от души. В нашей компании, помимо ребят-

телохранителей, которые сопровождали гостей, была уже знакомая мне барменша

Рита. Она и устроила угощение, сервировку: шашлыки, овощи, фирменные

итальянские вина, которые гости привезли, кажется, с собой.

Был тут и некий сотрудник охраны коттеджа, но при моем появлении он почему-

то спешно покинул компанию.

Что делать-то собираетесь? – неожиданно спросил у меня Володя.

Не знаю еще... Куда-то уехать должны. Пока еще не решили куда.

Сейчас на Кипре хорошая погода, – сказал Володя. – Если туда поедете, у меня

там корешки знакомые живут. – Обернувшись к Сергею Петровичу, Володя

пояснил: – Гарик с Кирюхой отдыхают от дел праведных. – И опять обратился ко

мне: – Если будете там, я вас навещу, а заодно и дружков проведаю.

Володя вновь бросил взгляд на Сергея Петровича, словно ожидая

подтверждения. Но тот никак не отреагировал. В кармане у Володи зазвонил

телефон.

Да... Да... Мы здесь, у реки.

Отключив телефон, Володя сунул его обратно в карман и посмотрел на меня:

Вот и супруг ваш прибыл. Сейчас подойдет.

Муж поздоровался сначала с Сергеем Петровичем, затем с Володей, потом с

остальными. Затем он отошел с Сергеем Петровичем в сторонку и стал о чем-то

шептаться с ним. Вскоре они вернулись к нам. Муж взял шампур и с превеликим

аппетитом приступил к шашлыку.

Я посматривала на него с вопросом. Он молчал. Я ждала, пока он сам мне все

скажет. Пробыв еще немного, я, сославшись на усталость, вернулась к себе в

комнату.

Я молча пошла в спальню, взяла листок бумаги и стала составлять список

необходимого для отъезда. Вскоре я услышала, как в гостиную вошел муж,

разговаривая с кем-то по мобильному телефону. До меня доносились отдельные

фразы разговора мужа... Вдруг он вышел ко мне и сказал:

Собирайся, едем в Москву на нашу квартиру.

Как наши дела? Что ты мне можешь сказать? – обратилась я к мужу.

Нам с тобой нужно срочно уносить ноги. В общем, все уже сделано. Через пару

часов нам на нашу квартиру привезут документы. Я сам был в турфирме у Ленки.

А куда мы едем?

Пока на Кипр.

А дальше?

Дальше видно будет.

Но мне нужно заехать домой. Я же не могу ехать вот так... – Я

продемонстрировала ему свою одежду, в которой прибыла в коттедж в пожарном

порядке.

Я все понимаю, это без проблем! Домой заскочим. Нас кое-кто подстрахует.

Что значит подстрахует?

Береженого бог бережет! – сказал муж. – Все может случиться.

Хочешь сказать, у нас в квартире может быть засада?

Ты пока составь список что хочешь взять, – не ответив на мой вопрос, сказал

он, – а я кое-кому должен позвонить. – Муж открыл дверь и вышел из спальни, он

остался в гостиной.

Погоди! – Я остановилась в дверях. – Что значит «что хочешь взять»? На какой

срок мы едем?

Муж задумался.

Недели на две. А может, и больше. Обратные билеты будут у нас с открытой

датой. Это стоит несколько дороже, зато очень удобно.

А дальше что? Сколько мы там будем жить?

Это зависит от обстоятельств. Меня будут информировать...

Неужели все настолько серьезно?

Да, очень. Поэтому я и принял такое решение. Мне его подсказали все, – сказал

Максим.

Мы через некоторое время спустились на первый этаж, муж подошел к столику,

где уже сидела администраторша. Максим сдал ключ от номера, и мы поспешили к

машине...

Почти всю дорогу ехали молча. Перед самым домом муж притормозил и стал

всматриваться в глубину нашего двора, как бы вычисляя, нет ли там посторонних

машин или фигур на подступах к дому. Я молчала. Вдруг, резко развернув машину,

муж прибавил газ, и мы помчались в сторону, противоположную дому.

Куда мы? – спросила я.

В одно место...

Через несколько минут мы подъехали к дому, где жила Маша.

Зачем мы сюда? – вновь спросила я.

Во-первых, забрать твою машину. Во-вторых, к нам домой тебе нельзя идти

одной. Поговори с Машкой, пусть она сопровождает тебя. А я съезжу, заберу

паспорта и билеты. Еще вот что: постарайся быть в квартире не дольше

пятнадцати-двадцати минут. И никому не звони. Если кто-то позвонит трубку не

снимай.

Мне нужно хотя бы с родителями попрощаться... – сказала я.

От Машки позвони.

Моя машина стояла на прежнем месте, все вещи в салоне не тронуты. Я

позвонила в дверь Машкиной квартиры. Подруга была в халате. Увидев меня, она

очень удивилась.

У меня к тебе просьба, – сказала я. – Нам сейчас надо улетать, и я должна

взять с собой кое-что из вещей. Ты не могла бы со мной прокатиться?

Конечно! Конечно! – Засуетившись, Маша ринулась переодеваться.

Я позвонила родителям и сообщила, что мы уезжаем, пусть не волнуются, я буду

звонить им сама.

Вскоре мы с Машей уже подъезжали на моей машине к нашему дому. Поставив

машину у соседнего дома, мы направились к моему подъезду. Теперь мне казалось,

что вокруг нас кишат одни «шпионы» и бандиты, заполнившие весь двор.

Какие-то мужчины сидели на лавочке в сквере, о чем-то разговаривали. Может,

это и есть наши «хвосты»? Может, в нашей квартире засада? Меня охватило

волнение, сердце заколотилось...

Почувствовав мое состояние, Маша взяла меня за руку:

Ничего, подруга, пойдем. Ты не одна.

Мы, наконец, оказались у нашей двери. Я достала из сумочки ключи. Вошли в

квартиру. Достав из кармана список, я побежала в спальню, где стояли платяные

шкафы. Маша подошла к телефону, но я завопила:

Не трогай! Никому не звони!

Она вздрогнула от неожиданности.

Почему нельзя?

Так нужно.

Маша прошла на кухню, достала из сумки сигарету и закурила.

Я уже собрала почти все необходимое, как вдруг у входной двери раздались

шаги. Кто-то разговаривал.

«Все, – подумала я, – к нам пришли. Сейчас начнутся проблемы, либо...»

Затаив дыхание, я приблизилась к двери, показав Маше знаками, чтобы она

тоже затаилась и молчала. Она притушила сигарету.

В дверь позвонили. На экране видеодомофона высветились двое. Боже мой,

точно, за мной пришли! Что же делать?

Адвокат

Я вошел в кабинет следователя вторым, вслед за Павлом Романовичем. Следователя Бочарова вычислить было легко. За столом сидел мужчина в синей форме прокурора с погонами подполковника. Сам Бочаров, на вид которому было

около сорока лет, просматривал какие-то документы.

В кабинете следователя Бочарова было четыре человека. Около него стояли два парня. Одному на вид около двадцати пяти лет, другой постарше, лет тридцати. За

столом напротив Бочарова сидела симпатичная девушка лет двадцати восьми, с

темными распущенными волосами, также в прокурорском мундире с погонами

капитана.

Все присутствующие с большим вниманием посмотрели в нашу сторону.

Первым паузу нарушил Павел Романович:

Это хорошо, что вся следственная бригада в полном сборе. А где опергруппа?

На выезде. Проводит выемку из служебного кабинета и служебной квартиры, –

ответил Бочаров.

А где подозреваемый? В СИЗО? – спросил Павел Романович.

Нет. Сидит в соседнем кабинете. Ждет защитника для себя.

А что, у него есть уже адвокат? – вновь спросил Павел Романович.

Пока нет. Вот сейчас, Павел Романович, решаем, в какую юридическую

консультацию звонить и приглашать защитника, – ответил Бочаров.

Не нужно никуда звонить. Вот его адвокат Козырев Виктор Михайлович!

Между прочим, ведет громкие дела по нашему ведомству.

А ордер у нового адвоката есть? А кто вас нанял, если, конечно, не секрет?

Ведь подозреваемый сирота, и у него родственников нет.

Ты вот что, Бочаров, не спеши. Во-первых, Виктор Михайлович будет работать по назначению то есть бесплатно, как государственный защитник. Во-вторых, мне уже лично позвонили два известных адвоката с просьбой быть защитником нашего злодея, но я им отказал. Мы здесь следствие ведем, а не телешоу устраиваем, – закончил свою мысль Павел Романович.

Павел Романович! А пусть новый защитник со своим клиентом познакомится и переговорит, вдруг ему клиент отвод даст? – сказал Бочаров.

Пойдемте, я вас с ним познакомлю, – добавил Бочаров, обратившись ко мне.

Мы вышли из его кабинета и прошли в соседний. Но перед тем как открыть дверь, Бочаров мне сказал:

Если вы найдете общий язык и он согласится, чтобы вы были его защитником, то тогда ему нужно будет написать соответствующее заявление, а вам написать расписку о неразглашении тайны следствия.

Я знаком с порядком ведения следствия вашего ведомства. А кто осуществляет оперативное сопровождение данного дела? – спросил я Бочарова.

Уголовный розыск и ФСБ помогают по отдельным вопросам, – ответил он. – Да вы проходите в кабинет!
Ирина

Я на цыпочках отошла к окну и, вытащив мобильник, стала набирать телефон мужа. Но тут же вспомнила, что его телефон отключен. Что делать? В дверь настойчиво продолжали звонить.

Я сняла трубку домофона.
Кто там? – спросила я.
Это из домоуправления, – отозвался мужской голос. – Нужно осмотреть вашу

сантехнику. Будем трубы менять.
Но я не хочу, чтобы в моей квартире меняли трубы, – капризным тоном заявила

я. – Мы недавно ремонт сделали.
Трубы меняем во всем доме. Дом сталинский, старый.
Кто же это? Оперативники или и впрямь сантехники? Я решилась открыть.

Аккуратно вытерев ноги, мужчины молча вошли в коридор.
Где у вас ванная, туалет? – спросил один из них.
Я указала им направление. Они прошли туда и, открыв специальный шкаф в

ванной, долго рассматривали там что-то.
Неужели это действительно слесари-сантехники?
Вполголоса посовещавшись между собой, они вернулись в коридор.
Ну что, хозяйка, – спросили они, – когда вы дома будете? Нам нужно сделать

срезку.
Теперь меня обуял страх. Вот сейчас скажу им, что мы уезжаем, и ситуация

выйдет из-под контроля. Если, конечно, это не сантехники, а бандиты или оперативники. А вдруг они все-таки из домоуправления? Как быть?

Я не знаю точно... – в замешательстве промямлила я. – Мы приезжаем, уезжаем, не постоянно бываем.

Если мы завтра придем, вы дома будете?

Я утвердительно кивнула головой. В конце концов Машу попрошу, она зайдет, если и в самом деле будут трубы менять... Нельзя ничего говорить точно.

Вот и хорошо, – сказал один из них и, достав из кармана маленький блокнот, поставил там какую-то галочку.

Все это блокнотики, карандаши, пометки было для меня неубедительно. Если они маскируются под сантехников, они должны бы делать это более правдоподобно.

Они ушли.
Как ты думаешь, кто это? – спросила меня Маша.

Мне показалось, что и она в большом сомнении насчет этих «сантехников».

А ты как думаешь?

Черт его знает...

Я оказалась на грани нервного срыва, будучи страшно напуганной всем

происходящим и начиная подозревать всех и вся.

И все-таки я быстро собрала оставшиеся вещи, взяла кое-что необходимое для

мужа. Набрались две большие сумки. Одну я вручила Маше, другую взяла сама.

Поставив квартиру на сигнализацию, закрыв тщательно двери, мы подошли к

лифту. Тут в голову мне пришла мысль зачем нам ехать на лифте? Вдруг кто-то

внизу ждет меня? Нужно спускаться по лестнице.

Я попросила Машу спуститься первой. Договорились, что она подаст мне

условный знак с улицы я увижу ее через окно. Если внизу никого нет, я спущусь.

Если же кто-то там торчит я пережду.

Маша медленно пошла вниз по лестнице. Вскоре она подала мне с улицы знак:

все спокойно, я тоже могу спуститься.

Внизу я не заметила ничего подозрительного. Но в сквере на лавочке все еще

сидели те же двое мужчин. Нет, их уже стало трое! Один из «сантехников» сидит с

ними рядом и что-то им говорит.

Пойдем скорее! – почти скомандовала я. Мы бегом рванули к машине, хотя

тяжелые сумки тянули нас вниз и назад.

Быстро поставив сумки в багажник, мы вырвались со двора.

Куда теперь? – спросила Маша.

К тебе. Там будем ждать звонка.

Вы все же решили уехать?

Так складываются обстоятельства, – ответила я.

Ты одна поедешь или с ним?

Я удивленно взглянула на нее, не теряя из виду дорогу и косясь в зеркало

заднего обзора.

Конечно, с ним!

Вчера утром ты сказала мне, что намерена от него уйти.

Почему она мне об этом напоминает? Ладно, хватит уже всех подряд

подозревать!

Сейчас не та обстановка, – сказала я. – Мы должны быть вместе...

Маша понимающе кивнула.

А куда вы едете?

Не знаю пока. Вроде на Кипр...

И надолго? – спросила Маша.

Кто знает... Там, по-моему, до трех месяцев можно жить без визы.

Мы подъехали к дому Маши. Поднялись наверх, оставив сумки в багажнике.

Ну что, кофейку? – спросила подруга, доставая очередную сигарету и

направляясь к плите.

Казалось, именно здесь и почти такой же разговор у нас был с ней всего пару

дней назад, когда все вокруг казалось таким спокойным и обыденным...

Маша плеснула в чашечки кофе по-черному. Я от волнения не могла сделать ни

глотка.

Вскоре приехал муж, без предварительного звонка.

Что, кофе пьете? – улыбнулся он.

Как видишь, – ответила я как ни в чем не бывало.

Через четверть часа нам с тобой выезжать.

Что, так сразу?

На самолет надо успеть.

А что с машинами делать? Не на двух же в аэропорт поедем!

Я свою машину поставил в гараж. Поедем на твоей.

А потом?

А потом... – Муж повернулся к Маше. – Маш, ты потом перегонишь машину?

Она неопределенно повела плечом.

Пусть у твоего дома постоит, – добавил муж. – Можешь ею пользоваться.

У меня же доверенности нет, – сказала Маша.

Ерунда! – Супруг обратился ко мне: – Черкни быстренько доверенность от руки.

Так она ж будет недействительна! – удивилась я.

Хоть какой-то документ... И техпаспорт оставь, все, что надо. Так что, Машка,

пользуйся, катайся!

Я еще тот ездок, – улыбнулась Маша. – Вряд ли рискну.

И ладно, пусть машина у тебя будет.

Вскоре мы втроем вышли во двор. Муж сел за руль моей машины, и мы

направились к аэропорту. Маша сидела на заднем сиденье. Я заметила, что муж

посматривает в зеркало заднего вида.

Похоже, за нами «хвост», – хладнокровно произнес он.

Я обернулась.

Не смотри туда, все равно не увидишь.

А с чего ты решил, что «хвост»?

Машина идет за нами на одном расстоянии. Я несколько раз менял скорость

она держится на определенной дистанции. Попробуем один эксперимент

провести... Пристегнись-ка!

Мы резко набрали скорость, потом вдруг развернулись и выскочили на встречную

полосу перед самым светофором. Там был красный, но тут же зажегся зеленый,

все машины двинулись с места. Машина, преследовавшая нас, не могла повторить

наш маневр.

Мы мчались как угорелые.

Теперь мы точно одни, – сказал муж, сворачивая в переулок.

Думаешь, это все же был «хвост»?

Точно сказать не могу. Может, и не «хвост». Береженого бог бережет!

Петляя по переулкам, выехали на Кольцевую дорогу. Через несколько

километров свернули на Ленинградское шоссе. Наш путь лежал в Шереметьево-2.

Подъехав к аэропорту, мы спешно вышли из машины. Муж протянул ключи Маше,

я передала ей все документы на машину.

Слушай, а может, прилетишь к нам в гости? – обратилась я к своей подруге.

Я с удовольствием, – ответила Маша.

Завтра начинай оформление, я тебе позвоню оттуда.

Договорились, – весело ответила Маша.

Попрощавшись с ней, кинулись в зал. Посадка на наш рейс уже началась.

Сейчас самое главное, – сказал муж и взял меня за руку. – Знаешь, если что

случится...

А что случится?

Все может быть. Мы с тобой покидаем страну... Ты, в общем... Ладно, молчу.

Сама сообразишь, что говорить и что делать.

Нет, ты научи, что и как!

Боюсь сглазить. Чему быть, того не миновать. Короче, сейчас у нас все

решится. Если пройдем пограничников, значит, пронесло. Если же нет...

Так мы насовсем из страны? – спросила я.

Нет, что ты! Обязательно вернемся!

Быстро оформив билеты, подошли к стойке таможенного контроля. Таможенник стал внимательно просматривать наши декларации. Неожиданно он спросил:

Сколько наличных везете?
Тут все указано, – спокойно ответил муж.
Можно посмотреть ваши бумажники?
Пожалуйста!
Я немного испугалась. Я слышала о случаях, когда лишние сто долларов сверх

разрешения к вывозу были поводом для возбуждения уголовного дела. Я с ужасом замерла, стараясь припомнить, какая сумма у меня в кошельке. А вдруг там что-то лишнее?!

Тут я увидела, как муж достает из кармана кредитную карточку «Виза- Интернэшнл».

Видите, у нас проблемы с деньгами нет. Мы просто взяли немного наличными. Остальное лежит на карточке. Это же не запрещено?

Таможенник утвердительно кивнул. Я поняла ход мужа. Он просто отвлек таможенника от проверки содержимого наших бумажников.

Ладно, проходите, – сказал таможенник, проставляя печати.
Вроде пронесло, – тихо сказала я, когда мы отошли от стойки.
Впереди главное пограничный контроль. Вот там все и станет ясно... Из шести будок, где сидели пограничники, работали четыре. Образовалась

приличная очередь. Муж взглянул на часы: времени до вылета оставалось в обрез. Первой пограничнику предстала я и протянула свой паспорт. Бросив на меня

быстрый взгляд, он открыл мой документ и стал внимательно его изучать. Затем повернулся к компьютеру и ввел какие-то данные. Сердце у меня забилось быстрее. Неужели мы окажемся в «черном списке» и нас притормозят?!

Опасения были напрасными. Пограничник вернул мне паспорт с поставленным выездным штампом. Все, я могу идти...

Теперь к окну подошел супруг и тоже протянул паспорт пограничнику. Тот, так же цепко глянув в лицо мужу, просмотрел документ и повернулся к компьютеру. Неожиданно пограничник встал и, обратившись к стоявшим позади мужа, объявил:

Проход временно не работает!
Потом посмотрел на моего благоверного и сказал:
А вы подождите, пожалуйста!
Что, какие-то проблемы? – осторожно спросил муж.
Пограничник ничего не ответил, молча взял паспорт и прошел в дверь с

табличкой «Служебный вход».
Муж как-то сник. Я видела, что он сильно волнуется, смотрит на часы. Поймав

мой взгляд, он как бы дал мне понять вот и все, конец, у нас с тобой будет теперь разная жизнь...

Я подошла к нему и хотела спросить, что мне делать дальше лететь или оставаться. Но сказала сама себе: погоди, он пока еще не задержан... А вдруг его сразу в тюрьму повезут?!

Пауза казалась вечностью. Я стала нервничать. Поставив сумку на пол, присела на нее. У меня была одна-единственная мысль как быть? Улететь одна я не могу... Нет, зачем об этом думать? Пока еще ничего не решено! Может, просто какая-то формальность, пустяки?

Дверь служебного входа открылась. Показался другой пограничник, старший лейтенант. Он подошел к мужу и что-то сказал ему. Муж кивнул и пошел вместе с ним в ту же дверь.

Мне казалось, что мужа не было очень долго. Я уж было подумала, что он оттуда и не выйдет. Взяла сумку и подошла к другому окошку. Пограничник внимательно посмотрел на меня.

Что вы хотите? – спросил он. – Вы уже пересекли границу, обратно нельзя.

Так моего мужа задержали?.. – спросила я.

Подождите, сейчас все выяснится. Стойте тут! – строго сказал пограничник.

Я продолжала стоять. Мужа все еще не было.

Адвокат

Когда мы вошли в соседний кабинет, то я увидел следующую картину. За столом сидел парень лет двадцати двадцати двух. Небольшого роста, худощавый, с темными короткими волосами. Я его сразу узнал по телерепортажу. Это был подозреваемый по убийству Золовлева. Одет подозреваемый был в какой-то

мятый и грязный свитер и голубые, чем-то запачканные джинсы.

Подозреваемый сидел за столом и пытался что-то писать на чистых листах

бумаги, время от времени поднимая голову, словно пытаясь что-то вспомнить.

Рядом с подозреваемым, наклонившись к нему, стоял, по всей видимости,

оперативник.

Следователь вошел, направился к подозреваемому и заглянул с интересом к

нему в листы. Затем, оторвав свой взгляд от листов, обратился к подозреваемому:

Вам предоставляется в порядке назначения защитник. – И следователь указал

взглядом на меня. – Но это вовсе не означает, что вы должны соглашаться с этой

кандидатурой. Вам в этом плане повезло. Вас пожелали бесплатно защищать еще

несколько адвокатов. Некоторые из них, такие, как Бархатов, опытные адвокаты,

между прочим, он ранее работал у нас. Но, впрочем, вам решать. Поговорите

наедине. Я зайду минут через десять, – пояснил следователь.