RSS
 

КНИГА ДЛЯ ЧТЕНИЯ.

 

Валерий Карышев

Отрывок новой книги.

 

Но я вспоминаю, как начиналась атака на «Юкос», свидетелем которой я случайно оказался. В тот день я пришел в Генеральную прокуратуру к следователю Салату Каримову за справкой. Такую встречу мне организовал мой партнер по адвокатскому бюро, бывший высокопоставленный чин из прокуратуры. С.Каримов принял меня в своем просторном генеральском кабинете, угостил чаем с сушками и немного раздраженно заметил, что ему сейчас  не до «Сибура», и не до моих клиентов, которые в то время были в розыске. Но справку все же дал, что ГП  к моим клиентам не имеет претензий. Такая справка нужна была  для возращения их в Россию. На прощанье он мне  сказал, что он начинает громкое дело и показал на папки лежащие на столе с надписью «Юкос». Я такого не ожидал и честно был в шоке. Вечером я поделился этой новостью со своим партнером, он сразу предложил предупредить руководителей компании. На следующий день, через нашего штатного детектива, бывшего оперативника одной спецслужбы, мы уже знали необходимые  телефоны. Я позвонил одному из помощников МБХ и тот неохотно согласился на встречу. Я  поехал в Барвиху в тогдашний офис руководства.  Но наш план провалился, помощник мне  просто не поверил и на это были причины. Тогда эта компания была номер один и ее руководители  имели доступ  в кабинеты  министров и к  вицам-премьерам .Самого МБХ принимал не раз Президент. Вскоре начались допросы и аресты лиц в прошлом самой крутой структуры. Сам Михаил Ходорковский был задержан 25 октября 2003 года в новосибирском аэропорту «Толмачево», на арендованном самолете высокого чиновника с рыжими волосами.

Вскоре МБХ оказался в СИЗО, но на этом история не закончилась. 

    Через полгода летом 2004 года мне позвонили знакомые ребята из спорткомитета и предложили взять защиту одного чиновника, которого арестовали за взятку. Через пару часов я уже принимал участие в его допросе, положение у него было просто ужасное, т.к получение взятки проходило под контролем оперов и под видео. Чиновник был просто сникший потерянный, и к тому же  следователь пугал его изолятором и камерой с кошмаром. И это было реально.  Рано утром я уже был у тогдашнего начальника СИЗО 99/1, сейчас некоторые называют его «кремлевским централом». Начальник принял меня охотно, ведь недавно мы официально оказывали спонсорскую помощь по просьбе одного клиента-банкира устанавливали в СИЗО кондиционеры.  

К кому он хочет попасть в камеру к Иванькова или Ходорковскому?- в шутку  спросил начальник . Но я за это зацепился- лучше к последнему. Я ничего не обещаю, мне нужно согласовать со следователями.  Вечером чиновник оказался в камере с Ходорковским, с которым они будут вместе коротать время почти год, правда потом подселят третьего арестанта. Но на этом эта история не закончилась. 

Сейчас новая тема, 15 лет со дня ареста  М.Ходорковского и вот мои скромные воспоминания по этому поводу.  

Шло время и мой клиент чиновник из спорткомитета продолжал  сидеть в одной камере СИЗО и Ходорковским. В это время некоторые  журналисты  продолжали сочинять небылицы по условиям их содержания, например дешевый телевизор с маленьким экраном с их слов вдруг превратился в громадную дорогую плазму и прочее. Сам МХБ вел себя в камере и в СИЗО очень острожно, он даже отказался играть в разрешенные нарды, полагаю, что те же журналисты напишут что он участвует в азартных играх или открыл казино в тюрьме. Книги на криминальную тематику, он категорически отвергал, а предпочитал наивные и глупые сказки женщин авторов детективов.

     Однажды  адвокат МБХ мне позвонил и попросил срочно с ним встретиться. Оказывается мой клиент приуныл и расстроился по причине не явки его жены на разрешенное свидание. Вот он и просил своего соседа связаться со мной, чтобы я выяснил эту причину.

Вообще я заметил, что мой клиент попал под влияния МБХ, вероятно в нем, по моему мнению, была демоническая сила. Я сделал вывод после того, когда  мой клиент просто заявил мне, что теперь он с  МБХ будет до конца. До какого конца, у тебя срок будет небольшой, а у твое соседа скорее всего очень большой, а может быть даже не один. 

  Примерно, через 11 месяцев, начался суд над моим клиентом, утром я приехал в Басманный суд, дело слушалось быстро, и к обеду судья удалилась писать  приговор. Я вышел на улицу и сразу заметил очень много народу у дверей суда. Здесь были телекамеры. Толпы журналистов окружили нескольких известных адвокатов, кто-то давал интервью. И только один человек стоял отдельно от всех и что-то читал на листке. Он был одет в синий мундир прокурора с погонами полковника, я всмотрелся в его лицо. Это был мой старый знакомый Валерий Лахтин. Я подошел и поздоровался с ним. Мой тезка был рад нашей встречи. Я вежливо поинтересовался у него, что он здесь делает. Я  гособвинитель по делу Ходорсковского, а ты кого защищаешь бандитов или киллеров?- спросил он меня. Почему именно их?  Со своим тезкой я познакомился лет десят назад, когда он был простым следователем в Хорошевской прокуратуры и вел дело против моих клиентов, участников перестрелке в Строгино. Тогда он  взял мои ордера (допуск адвоката по защите по уголовному делу.)  и удивленно спросил -Вы адвокат сразу четырех задержанных? А что,  закон не запрещает это. Не запрещает, -повторил он. Затем, после    четырех часового допроса  мы сделали перерыв и с ним вышли в коридор по курить ( сам я не курю). Он начал первым разговор, как вы после побега известного киллера? В зеркало заднего вида машины  часто смотрите? Люди недавно приезжали к нам  и интересовались не только вашими клиентами но и вами. Я понял, что он меня предупреждает о слежке. Позже я уже знал все  номера машины наружного наблюдения, следовавшие за мной. Потом меня вызвал зампрокурора района Ефремов и стал интересовать, как мне удалось убедить его следователя (Лахтина) отпустить двоих подозреваемых на свободу. Все по закону, стреляли двое, а двое не при делах. Справедливо,  ответил прокурор с улыбкой, а может что-то еще… Нет, все по закону. А где следователь Лахтин? Мы его перевели в другое место, на всякий случай. Жаль, я хотел жалобу на него вам писать. Жалобу?- с улыбкой и недоверием переспросил прокурор. А нас другая информация. Но этот момент к нему в кабинет вошла секретарша и сообщила, что у него в приемной находится известный адвокат К и тремя журналистами. Примите его, - спросила она. Нет, категорически нет, у меня важный разговор с посетителем и вежливо попросите журналистов покинуть здание прокуратуры. Я понял, что  прокурор не хочет принимать моего коллегу, а  становлюсь заложником на длительное время, пока коллега не уйдет. Так и вышло. Я потерял, конечно много времени, зато появился нужный контакт. 

   Потом, через полгода я случайно встретил тезку на Пушкинской площади. Разговорились. Как ты,- спросил он первый. Ничего, пережил, слежку, три допроса и обыск. А ты как? Я теперь в Генеральной прокуратуре прикомандирован к группе по убийству Влада Листьева. Круто, ответил я. 

И вот новая встреча в Басманном Суде. Теперь, я понял, что Валерия Лахтина оставили в Генеральной, присвоили полковника и дали крутое дело. Внутренний голос мне твердил, эту ситуацию нужно использовать. Надо  предложить своему клиенту, что он меня предложил в качестве дополнительного адвоката к МБХ. Завтра этим займусь…          

 

 Однако мой простой и наивный план с треском провалился. Как мне потом рассказал мой клиент МБХ вроде согласился, однако его главные защитники высказались   против меня, сославшись мою репутацию, якобы связанную с криминалом. Они аргументировали Ходорковскому, что ему такая «окраска» в деле ненужна. Можно подумать, что они имею другую репутацию защищая людей по уголовным статьям. Но я был не в обиде. Моему клиенту дали 3,5 годом лишение свободы, из них он год посидел в СИЗО под следствием и это время ему зачли в срок. Примерно через год мой клиент вышел на свободу по УДО. Что касается МБХ, что он получил большой  срок, даже на один год больше, чем просил прокурор. Хотя надо отметить, что у него было очень сильная и высоко квалифицированная  бригада защитников.

   Позже, Генеральный прокуратура начала новое  уголовное дела на сей раз против экспертов, юристов и адвокатов, связанных с Юкосом. 

   На одной из встречи Салават Каримов, руководитель следственной группы, так обосновал моему партнеру и своему бывшему шефу позицию по адвокатам. «Они не адвокаты, а члены ОПГ имени Ходорковского, т.к они все вышли за рамки своей проф.деятельности». Вот такая странная позиция. Некоторым юристам и адвокатам удалось спастись и они были вынуждены  быстро уехать из страны, другим не повезло и они получили реальные сроки, а один в СИЗО даже тяжело заболел и вскоре умер. Но определенную группу адвокатов, в основном  имеющие громкие имена не тронули и они продолжают работать.        

     Сам МБХ, после отбытия своего срока, получил новое уголовное дело, однако, вскоре был освобожден и срочно  вывезен из страны.          

              

Валерий Карышев Приговоренные без суда

* * *

Москва, Новый Арбат, 2 января 1994 г., 1.30

 

   В половине второго ночи у ресторана «Арбат» не было ни души. Все добропорядочные жители досматривали сны, и только две одинокие мужские фигуры маячили на тротуаре. По всей видимости, мужчины только что покинули ночное заведение и теперь раскачивающейся походкой медленно шли к стоянке машин.

   Один из них был крупного спортивного телосложения, под ладно сидящим костюмом бугрились узлы мышц. Лицо его казалось простым и открытым. Второй – щуплый и худощавый. Кожа лица его была смуглой, а разрез глаз выдавал текущую в жилах восточную кровь.

   По всей видимости, идущие неплохо провели время – походка их была неуверенной. То одного, то другого заносило в сторону.

   Подойдя к своей машине, один из мужчин – тот, что был покрупнее, остановился и, опустив руки в карманы, стал что-то тщательно искать.

   – Антон, – пьяненько ухмыльнувшись, обратился к нему его смуглолицый спутник, – если ищешь ключи от машины, то, должен тебе сказать, ты их оставил в ресторане.

   Антон отмахнулся и отрицательно покачал головой, совершенно не соглашаясь со своим приятелем. Он продолжал упорно шарить по карманам.

   Внезапно рядом с машиной появился еще один мужчина. Это был невысокого роста человек, одетый в темную кожаную куртку и темные джинсы. На голове его красовалась черная вязаная шапочка, надвинутая почти на глаза.

   Не успели подвыпившие приятели опомниться, как незнакомец быстрым движением достал из бокового кармана куртки пистолет с навернутым на ствол глушителем и поднес его к затылку крупного мужчины.

   Раздались еле слышные хлопки, и Антон медленно стал опускаться на влажный от недавнего дождя асфальт. Половина его головы теперь представляла собой жуткое месиво крови, мозгов и дробленых костей. Его спутник застыл неподвижно, словно парализованный кровавой сценой, происшедшей у него на глазах.

   Тем временем убийца навел пистолет на смуглого.

   – Где он?

   – Кто? – также еле слышно переспросил смуглолицый.

   – Сам знаешь, – пояснил киллер, и в голосе его послышались явные нотки угрозы.

   – А, понял… – еле двигая губами и не спуская взгляда с дула пистолета, пролепетал смуглый. – Так он не приехал… Дома остался…

   Он хотел было сказать что-то еще, но не успел – киллер нажал на курок. Опять прозвучало два еле слышных хлопка. Через несколько мгновений на земле лежало уже два трупа.

   Незнакомец наклонился над мертвыми, проверяя качество проделанной работы, затем положил свой пистолет с глушителем у ног жертв. Еще раз внимательным взглядом окинув залитый кровью клочок асфальта, убийца перешел на противоположную сторону улицы и заспешил прочь.

 

Москва, стрелковый клуб на Волоколамском шоссе, 17 января, 17 часов

 

   Крыша металлического гаража пружинила под ногами, вибрировала, мелкие камешки и куски смолы летели вниз, и киллер, сгруппировавшись, распластался на огромном металлическом листе. Взглянул на лежавший рядом автомат Калашникова, отодвинул в сторону футляр для теннисных ракеток (в котором «АКСУ» и был принесен сюда среди бела дня), перевел взгляд вниз, на дорогу…

   Вот уже полчаса он лежал тут, в засаде, рядом с тиром на Волоколамском шоссе, ожидая появления машины авторитета Бобона, лидера бауманской ОПГ.

   Владислав Выгорбин, он же Бобон, он же Ваннер, признанный авторитет бауманской бригады, был правой рукой покойного Глобуса. Процветающий бизнесмен, соучредитель «Тринити Моторз» и совладелец ресторана «Фидан», этот человек, имевший, кстати говоря, три судимости, занимал серьезное место в крапленой колоде криминальной Москвы – где-то между козырной десяткой и валетом. Бауманская бригада славилась в столице как огневой мощью, так и количеством бизнесменов, под нее подписанных. После убийства Длугача часть подконтрольных вору фирм и банков, естественно, перешла под Бобона.

   Ваннер, как и его покойный босс, ориентировался на «лаврушников», кавказских воров, многих из которых в Москве считали «апельсинами», то есть ворами-скороспелками, и потому не любили. Выгорбин, ориентированный на кавказцев, автоматически выступал оппонентом традиционному российскому криминалитету. Назревал конфликт, который неизбежно должен был вылиться в стрельбу и кровь…

   Бобона искали долго и упорно – выставили засады во всех местах, где только мог появиться авторитет бауманских: у казино «Черри», рядом с подъездом его квартиры, у офиса фирмы «Тремо». Но Выгорбин, прекрасно понимавший, что ему грозит, умело обходил расставленные силки.

   И лишь сегодня утром стало доподлинно известно: бауманский авторитет должен непременно появиться в стрелковом тире. Причем за рулем «Форда» наверняка должен оказаться Глодин, один из немногих людей, которым Ваннер-Бобон действительно доверяет. И у Глодина, и у Выгорбина есть стволы с официальным разрешением, и тот и другой ожидают возможного нападения, оба понимают, что терять им уже нечего, и потому будут защищаться до последнего…

   А стало быть, эти минусы можно и должно перевести в плюсы.

   Они ожидают стрельбы? Она будет, и любой человек, окажись на их месте, начнет стрелять в ответ. Но тут, по замыслу киллера, и должно прозвучать его веское слово…

   Вдруг со стороны бетонного забора, за которым прятались пацаны, послышался тихий свист, что означало: «готовься». Киллер привычно взвесил в руке автомат, снял его с предохранителя и осторожно взглянул вниз. Огромный серебристый «Форд» показался на узкой дороге со стороны шоссе. Сейчас он минует пустырь, проедет метров двадцать и свернет направо, в сторону неприметного одноэтажного строения – тира.

   Киллер свистнул в ответ – спустя несколько секунд в отверстии, загодя выдолбленном в бетонном заборе, показался тупой ствол «калашникова». Еще мгновение – и он выплюнул в сторону «Форда» сгусток ярко-оранжевого пламени. Машина Ваннера резко остановилась, словно наехав на невидимое препятствие, и спустя секунду со стороны «Форда» раздались ответные одиночные выстрелы.

   Расчет киллера оказался блестящим: пацаны, которые вели огонь из-за бетонного забора, лишь отвлекали на себя внимание пассажиров «Форда», создавая шумовой эффект. Прицельно стрелял один он, киллер. Впрочем, тут, стоя на крыше гаража и стреляя из автомата с бедра вниз, мудрено было промахнуться. Он выпустил в крышу «Форда» весь рожок, тридцать три патрона – машину буквально изрешетило пулями.

   Вся операция заняла не больше минуты. Швырнув ставший ненужным автомат, киллер пружинисто спрыгнул с крыши и бросился в сторону от гаражей – туда, где, как он знал наверняка, его поджидала молочная «девятка», загодя угнанная на этот случай. Ржавые коробки гаражей, длинный бетонный забор, унылый пустырь, мертвое пространство, забранное в жесть и бетон, отделяющее его от спасительной дороги. А вот и дверца машины, загодя открытая…

   – Давай! – Плюхнувшись на сиденье, киллер кивнул водителю – все в порядке, поехали.

   Через несколько секунд «девятка», описав полукруг, уже выезжала на Волоколамское шоссе…

 

Подмосковье, Балашиха, 21 января, 9 часов 10 минут

 

   Единственный среди чеченцев вор в законе 38-летний Султан Даудов в то утро со своим телохранителем Дерябиным ехал в аэропорт, чтобы улететь в Крым на встречу с одним из местных авторитетов. Однако по пути Султан решил заехать в Балашиху в фирму «Росинтер» по делам.

   Когда их джип остановился у дверей фирмы, Султан приказал своему телохранителю выйти и проверить, все ли спокойно. Дерябин вышел из машины первым и вошел в здание офиса. Султан на несколько минут задержался с водителем в машине. Телохранитель не появлялся. Султан начал нервничать, он посмотрел на свои часы – до вылета оставалось мало времени. Они могут опоздать. Ладно, время раннее, вряд ли будет засада. Султан вышел из машины, вошел в двери офиса и скрылся за ними. В тот момент, когда он хотел открыть дверь приемной офиса, его встретил шквал автоматной очереди. Султан упал сразу.

   Тем временем один из стрелявших подошел и выстрелил Султану в затылок. Другой киллер выскочил на улицу и начал стрелять по машине. Но водителю джипа повезло – пуля попала ему в бедро и он успел на большой скорости уехать.

 

Москва, Центр, 22 января, 12 часов, совещание спецслужб

 

   Майор Владимир Лучин сидел на секретном совещании своего управления и внимательно слушал докладчика. Совещание проводилось в кабинете генерала Березкина. Среди приглашенных, помимо полковника Цветкова, были несколько оперативников из управления по разработке и пресечению преступных структур ФСК, в котором служил Лучин, а также из аналитического управления.

   Доклад делал майор Надеждин, один из главных аналитиков по организованной преступности.

   Лучин слушал докладчика очень внимательно. Предстояла разработка важнейшей операции, в которой он должен был участвовать и играть одну из ведущих ролей.

   Тем временем майор Надеждин продолжал свой доклад.

   – Сейчас в столице, – говорил он, – представлено более тридцати преступных группировок. Москва была тогда поделена между группировками и бригадами. Юг и юго-запад контролируют ореховская, солнцевская, восток – измайловская, центр города держат таганская, бауманская группировки. На севере работала коптевская. Кроме этого, были и небольшие бригады – из Останкина, Медведкова, Сокольников.

   Помимо этого, в Москве действуют и несколько группировок, сформированных по национальному признаку. Это чеченская, грузинская, армянская, азербайджанская и другие.

   В столице имели свои интересы и подмосковные группировки – подольская, люберецкая, долгопрудненская, одинцовская.

   В городе стали появляться приезжие – казанская, красноярская, кемеровская, новокузнецкая и курганская организации. Все они находились пока в тени, то есть никакого самостоятельного дела в Москве не имели, кроме, пожалуй, новокузнецкой. Те сразу заявили о себе как о самостоятельной единице, никого не боящейся, пытающейся поставить под свой контроль многие другие структуры. Приезжали на стрелку, начинали стрелять – в общем, на крови делали свой авторитет.

   Крупных группировок пока две. Самый большой вес имеют так называемая ореховская преступная группировка во главе с авторитетом Сергеем Тимофеевым по кличке Сильвестр, и бауманская, во главе которой до убийства стоял вор в законе по кличке Глобус. Проанализировав имеющиеся у нас материалы, мы пришли к выводу, что для нашей дальнейшей операции наибольший интерес представляют ореховская и бауманская группировки. Между ними существует конфликт по поводу раздела сферы влияния – ночной клуб «Арлекино».

   Конфликт по этому клубу назревал давно и сейчас находится в высшей стадии. Теперь фактически решается вопрос, кто кого «положит» первым. Кроме того, бауманцев поддерживает известный авторитет Отари Квантришвили, выдающий себя за крестного отца московской мафии. Кстати, по оперативным данным, Отари имеет прочные связи в Главном управлением внутренних дел Москвы, а также среди ответственных работников МВД. Встречался Отари и с некоторыми представителями Службы безопасности Президента…

   – Я в курсе, – перебил его Березкин, чтобы майор не заострял внимание на встрече Отари с одним из руководителей Службы безопасности Президента. Генерал прекрасно знал об этой встрече, и хотя представитель Администрации Президента оформил ее как деловую и представил подробный отчет, у Березкина были сомнения по поводу истинных целей контакта.

   Аналитик замолчал. Березкин продолжил:

   – Ну что же, думаю, всем ясно: основная операция будет проходить вокруг Отарика и Сильвестра. Что у нас по агентурным связям? – обернулся он к своему заместителю полковнику Цветкову.

   – У нас есть два агента, – ответил тот. – Один – информатор, второй просто внедрен в ореховскую группировку. Внедренным я рисковать не хочу. Мы имеем на этот счет другие планы. Вы в курсе…

   Генерал кивнул головой.

   – А вот агент мог бы нам пригодиться, – продолжил Цветков.

   – Что с твоими людьми? – Генерал перевел взгляд на Лучина.

   – Мои люди, – Владимир, тяжело вздохнув, встал, – полностью завязли в конфликте с местным криминальным авторитетом того города, откуда они приехали. В настоящий момент один из них находится в Москве и ожидает наших указаний о привлечении своих боевиков.

   – Я думаю, – заговорил генерал, – операцию по внедрению этих людей в ореховскую группировку можно начать. Попробуйте через агента свести своего человека с Сильвестром.

   – Таким образом, мы можем сказать, что операция у нас уже начинается. Я попрошу вас, – обратился генерал к Цветкову, – разработать полный план операции. До завтра сделаете?

   – У меня план уже готов, – привстал полковник. Он протянул Березкину папку с бумагами. Генерал открыл папку и быстро просмотрел содержимое.

   – Ну что же, очень хорошо, – кивнул он. – Заместителем полковника Цветкова по операции и непосредственным координатором назначается майор Лучин. Я попрошу вас, товарищ майор, очень внимательно отнестись к своим обязанностям. Мы проводим один из первых экспериментов, на который получено согласие руководства, поэтому провала этой операции допустить нельзя.

   – Провала не будет, товарищ генерал, – ответил Лучин.

   – Хорошо. Тогда все в рабочем порядке. И главное, согласуйте наши действия с коллегами по линии Министерства внутренних дел.

   Генерал встал, показывая, что совещание окончено. Через несколько минут все разошлись по рабочим местам.

 

Валерий Карышев "Записки бандитского адвоката"

В тот день около 12 часов дня я припарковал свою машину БМВ у стен изолятора «Матросская тишина», машина из наружного наблюдения припарковалась недалеко от меня. В последнее время они перестали скрывать свое присутствие, вероятно, поменяли свою тактику, избрав теперь психологическое давление. Предъявив адвокатское удостоверение, я прошел через КПП и поднялся на второй этаж. Здесь находилась картотека, где нужно было заполнять листочки вызова клиентов. Сегодня я решил, что буду работать с только одним клиентом, остальные подождут. Дежурная по картотеке Маша, молча взяла мой заполненный листочек и спросила меня - Только одного вызываете? – Да одного. Завтра у него допрос, нужно подготовиться- ответил я. Маша стала заполнять вторую половину листка, затем повернув голову посмотрела в сторону, проверяя ни слушает ее и наклонившись в мою сторону тихо сказала - Вчера к нам приходили оперативники из департамента по борьбе с организованной преступности. Они переписали всех ваших клиентов.. 

Спасибо за предупреждение – ответил я. На самом деле пристальное внимание органов к моей персоне для меня было не новостью. В последнее время я понял, что нахожусь » под колпаком» органов, когда впервые заметил слежку за собой. Через несколько минут я поднялся на четвертый этаж и прошел в специальный кабинет для встречи с клиентом. Игоря( имя изменено) моего клиента известного человека в криминальном мире, имеющего статус законника привели быстро. Игорь сразу мне с порога. » Здесь, такая тема. Нужно срочно узнать через пацанов, Чиж (кличка измена) Вор или нет. Это срочно»,- сказал он.- Слушай, какая срочность в этом. У тебя серьезная статья, нужно готовиться к допросу, а ты про Чижа...- ответил я. -Это никуда не денется. А завтра к следаку я просто не выйду. Срочность в этом есть. Вчера мне Чиж прислала маляву( записку) приглашает на стрелку (встречу). И фишка в том, если он не Вор, а я подам ему руку, то это для меня будет косяк, за который могут спросить. Понятно?-сказал он. Вот такие у них законы и понятия, - подумал я про себя. Главное для них соблюдать свой протокол. «Ладно все сделаю»- ответил я и вышел из кабинет , и сразу столкнулся с тюремными операми . Трое с овчаркой и видеокамерой сразу вошли в кабинет к моему клиенту, а четвертый с рацией пошел за мной, провожая меня до выхода. «Стало все понятно, моего клиента сейчас обыщут. А вдруг найдут наркоту»- заволновался я. Нет, я ничего ему не приносил и это было главным условием нашего сотрудничества, но ведь могут подбросить и тогда меня точно задержат»,- размышлял я. Замедлив шаги, я остановился, мой провожатый сделал тоже. Сердце у меня забилось часто. Неприятное чувство. Клиент слишком одиозная фигура. Может быть провокация. Перед последней дверью зашипела рация у опера. «Чисто!» - услышал я голос . «Удачи адвокат, береги себя», - подмигнул мне опер и вернулся обратно. Я спокойно вздохнул и расслабился. На выходе на улице справа стояла иномарка с пацанами, ожидающие весточки от своего босса, а слева ждала меня «наружка» оперов из уголовного розыска..

Валерий Карышев «Записки бандитского адвоката»  

 

 

 

 В Карышев

 

     АГЕНТ ВЛЯНИЯ  (БАНДИТСКИЙ НЕЛЕГАЛ)

 

– В общем, – перебил Цветкова генерал, – это что-то вроде агентов влияния – люди, которые действуют под нашим непосредственным руководством и контролем. Естественно, мы – государственная организация и заниматься незаконной деятельностью не можем, то есть не можем убивать тех людей, которые руководят преступными группировками и входят в них. А вот руками самих же преступников мы можем серьезно почистить ряды московского криминального сообщества. Ты понимаешь идею? Майор молчал. – Твоя группировка, – продолжал генерал, – начнет действовать в Москве и будет бороться за место под солнцем. Она будет уничтожать – опять же по нашим рекомендациям – тех лидеров группировок, которые набирают обороты и мешают государственным интересам. Естественно, в дальнейшем, как только задача будет выполнена, с группировкой мы поступим в рамках закона. Об этом ты тоже должен помнить. И, кроме того, ты знаешь специфику нашей работы. Ты будешь единственным куратором группировки, но информацию о всей деятельности …