RSS
 

НОВАЯ КНИГА

 

 

 

 

ВАЛЕРИЙ КАРЫШЕВ «ВНУТРЕННИЕ ВРАГИ»

ГЛАВА 1
Москва, 23 июня 2003 годашесть часов утра

Генерал Олег Иванович Лядов стоял у большого окна и внимательно смотрел внизТамна площадиприлегающей к Главному следственному управлению Генеральной прокуратурыв столь ранний час собралось около трехсот пятидесяти человек.

Рядом с генералом стоял его заместительполковник ФСБ Николай Егорович МасловОн тоже смотрел внизВремя от времени он бросал короткий взгляд на своего шефа.

Первым нарушил молчание Маслов.
— 
Как вы думаетеОлег Иванович, — произнес он, — утечки не произошлоВдруг их уже

предупредили?
Лядов повернулся к Маслову и внимательно посмотрел на негоЛицо генерала оставалось

спокойнымНо в душе он испытывал тревогу.
— 
Я и сам нервничаю, — тихо ответил он.
— 
Может бытьзря мы послали на эту операцию журналистовВедь два года мы ее готовили,

держали в строжайшем секретеА сейчас кто-нибудь проболтается — и все... — ПослушайКоля, — остановил его генерал, — тебе же хорошо известночто точное название

операции и топротив кого она направленазнают только наши сотрудники и ребята из ГУСБВ детали операции посвящен очень узкий круг людейне все наши коллеги из управления собственной безопастности МВДТак что утечки не должно бытьА что касается журналистов... Ты понимаешьчто это не моя воляЯ был против до последнегоНо скоро выборыи накануне этого события эмвэдэшникам нужно отрапортоватьсяоперация «Чистые руки» для них самый оптимальный вариантРейтинг в предвыборной борьбе у них сильно возрастет, — усмехнулся Лядов.

— Олег Ивановично ведь если о чем-то знают три человекаэто уже не секрет...

— Нубрат, — улыбнулся генерал, — давай тогда меня подозревайа я буду подозревать тебяУ нас не было другого выходаМы же с тобой не можем вдвоем эту операцию провести.

Маслов кивнул.

Дверь кабинета открыласьВошел мужчина в гражданской одеждеЭто был генерал Главного управления собственной безопасности МВД Геннадий Николаевич Решетников.

— ПриветФСБ! — улыбнувшисьгромко произнес он. — Что загрустилиЛядов протянул руку вошедшему.

— Ну чтодо начала операции остались считаные секунды? — спросил Решетников.

— Да, — Лядов взглянул на наручные часы. — Сейчас будем спускатьсяНуКоля, — повернулся он к заместителю, — бери конверты!

Маслов подошел к столуна котором аккуратной стопкой лежали скрепленные печатями сорок два конвертаБыстро пересчитав ихон взял стопку в руки.

— Всес богом! — сказал он.

— Погодите, — остановил его Решетников. — Господа офицерыдавайте присядем на дорожкуОперация сложнаядва года готовили в строжайшем секрете...

Лядов вздохнул.
— 
Да что вы мне душу бередитеТакое впечатлениечто операция вот-вот будет раскрыта и все

закончится проваломТолько что мой боевой зам говорил те же словатеперь ты... — Нетя просто так сказал, — будто оправдываясьпроговорил Решетников.

Посидев секунд тридцатьвсе встали и покинули кабинет.

Вскоре офицеры спустились с третьего этажа иминовав проходнуювышли во дворкоторый был забит народомВ столь ранний час было удивительнымчто на пересечении Технического переулка и Бауманской улицы столпилось больше трех сотен мужчинПрохожие могли подуматьчто проводятся какие-то учения или готовится секретная операцияВторое предположение было верным.

Операция Главного управления собственной безопасности МВД и ФСБ действительно была строго засекреченанастолько строгочто даже сами участники предстоящих арестов и обысков пока не зналипо каким адресам они отправятся и на чьи фамилии выписаны ордера на арест.

Лядоввзяв у адъютанта громкоговорительобратился к толпе: — Прошу построитьсятоварищи!

Сразу же толпа превратилась в стройные рядыТолько поодаль стояла небольшая кучка журналистовкоторые внимательно наблюдали за происходящимПо правилам игрыникто из них не имел права никого фотографировать — ни

участников операциини руководителейРазрешения на любое действие давались специальными пресс-службами ФСБ и МВД.

Участники операции застыли в ожидании дальнейшего приказа.

Внезапно ворота внутреннего дворика открылисьи на площадь въехало шесть небольших автобусов с окошкамизакрытыми темными занавескамиАвтобусы остановилисьДвери открылисьиз них выскочили людиодетые в черную камуфляжную формуНа спинах у них было написано: «ФСБ».

— Вот и «альфовцы» прибыли, — сказал Масловглядя на генералаТот кивнул понимающе.

— Встаньте в строй! — обратился Лядов к вновь прибывшим. «Альфовцы» моментально выстроилисьпримкнув к основным рядам.

— Итаксегодня проводится операция, — продолжил генерал, — которая разрабатывалась под руководством ФСБ и ГУСБВ операции участвуют следователи Генпрокуратурыоперативники ФСБа также оперативники ГУСБКроме этогофизическую поддержку операции осуществляет спецподразделение «Альфа». — Лядов посмотрел в сторону офицеров в черном камуфляже. —Операция строго секретнаи мы сейчас не можем сказатьпротив кого она направленаЧерез некоторое время вы узнаете об этомЭто действительно серьезная и могущественная группировкакоторая представляет большую опасность для нашего государственного строяПоэтому я попрошу васпрежде чем мы раздадим вам конверты с адресамипостроиться по следующему принципуКаждая группа должна состоять из семи человекВ группу должны входить следователь Генеральной прокуратурыдвое оперативников ГУСБ или ФСБ и четыре бойца подразделения «Альфа».

Полковник слегка толкнул генераласловно напоминая ему о чем-то.
— 
Да, — добавил Лядов, — в группе будет работать прикомандированный журналист.

Старшими групп мы назначаем следователей ГенпрокуратурыПоэтому сейчас я прошу вас выстроиться по названной схемеСледователей Генпрокуратуры прошу встать перед строем на расстоянии пяти метровЗа ними прошу встать оперативников ФСБ и ГУСБПотом по четыре бойца «Альфы» для поддержания каждой группы.

Через несколько минут перестроение закончилось.
— 
Теперь, — Лядов взглянул на часы, — попрошу старших группследователей

Генпрокуратурыподойти ко мне.
Вскоре около генерала образовалась небольшая очередь.

— Вот конверты, — сказал генерал, — они запечатаныНа каждом конверте написаны адрескуда вы должны подъехатьи времякогда вы должны будете

вскрыть конвертЯ прошу вас после вскрытия конвертакогда вы узнаете фамилию и адрес человекакоторого должны будете «навестить», ни в коей мере не удивлятьсяЯ также прошу васесли этот человек начнет козырять различными громкими именами или называть своих «высоких» покровителейне тушеватьсяСегодняшняя операция одобрена и санкционирована руководителем ФСБ и министром внутренних дел личноПоэтому мы предоставляем вам широкие полномочияТеперь по поводу журналистов. — Генерал понизил голос. — С вами будут работать журналистыК сожалениюхотя я и был категорически против этогонокак мне было сказаноу нас продолжает существовать гласность... На конвертах будет написанокого из задерживаемых разрешается сниматьВ этих случаях можно будет сделать несколько снимковНо следите за темчтобы в кадр не попали лица оперативников ФСБ и ГУСБВся ответственность за действия журналистов лежит на вас как на старших группНуни пуха ни пера! — громко сказал генерал. — Не слышу ответа, — улыбнувшисьдобавил он.

— К черту! — неохотно проговорили несколько человек из бригады следователей Генеральной прокуратуры.

— Через десять минут выезжаемУ каждой группы есть свой номерМашины стоят там, — генерал махнул рукой в сторону высокого металлического забораотделявшего двор от улицы, — они с соответствующими обозначениямиНа лобовом стекле — номеркоторый соответствует номеру группыЕсть вопросы?

— Вопросов нет! — последовал дружный ответ.

— Желаю вам удачиЧерез час начинается операция.
Следователи повернулись и подошли к своим группамТут же группы стали рассаживаться в

подготовленные для них машины.
Лядов вздохнул и направился к зданию Генеральной прокуратурыЗа ним последовали Маслов и

Решетников.
Поднявшись на третий этаж и войдя в просторный кабинетспециально выделенный для них

Генпрокуратурой и являющийся штабом проводимой операциигенерал уселся в большое кожаное кресло и задумался.

Тем временем в приемной перед кабинетом уже собралось несколько офицеров — оперативников ФСБ и ГУСБкоторые должны были осуществлять координацию и оперативное руководство операцией.

Лядов смотрел в окно и о чем-то думалНеожиданно в его кармане зазвонил мобильный телефонГенерал достал трубку и включил ееЗвонил один из заместителей директора ФСБ.

— Как делаОлег Иванович? — спросил он.
— 
Все нормальнотоварищ генерал! — ответил Лядов. — Люди выехали по адресам.
— 
Как ты думаешьпровала не будетУтечки информации? — спросил заместитель директора

ФСБ.
— 
Неттоварищ генералне должно бытьВсе держится в строжайшем секрете.

— Ты где сидишь?
— 
В кабинете следователя по особо важным деламТут теперь находится штаб операции. — Скажитам у вас есть телефон правительственной связи ВЧ?
— 
Вроде есть.
— 
Перезвони мнея сейчас на работе.
— 
Слушаюсьтоварищ генерал, — ответил Лядов.

Он подошел к аппарату цвета слоновой кости с гербом Российской Федерации и набрал четырехзначный номерТут же в трубке он услышал знакомый голос.

— Я вот что хотел спросить, — продолжил заместитель директора ФСБ. — Ты про того человекавнедренного агентачто думаешьЕго брать будете?

— Нет, — ответил Лядов. — Мы совещание провелирешили его оставить с целью узнать потомкто будет выходить на этих людейчтобы помочь вытащить ихПусть на свободе гуляет.

— Правильное решениеИ второй вопросТы мне отзвоникогда главного возьмутТы понимаешьо ком я говорю...

• •

— ДаконечнопонимаюОбязательно позвоню, — ответил Лядов.

— Нуудачи тебегенералТы звони мнеинформируйкак делаДиректор уже про тебя спрашивал.

— Слушаюсь!
Через пять часов секретная операция была законченаМинистр внутренних дел информировал средства массовой информации об успехеВскоре страна узналачто была проведена спецоперацияподготовленная ГУСБФСБ и Генеральной прокуратуройБеспрецедентная и крупномасштабная операция была направлена против высокопоставленных сотрудников МУРаЖурналисты тут же назвали эту операцию «делом милиционеров-оборотней». На пресс-конференции министр сказалчто удалось задержать высокопоставленных работников МУРакоторые занимались фальсификацией и незаконным возбуждением делвымогательствомБыло арестовано семь человекМинистр не упомянул о томчто еще троим удалось скрыться...

ГЛАВА 2
Владимирская областьИсправительно-трудовая колония строгого режима No 3, 23 июня 2003 года, 18.50
Ильдар Муратовв прошлом успешный бизнесмена ныне заключенный No 469 седьмого отрядашел после окончания работы по промышленной зоне в баракОн шагал не спешаДо ужина оставалось около получаса.
Перейдя через путьпо которому ходили вагоныгруженные деталямипроизводимыми зэкамиИльдар увидел скомканный лист газетывалявшийся недалеко от рельсаОн нагнулсяподнял егоДата на газете стояла сегодняшняя — «23 июня». «Господи, — подумал Ильдар, — ведь сегодня у моей жены день рождения
Ильдар расправил газету и уселся на лежащий рядом деревянный ящикзадумавшисьВот онажизнь в полоскуСовсем недавно он был преуспевающим бизнесменомимел свою фирму на паях с партнеромДень рождения жены праздновался в лучших ресторанах МосквыЕсли он выезжал за границуто останавливался в лучших отеляхИ это было всего полгода назадА сейчас жизнь повернулась в другую сторону — нет ни фирмыни денегЕсть только номер 469, есть заключенный Ильдар Муратовкоторому оставалось сидеть еще почти четыре года...
Наконецотмахнувшись от грустных мыслейИльдар поднялся и направился в сторону баракагде располагался его отрядВойдя в помещениеон прошел вдоль ряда кроватей в три ярусазастеленных одинаковыми синими одеяламии коричневых тумбочек с прикрученными к ним алюминиевыми табличками с инвентарными номерами и оказался в комнате для умыванияИльдар решил перед ужином помыть лицо и руки.
Неожиданно из двери красного уголка выглянул его товарищЛеонид Матвиенко.
— 
Ильдариди сюда скорее! — проговорил он. — По ящику твое дело показываютОперов тех,
которые тебя поймали и «плетку» подсунули!
У Ильдара перехватило дыханиеОн резко повернулся и удивленно посмотрел на Леньку.
— 
Ты чего гонишьпацан?
— 
Да я не шучуИди скореепо телевизору новости показывают!
Ильдар в три прыжка оказался в красном уголкеПрограмма «Сегодня» рассказывала о
крупномасштабной операции спецслужб
которые задержали милиционеровоборотнейкак называл их телевизионный ведущийработая в МУРете подсовывали всем пистолеты и фабриковали уголовные делавымогая у коммерсантов деньги.
— 
Смотриточнотвое делоПогляди на их лица! — возбужденно говорил ЛенькаИльдар стал внимательно вглядываться в лица оперативниковна которых уже были надеты

наручникии фээсбэшники выводили их из следственных помещений. — Команда большая! — сказал Ильдар. — А фамилии называли?

— Да черт его знаетНазвали несколькоА задержали человек десять, — ответил Ленькаглядя на Ильдара повеселевшими глазами. — Скоро и твое дело пересмотрятТебе нужно срочно в Москву писатьВыпустят тебяпареньТы же незаконно сидишь.

Ильдар ничего не мог ответить от неожиданности.

После окончания криминального сюжета диктор стал рассказывать о других событияхно Ильдар его не слушалОн вышел из баракаНа ужин ему идти расхотелосьОн подошел к узкой лавочкеселвытащил из кармана сигаретызакурил и задумалсяНу что жеоперация проведенаРазоблачены оперативникиКонечнофамилий не назвалилиц отчетливо он не виделНоможет бытьтекоторые ему подсунули пистолеттоже арестованыПросто их не назвалиНадо срочно что-то делатьподумал ИльдарНадо о себе сообщитьТем более диктор сказалчто некоторые уголовные дела будут пересмотрены и люди будут реабилитированыКонечно жеон был осужден незаконнокак и другие, — за точто ему подбросили оружиеНо тогда доказать ничего было нельзяСледствие было скоротечнымда и суд просто подписал приговоркоторый выдвинуло обвинениеВот теперь он здесьв колониина четыре годаНетнадо срочно что-то делать!

Ильдар поднялся с лавки и подошел к колючей проволокегде неподалеку ходил часовой. — Слышьземлячок, — сказал Ильдар, — кто сегодня дежурный?
— 
А кто тебе нужен?
— 
Я Ильдаркладовщиком работаюМне с дежурным поговорить необходимо.

Часовой осмотрелся по сторонамсловно раздумываяназывать фамилию дежурного или нетНовероятнота информациячто Ильдар работает кладовщикомто есть находится в привилегированном положении в сложной системе строения зонысыграла свою роль.

— Сегодня капитан Савельев дежурит, — ответил часовой иповернувшисьхотел отойти в сторонуно Ильдар сказал:

— Землячокдержи пачку!
Он бросил часовому пачку фирменных «Мальборо».

— Позови капитанаМне с ним побалакать надоОн меня знаетСкажи — Ильдар Муратов спрашивает.

Часовой поймал пачку и быстро сунул ее в карман.
— 
Позвать-то позовуно не знаюпойдет ли он... — сказал он.
— 
ТыглавноепозовиЗемлячокочень тебя прошусрочно нужно!

Часовой повернулся спиной к Ильдару и направился к баракув котором располагалась дежурная часть колонии.

Ильдар сел на лавочку и посмотрел вслед уходящему часовомуИх разделял забор из колючей проволокипостоянно находящейся под напряжениемЭто была специальная зонакоторую зэк не мог пересечь без разрешения администрации колонии.

Вскоре он увиделчто из дежурной части вышел офицер в зеленой камуфляжной форме ипосмотрев в сторону Ильдарамедленно направился к немуЭто был его знакомыйкапитан Савельевкоторого Ильдар «прикормил». Женаприезжавшая к Ильдару из Москвыпривозила деньгиКапитан Савельев получал «прибавку» к своей невысокой зарплатекоторую к тому же выплачивали нерегулярно,

— двести баксов за опеку Ильдара и оказание мелких услугУслуги заключались в томчто капитан разрешал позвонить в Москвуиногда приносил продукты из городасоответственноза отдельную платукуревоизредка выпивкуКроме тогокапитан помог купить «хлебное» место — должность кладовщиказа которое Ильдар заплатил тысячу баксов.

Подойдя к Ильдарукапитан быстро осмотрелся вокругНо в это время в колонии уже никого из офицеров не было.

— ЗдоровоИльдар! — сказал капитан. — Что нового скажешь?
— 
Мне жене в Москву надо срочно позвонить.
— 
Чтопо ящику новости виделпо аресту муровцев? — спросил капитанулыбаясь.
— 
Нету нее сегодня день рожденияПоздравить нужно.
— 
ХорошоДавай после отбояна этом месте, — сказал капитанвзглянув на часыИльдар тоже

посмотрел на свои пластиковые «Касио», которые ему привезла жена.
— 
Значитровно в одиннадцать? — уточнил он.
— 
Давай-ка лучше в полдвенадцатогоИ аккуратно тамДоговорились?
— 
Все сделаемстаршой! — Ильдар поднялся и направился в сторону баракаТеперь ему

необходимо было выработать план своих действийточнеепридумать текст разговора с женой.
Время тянулось медленноИльдар сидел в красном уголке и внимательно смотрел все новостные

передачи по разным каналамгде показывали один и тот же сюжет об аресте милиционеров-оборотнейТеперь он услышал несколько фамилийкоторые были названыНо среди них не было ни одной знакомой.

«Плевать, — думал Ильдар, — в конце концовментыкоторые мне пистолет подсунулимогут их знатьМожет бытьони вместе работалиМало ли таких оборотней

В половине двенадцатого Ильдар был у скамейкигде они с капитаном Савельевым договорились встретиться.

Капитан не опоздалОн подошел к Ильдару и кивнул головой в сторону проходаразделявшего зону на две частиВ одной из них жили заключенныев другой находились конвоирыофицерыохрана колонииПройдя через калиткуИльдар оказался по ту сторону проволокиОн медленно шел за капитаном.

Вскоре они попали в штабной баракгде находилась администрация колонииПройдя мимо нескольких кабинетовСавельев достал ключоткрыл деревянную дверь и показал Ильдару на столна котором стоял телефонный аппарат.

— Звони через «восьмерку», — сказал он. — Пяти минут хватит?

— Вполне, — кивнул Ильдар.
Капитан покинул кабинетзакрыл дверь идостав сигаретувышел покурить на крыльцоА в это

время Ильдар стал дозваниваться до МосквыКак назло, «восьмерка» долго не набираласьмежгород был все время занятИльдар посмотрел на часыПрошла минута из отпущенного ему времени.

Наконец номер был набранИльдар услышал в трубке голос своей супруги.
— 
Иришадорогаяпоздравляю тебя! — сказал он.
— 
ОйИльдарэто ты! — радостно проговорила Ирина. — Я зналачто ты мне сегодня

позвонишьмилыйКак ты тамНовости сегодня слышал?
— 
Слышал, — ответил Ильдар. — Мне нужночтобы ты выполнила мое заданиеСрочно найди

адвокаталюбогозаплати деньги и приезжай вместе с ним ко мне на свиданиеМне нужно с ним поговоритьПонимаешьэто очень важноИ это нужно сделать как можно быстрееЗаплати любые деньгитолько приезжайте завтра-послезавтраЭто очень важноТы поняла меня?

— Да-дая все понялаЯ все сделаюкак ты сказалЖди меняЯ скоро приеду.
— 
ВсецелуюВремени больше нетМы скоро увидимсяИльдар положил трубкуГЛАВА 3
25 
июня 2003 годатрасса Москва — Владимир, 10.00

Серебристый джип «Лексус-300» на большой скорости летел по трассе в направлении ВладимираЯ сидел на переднем сиденье и время от времени посматривал на свою новую клиенткуточнеежену нового клиентаИрину МуратовуЕще вчерав самом начале рабочего дняона зашла ко мне в адвокатскую контору исославшись на далеких знакомыхпопросила принять участие в правовой помощи ее мужунаходящемуся в одной из колоний Владимирской областиИз ее сбивчивого рассказа я узналчто муж ее был осужден полгода назад народным судом за незаконную перевозку оружияСейчаспосле начала громкого дела милиционеров-оборотнейон заявляетчто оружие ему подкинули муровцыОн просилчтобы я как адвокат срочно приехал к нему в колонию для реализации его нового плана о досрочном освобождении в связи с незаконным возбуждением уголовного дела.

Конечноя слышал информацию о муровцах-оборотняхЯ предполагалчто многие люди незаконно находятся в местах лишения свободыНо я скептически относился к новому клиентуНаверноесейчас всекто осужден за хранение оружиябудут пытаться доказатьчто им оружие подбросилиНо одного желания малоНеобходимо подтвердить специально собранными доказательствами и показаниями свидетелейчто именно эти муровцы принимали участие в таком делеИ если суд посчитаетчто те действовали незаконным способом и уголовное дело возбуждено незаконнотолько тогда эти осужденные будут реабилитированыНет никакой гарантиичто именно мой новый клиентИльдар Муратовотносится к этой категории и что именно эти муровцы подбросили ему оружие... Но — клиент платит деньгиадвокат их отрабатываетдумал яКороткая командировка в колонию для встречи с клиентом хорошо оплачивалась его женой.

Я посмотрел на часыДо Владимира оставалось еще минут тридцать.
— 
Минут через двадцать будем. — Ирина заметила мой взгляд и немного повернула голову в

мою сторону.
Ирине было около тридцати летХотя она была немного похожа на татарочкуно была русскойА

вот ее муж был татаринв прошлом — весьма преуспевающий предпринимателькак я понял из ее рассказа.

— Поосторожнее тутвстречные машины «мигают», — сказал я. — Тамнаверноегаишники с радаром...

— Ничегооткупимся, — улыбнулась Ирина. — Главноечтобы мы успели утром приехатьпотому что руководство колонии иногда уезжает в местные командировкии если мы их упустимто не получим разрешения на встречу. — Она еще сильнее нажала на педаль газа.

Вскоре мы уже подъезжали к высокому каменному забору с колючей проволокой наверхуЯ увидел небольшую проходнуюна дверях которой висела вывеска из красного стекла: «Министерство юстиции РФГУИНУчреждение No 3».

Мы вышли из машины и быстро направились к проходнойИрина привычно вошла в небольшую комнаткупредназначенную для приема передач и оформления свиданийи постучала в маленькое окошечко.

— Добрый деньЯ Ирина Муратова, — сказала она. — Мне бы к мужу на свидание...

— А вам полагается? — Из окошка выглянула женщина лет пятидесяти.
— 
ДаполагаетсяРазрешение полученоПосмотрите у себя в книге.
— 
Одну минуточку! — Женщина полистала журнал. — ДавотестьВы можете пройтиСейчас

его приведут.
— 
И еще, — добавила Ирина, — со мной приехал адвокат.
— 
Адвокат? — переспросила женщина и посмотрела на меня. — Покажитепожалуйставаше

удостоверениеордер и командировочное предписание.
— 
Конечно! — Я быстро достал из бокового кармана все необходимые документы и протянул в

окошко. — Я адвокат из МосквыИльдар Муратов — мой клиентВот копия договора о правовой помощи.

Женщина стала изучать документывнимательно вглядываясь в оттиски печатейПосле этого она посмотрела мое удостоверение.

— Вы как будете беседоватьвместе или раздельно? — спросила она.
— 
Давайте мы зайдем вместеа там уже по ходу дела определимся, — ответила Ирина. — Хорошо, — сказала женщина. — Подождитеминут через пятнадцать его приведут.

Мы отошли от окошка и сели на деревянные лавочки.

• •

— Странно, — сказал я, — обычно в колониях бывает много народу на свиданияхприносят

передачи...
— 
Сегодня неприемный день, — ответила Ирина. — Акакжемы?

— Да тут у нас все схвачено, — улыбнулась она. — Я знаю дни рождения всех руководящих
работников
делаю им подаркиВот они и допускают определенные поблажкиДействительновскоре мы услышаликак женщина в окошке произнесла:

— Муратована свидание!
Потомсловно вспомнивдобавила:
— 
С адвокатом!
Мы вошли в деревянную дверьзатем миновали небольшой коридорчикв начале которого сидел
конвоир
прошли еще несколько металлических дверей-решетокИ вот мы оказались в небольшой комнатегде у стены стоял столнад ним — окошкоза которым сидел мужчинаодетый в черную зэковскую робу с нагрудным белым знаком.
— 
Ильдарчикмиленький! — сказала Ирина. — Как я рада тебя видетьМужчина улыбнулсяТем временем я рассматривал своего нового клиентаЭто был достаточно
крупный мужчина
ростом около ста восьмидесяти сантиметровстриженный «под ноль», с типичным восточным лицомОн приветливо улыбнулся мне и начал с помощью телефонной трубки говорить с ИринойЯ не стал мешать и отошел в сторонудожидаясь своей очередиВскоре Ильдар попросил меня взять трубку.
— 
Как вас зовут? — спросил онЯ назвал свое имя.
— 
Я адвокат, — добавил я.
— 
Очень хорошо!
— 
Вы слышали о деле «оборотней»? Узнали кого-то из них?
— 
Нетне узналНо человеккоторый подсунул мне оружиес ними связан. — Откуда вы это знаете?
— 
Он мне называл несколько фамилий...
— 
Можно назвать фамилию?
— 
По-моемуДуминмайор из пятого отделапо борьбе с незаконным оборотом оружия.
— 
И что вы хотите?
— 
Я хочучтобы вы связались с Генеральной прокуратуройс ГУСБ или ФСБя не знаювам
виднее
и заявиличто яИльдар Муратовнезаконно осужденныйнахожусь в такой-то колонии и готов дать показания как свидетель в связи со своим незаконным арестом и дальнейшим осуждением.
— 
Ну что жепопытаться можноНо вы должны написать заявление.
— 
Какое еще заявление? — удивленно переспросил Муратов.
— 
В котором вы напишетечто хотитечтобы вас привлекли в качестве свидетеля по этому
уголовному делу
и что вы можете показать то-то и то-то.
Через несколько минут Муратов уже писал заявленияОдно — на имя начальника ГУСБдругое

— в Генеральную прокуратурукоторая вела это дело.
После того как заявления были готовыя внимательно прочел ихМы договорилисьчто я подам их
в соответствующие органы и буду держать дело на контроле
ВозможноМуратова вызовут на допрос. — Я очень на вас надеюсь! — сказал Муратов на прощанье. — Сами понимаетенезаконно
сидеть никому не хочется
. — Я вас понимаю.

Вскоре мы покинули колониюГЛАВА 4

26 июняТехнический переулокздание Следственного управления Генеральной прокуратуры, 11.00

На проходной Генеральной прокуратуры я показал свое удостоверение и попросил связать меня со следователемкоторый ведет дело милиционеров-оборотнейДежурный милиционер быстро пробежал глазами список телефонов и предложил мне самому позвонить по внутреннему номеруЧерез несколько секунд я уже набирал четырехзначный номерПосле нескольких гудков услышал мужской голос.

— Добрый день, — сказал япредставившись. — Я адвокатпредставляю такогото... Хочу передать вам заявление.

Мужчина внимательно выслушал меня и ответил:
— 
К сожалениюя не могу принять у вас заявлениеСоветую обратиться в ГУСБ или ФСБОни

будут осуществлять оперативную проверку данного заявленияИ если сочтутчто фактыкоторые указал в заявлении ваш клиенттянут на состав преступлениятогда уже они сами передадут его кому-то из следователей Генеральной прокуратурыИ это вполне могу быть не яУ нас большая бригада.

— Я понялспасибо.
Ну что жеприход в Генеральную прокуратуру оказался бесполезным.
Я стал думатьчто делать дальшеНадо срочно ехать в ГУСБ... СтопКонечноя могу туда поехать,

но могу нарваться на такой же формальный отказЯ вспомнилчто несколько лет назад у меня был один клиент...

Я достал из кармана записную книжку и стал листать странички в поисках фамилии клиентаЭто бывший руоповецтатаринего уволили из РУОПаи он обратился ко мне — хотел через суд обжаловать незаконное увольнениеПотом он пропал кудатохотя я потратил на него большое количество времениА через несколько месяцев я был по делам на Шаболовке и осторожно поинтересовался у одного из

оперативников о судьбе своего клиентане восстановлен ли онОперативник спросилоткуда я его знаю.

— Да вотмоим клиентом был... Хотел через суд восстанавливаться.

— Да он же сейчас в ГУСБ работает, — услышал я неожиданный ответ. — Его специально туда взялипоскольку он нас ненавидитВот он весь компромат на работников там и сливает.

Вот нужная строчкаНаиль НурмухамедовЯ тут же вытащил из кармана мобильный телефон и набрал номерЧерез несколько секунд мне ответили.

— Аллоэто Наиль?

— А кто спрашивает? — поинтересовался мужчина.
Я представилсяМужчина сделал паузуто ли пытаясь вспомнить менято ли думаяотвечать мне

или нет.
— 
А что случилось?

— Так это выНаиль?
— 
Нуя...
— 
Нужно встретитьсяи очень срочно.
— 
И все-такичто случилось?
— 
Не по телефону... Я по поводу дела «оборотней». У меня есть очень интересные фактыМой

клиент готов выступить свидетелем по поводу этих муровцевЕсликонечновас это интересует, — добавил я.

— Хорошодавайте встретимсяНо не раньшечем через час. — Мне в ГУСБ подъехать?
— 
НетВы сейчас где находитесь?
— 
Я у Генеральной прокуратурыу приемной.

— Вы можете немного погулятьЯ подъеду минут через тридцать-сорокТам и встретимся.

— Хорошодоговорились.
Я убрал телефон в карманТут меня кто-то взял за плечоЯ обернулсяПередо мной стоял мой

коллегаадвокат Сергей Месяцевс которым мы какое-то время работали в одной юридической консультации.

— ПриветТы что тут делаешь? — спросил он. — А ты что?

— Как чтоНа работу пришелна следственные действия к следователю. — А я жду встречи.
— 
Ты сейчас чем занимаешься?
— 
Уголовными деламиА ты?

— И я уголовными.
— 
Случайноне последним нашумевшим делом?
— 
Как ты догадался? — улыбнулся Сергей.
— 
И кого ты защищаешь?
— 
Есть тут один оперДуминиз МУРаВот я его и защищаю.

Я замолчал от неожиданностилихорадочно соображаявыдавать ли информациючто мы готовим клиентакоторый будет свидетелем по этому делуНетлучше промолчу...

— А ты? — поинтересовался Сергей.
— 
Я — по другому делуТы же понимаешьследственное управление большоедел много. — Это точноДел у них тут хватает, — ухмыльнулся Сергей. — Ладноя пойду. — Он

протянул мне свою визитную карточку. — Если что — звони. — Ты тоже позванивай!

Когда адвокат вошел в проходнуюя задумалсяНу воттеперь я увидел своего знакомогокоторый ведет дело одного из муровцев...

Прошло минут тридцатьЯ стал посматривать на часыТут передо мной остановилась серая «Волга», оттуда вышел невысокий мужчина с короткой стрижкойв темных очках иподойдя ко мневзял меня за локоть и отвел в сторону.

— Привет! — сказал он.
— 
ПриветНаильПомнишь своего адвоката?
— 
Конечнопомню, — улыбнулся Наиль. — Что случилосьПочему ты обратился ко мне? — Я узнал у твоих бывшихшаболовскихчто ты в ГУСБ перешел работать.
— 
А кто сказал?
— 
Олег Смирнов.
— 
Его еще не посадили? — спросил Наиль.

Я понялчто Наиль испытывает определенную ненависть к своим бывшим сослуживцамИнтересночто они не поделилиВ конце концовэто не мое дело...

— Так что у тебя за дело? — продолжил Наиль.

— Я тут заявление принес... — Я вытащил заявление. — Фамилия оперативника указанаКорочепомогиесли сможешьвстретиться с твоим руководствомМне следователь из Генеральной прокуратуры сказалчто нужно провести оперативную

проверку этого заявленияесли тебе это интересно и есликонечноты это сможешь сделать.

— Сделать-то я смогу, — сказал Наиль, — но ты немного не по адресу обратилсяЯ ведь не в ГУСБ работаюа в ФСБ.

— В ФСБ?

— Дав подразделении «М», которое как раз занимается выявлением недобросовестных милиционеровтак сказать, «оборотней». Знаешь, — Наиль посмотрел на меня, — мне твое заявление интересноЯ заберу егоТы телефон только мне оставь.

Я вытащил визитную карточку и протянул ему.
— 
Мы его прочтемвсе проверима потом позвонимвызовем тебя и твоего «кадра».
— 
Какого кадра?
— 
Нуклиента... Как его фамилия?
— 
МуратовИльдар Муратов.
— 
Он кточеченец?
— 
Неттатарин.
— 
Татарин? — с интересом переспросил Наиль.
— 
Датвой земляк.
— 
А где сидит?
— 
Во Владимирской колонии.
— 
Всеадвокатзаявление принятоВсечто могусделаюТебе позвонятТянуть мы не будем,

хотя работы многоВсепока! — Наиль протянул мне руку. — Спасибочто вспомнил и позвонил! — Спасибо тебе! — ответил я.

Через несколько минут серая «Волга» тронулась с места и исчезла так же неожиданнокак и возникла.

ГЛАВА 5

30 июняофис адвокатского бюро, 12.00
Звонок Ирины Муратовой раздался неожиданноЯ услышал в трубке ее взволнованный голос.

— У нас проблемаИльдар пропал!
— 
Как пропал?! Ничего не понимаю!
— 
Со вчерашнего дня его нет.
— 
Погодитедавайте подробнее.
— 
Вчера он должен был позвонить мнеЯ весь вечер ждала звонкаМы с ним так договариваемся.

Утром я сама позвонила одному капитанунашемуприкормленномуИ он сказал мнечто вчера приезжали двое из Москвыпредъявили руководству какие-то документы — он их не видел и не читал — и забрали Ильдараувезли в Москву якобы на какие-то следственные действияНо дело ведь закончено!

— Я все понял, — ответил я.
Видимозаработало то заявлениекоторое я передал НаилюА может бытьчто-то другое?

— Подождите, — сказал я, — я постараюсь кое-что выяснитьПерезвоните мне через час. — Давайте так — если вы что-то узнаетето сами перезвоните, — предложила Ирина.
— 
Хорошо.

Я достал записную книжку инайдя телефон Наилянабрал номер.

• • •

• • • •

• •

— Аллоэто яУзнал?

— Узнал, — ответил Наиль. — Что случилось?

— У нас проблемаТоткто писал бумагу... — стал намеками объяснять я.

— Какую бумагу?
— 
Тукоторую я передавал у здания Генеральной прокуратуры. — ВсепонялИ что?

— Он пропалЕго из ИТК двое в Москву увезлиКточто — не знаюСлучайно не по твоему

ведомству?

— Сейчас узнаюМожешь перезвонить через полчаса?

— Конечноперезвоню.
Через тридцать минут я снова набрал номер НаиляНа сей раз Наиль говорил очень лаконично: — Ты сейчас где находишься?
— 
В офисев центре.
— 
Можешь подъехать к ЛефортовоЧерез сколько будешь?
— 
Если пробок не будет — минут через тридцать.

— ХорошоПодъедешь — иди в комнату ожиданияжди меня тамЯ к тебе подойдуДоговорились?
Через сорок минут я подъехал к следственному изолятору Лефортоворасположенному в живописном месте МосквыБольшой каменный заборутыканный видеокамерамиговорил о томчто тут находится режимный объектПо верху забора была пропущена колючая проволокаЯ подошел к высоким металлическим воротам и увидел слева от них вход в КППЯ вошел внутрь и уперся в железную дверь с двумя кнопками переговорного устройства и видеокамерыСлева находилась еще одна дверьона вела в помещениеназываемое комнатой ожиданияЯ открыл ее и увидел темнуюбез оконкомнату площадью около сорока метроввдоль стен которой тянулись деревянные скамьиПосредине комнаты стояло два столана одном из них — весыОни служили для взвешивания продуктовкоторые передавались арестованнымсодержащимся в ЛефортовеСправа от стола — небольшое окошкона нем были прикреплены несколько объявлений о правилах передач в изоляторВ комнате почти никого не былолишь трое адвокатовкоторые сидели рядом друг с другом и о чем-то оживленно переговаривалисьРядом с окошком стояла женщина и переписывала перечень продуктовразрешенных к передаче арестованным.

Я взглянул на часыПосле звонка Наиля прошло больше сорока минутЯ подошел к лавочкеселПодняв голову к потолкуя обнаружилчто комната просматривается двумя видеокамерамирасположенными одна напротив другой. «Вот чем изолятор ФСБ отличается от всех других учреждений этого типа», — подумал я.

Достав из бокового кармана газетуя стал просматривать ееНо не прошло и пяти минуткак ожил громкоговорительприкрепленный к правой стене комнаты под потолкомЯ услышал фамилиюпохожую на моюНичего не понявя обратился к сидящим рядом адвокатам:

— Извинитевы не расслышаликакую фамилию назвали?
Те пожали плечами.
«
Ну вот, — подумал я, — только похвалил техникуа она не очень хорошо работает
Я всталподошел к дверикоторая вела в КППи нажал на кнопку переговорного устройства.
— 
Слушаю вас! — раздался мужской голос.
— 
Добрый деньТуткажетсямою фамилию назвали, — сказал я. — А как ваша фамилия? — спросил дежурный.
Я назвался.
— 
Даесть такойОдну минуточку!
Раздался резкий звук зуммерадверь открыласьЯ вошел внутрь и увидел с правой стороны маленькую комнаткуотгороженную большим стекломза которым сидел дежурный офицер КППЯ протянул ему свое удостоверениеДежурный взял еговнимательно посмотрел на меняпотом открыл удостоверениеизучил егоположил на стол и стал переписывать мои данныеЗакончивон протянул мне небольшой листок и нажал на какую-то кнопку.

Противоположная дверь тут же открыласьЯ вошел в нееТам меня ждал мужчина в штатском.
— 
Добрый день! — сказал он. — Пойдемте со мной.
Я быстро пошел за мужчиной.

Я зналчто это помещение следственного изолятора Лефортовотак как следственная часть
Лефортова находилась с противоположной стороны и вход в нее был с другой улицы
.

Мы молча шли по длинному коридорукоторый состоял из отсековзакрывающихся
металлическими дверями
Перед каждой дверью стояли видеокамерыПотом мы повернули направо и подошли к открытой двериВероятноэто было чтото вроде второго дежурного КППТам сидели

несколько офицеровна столах стояли мониторына которые транслировалось изображение с видеокамерНе обращая на меня вниманияофицеры о чем-то переговаривались.

Мы попали еще в один длинный коридорВ нем по одной стене располагались коричневые двериЭто были следственные кабинетыгде следователи или адвокаты встречались со своими клиентамиМой сопровождающий подошел к одной из дверейна которой висела табличка с номером 36, ипостучавшисьприоткрыл дверь.

Я вошел и увиделчто посредине кабинета стоит столрядом с ним стульяа на них сидят двое незнакомых мужчин.

— Добрый день, — сказал яостановившись в замешательстветак как уже понялчто Наиля среди них нет.

Оба мужчины были в штатскомИм на вид было 30 — 35 летОдин был светловолосыйу другого волосы были темнымиНа одном был костюмна втором — рубашкаа сверху — кожаный жилет.

— Проходите, — один из мужчин обратился ко мне по имени-отчеству. — СадитесьЯ молча сел на стулВнутри начало нарастать беспокойство. «Странно, — думал я, — Наиля нет,

клиента тоже нетМеня вызывают сюдаМожет бытьменя вызвали на допросМожет бытьчто-то случилось и теперь я должен давать объяснениякак я оказался в колониичто я знаю по этому поводу

Тут дверь в кабинет открыласьи на пороге появился улыбающийся Наиль.
— 
Приветствую тебя! — сказал он и протянул мне руку. — Нукак у тебя дела?

Я молча пожал плечами.
— 
Как делаВотклиент пропал...

Мужчина в пиджаке вопросительно посмотрел на меняНаиль понялчто необходимы уточнения. — Это он про своего клиентапро Ильдара Муратова говоритволнуетсячто с ним, — сказал он.

Мужчина повернулся в мою сторону и проговорил:
— 
Ильдар Муратов у насСейчас вы с ним побеседуетеУ нас будут следственные действия. — Значитэто вы его доставили из колонии? — спросил я.
— 
Кстатиоткуда у вас такая информация? — тут же поинтересовался второй мужчина.

Я прикусил языкпонявчто тут нельзя говорить ничего лишнего.
— 
У нас тоже есть своиадвокатские секреты, — улыбнулся я.
— 
ПонятноКто-то из колонии уже настучать успел? — Мужчина в пиджаке придвинул к себе

какую-то папку.
Я внимательно посмотрел на столТам лежали две папкиНа одной из них было написано:

«Уголовное дело по факту незаконной перевозки оружия». На ней стояли две даты — начала и окончания делаЯ понялчто это старое уголовное дело Ильдара МуратоваРядом лежала еще одна папка и небольшая тетрадьв которую время от времени мужчина в пиджаке что-то записывал.

— Проститеа с кем я имею дело?

— Я — следователь Генеральной прокуратурыбуду вести данное дело, — ответил мужчина в пиджаке.

Наш разговор прервалсятак как снова открылась дверь и конвоир в военной форме с погонами прапорщика ввел в кабинет Ильдара Муратова.

Ильдар был одет по-другомуЗэковскую форму с него сняличтобы он не выделялся из общей массыНа нем была военная рубашка и темные брюкиУвидев меняон улыбнулсялицо его просветлело.

— Входитесадитесь! — сказал следовательуказывая Ильдару на стулМуратов селприветливо кивнув головой.

— Давайте знакомиться, — сказал следователь. — Я следователь Генеральной прокуратуры Андрей Иванович МинаковА это, — он показал на мужчину в кожаном жилете, — представитель ГУСБ Игорь Серовэто — представитель ФСБ Наиль НурмухамедовВпрочемс ним вы знакомы.

Я понялчто именно Наиль с кем-то еще осуществлял доставку Ильдара из колонии в Лефортово. — А этого человека вы хорошо знаетеэто ваш адвокат, — добавил следователь.
— 
Одну минуточку, — вступил в разговор я. — А могу япрежде чем начнется допрос,

переговорить со своим клиентом тет-а-тетКонституционное право на защиту обязывает к этому для уточнения деталей.

— Я думаюв этом нет необходимости, — ответил следователь. — Согласно процессуальным нормамваш клиент — не подозреваемыйне обвиняемыйа находится в статусе потерпевшегоПоэтому я считаючто мы с вами в этом деле союзникии какие могут быть секреты у вас от следствияВы же искренне хотите помочь следствию для установления истины.

Ильдар кивнул головой.
— 
Извинитея забыл о статусе моего клиента. — Я улыбнулся и развел руками. — Почти на

автопилоте работаю...
— 
Мы поняли это. — Следователь тоже улыбнулся и повернулся к Ильдару. — Теперь к делу.

Сейчас будут произведены следственные действияВы должны будете дать показанияМогу вам сказатьчто на основании вашего заявлениякоторое мы проверили оперативным путемвозбуждено уголовное делоСейчас необходимо провести ваш допроскоторый будет носить уточняющий характер.

Следователь придвинул к себе бланкчтобы заполнить его.

— Товарищ следователь, — сказал я, — можно уточнитьВы сказаличто возбуждено уголовное делоА по факту чегоПо факту незаконного возбуждения уголовного дела моего клиента или же по факту... — Я сделал паузу.

— Подождитетоварищ адвокат, — сказал следователь. — Вы слишком торопитесьКстатия хочу попросить вас подписать вот это. — Он придвинул ко мне листок с текстом. — Дело носит секретный характерпоэтому всечто вы услышите в этой комнатевы не должны выносить за ее стены.

— Я понялЭто подписка о неразглашении следственных действийСледователь утвердительно кивнулЯ взял листок и прочел знакомый текств котором говорилось,

что я в ходе следственных действий становлюсь свидетелем определенной информацииимеющей режим государственной тайныкоторую я не могу нигде распространятьВ случае же нарушения этого положения меня можно привлечь к уголовной ответственностиЯ расписался и вернул листок следователюТут же ко мне наклонился Наиль и прошептал на ухо:

— Ты не гони лошадейвсе будет нормальноЧто ты мешаешь человеку работать?

— Итак, — обратился следователь к Ильдару, — ваши имяотчествофамилияТот назвалДальше пошли стандартные вопросы — о месте жительстванациональности,

последней должности и месте работы.
— 
Теперь поясните следствию по существу вопроса.
— 
Примерно год назад, — начал Ильдар, — я работал генеральным директором одного

автосалона.
— 
Давайте уточним, — остановил его следователь. — Вы были генеральным директором или

совладельцем?
— 
Я был акционером салонамне до недавнего времени принадлежало пятьдесят процентов акций. — Какими машинами вы торговали?
— 
В основном «БМВ», привезенными из ГерманииПримерно год назад ко мне пришли двое

оперативников из МУРаОдного звали Владимир Добродееввторого — Сергей ПеревозчиковПоказав удостоверенияони закрылись со мной в моем кабинете и предложили дать показания по факту нахождения в одном из проданных ранее «БМВ» оружияточнеепистолета «ТТ». Они поясниличто в результате оперативной операции они задержали двоих мужчиннаходившихся в проданной через наш салон машинеиз которой в ходе досмотра был изъят пистолет «ТТ». Задержанные показаличто к этому оружию никакого отношения не имеют и видят его впервыеМуровцы поясниличто цель их визита — проверить эту информациюОни задали мне вопросне лежал ли в проданном нашим салоном «БМВ» пистолетЕстественноникакого оружия в автомобилекоторый мы продавалине былоОни сказаличто они прекрасно понимаютчто это уловка «злодеев». Но существует процедура проверки показанийкоторую необходимо провестиПотом я предложил им выпитьмы выпиливиски или коньяк — не помнюЗатем они решили осмотреть салонстали интересоваться моими машинамисколько каждая стоитЯ подумалчто они примеряются купить машинуи сказалчто если они будут покупать машину у насто салон сделает им скидку.

— А почему вы решили сделать им скидку? — спросил следователь.

— Знаетевсе-таки работники МУРа достаточно влиятельные люди, — пояснил Ильдар, — с большими связямиТипа тогочто я хотел пойти им навстречуДа и потомскидку я мог сделать только небольшую.

— ЯсноА не было ли тут с вашей стороны предложения о сотрудничествео «крышевании»?

— Нетникакого предложения о «крышевании» не былотак как к тому времени у нас не было в этом необходимости.

— Хорошопродолжайтепожалуйста!

— Спустя некоторое время у нас начались неприятностиОдна за другой следовали разные проверкиСначала меня проверял ОБЭПзатем «наехала» налоговая полицияа затем в салоне у меня произвели обыск на предмет нахождения оружияЯкобы еще в одной иномаркекоторая была продана через наш салоноказалось оружиеВот тогда на эти следственные действия приехал Александр Крылов,которыйкак ни страннонашел в мастерской эти злополучные патроны.

— Пожалуйстапоподробнее!
— 
Патроны к пистолету Макарованебольшая упаковкаЯ не знаюкак они попали в мастерскую... — А что за мастерская?
— 
При нашем салоне была небольшая мастерская — если нужно сделать какойнибудь мелкий

ремонтКорочев этой мастерской Александр Крылов и нашел патроныТогда я очень испугалсятак как думалчто эти патроны были у кого-то из ребятработавших в мастерскойЯ тогда даже не представлялчто эти патроны мне просто подложилиКорочея испугалсяи Крылов стал угрожать мнечто меня сейчас заберут на Петровку как директораа потом повезут в Бутырку... Я позвонил Владимиру Добродеевучерез некоторое время они с Перевозчиковым приехалиОн мне сказалчто Крылова он знаетно поскольку дело уже приняло процессуальный характернеобходимо дать деньгитак называемые отступные.

— И какую сумму они назвали?
— 
За отказ от возбуждения уголовного дела они потребовали пятьдесят тысяч долларов. — Кто потребовал? — уточнил следователь.

— Посредником выступал Владимира деньги я отдавал Крылову.
— 
Что произошло дальше?
— 
А дальше — я дал деньгимы сходили в ресторанчтобы обмыть это событиеИ в ресторане

они мне сказаличто теперь они — моя «крыша», что у меня пути влево-вправо нетОни назначили таксу. — И сколько они попросили за свои услуги?
— 
Двадцать тысяч долларов ежемесячноНо фактически я платил большетак как они приезжали

заранеебрали деньгиа потом стали брать деньги еще и авансомкак они объяснилиЗатем ко мне пришла еще одна проверка — ОБЭП совместно с налоговой полициейИ в ходе этой проверки мне заявиличто я торгую ворованными автомобилямикоторые находятся в розыске ИнтерполаТогда,естественноя попросил свою новую «крышу» урегулировать этот вопросЯ прекрасно понималчто мне придется откупаться серьезноточнеекак они

говорили, «по-взрослому», большими деньгамиФактически мне был выдвинут ультиматумчто я слишком сильно в этом деле «замазан», что я нанес государству большой ущербчто все автомобили практически были краденыеКорочечтобы замять делоя должен был отдать пятьдесят процентов своей доли и доли своего партнераЯ почти сразу понялчто это подставачто цель ее — отнять у меня салонЯ отказалсяОтключил мобильный телефонне подходил к городскомуто есть избегал любых контактов с нимиНо однажды вечеромоколо одиннадцати часов — я задержался в тот день на работе и поехал домой поздно, — я был остановлен в нескольких десятках метров от салонаВ машину ко мне уселся Саша КрыловОн предложил по-хорошему передать им долюмолон сам поговорит с моим партнероммы можем оставшуюся часть разделить пополамНо я категорически отказалсяИ именно тогда он наклонилсякак будто уронил что-то и поднималНо в это времякак я понял потомпод сиденьем он оставил газовый пистолетпеределанный под настоящий.

— Так почему же вы сразу не обратили на это внимания? — спросил следователь.

— Действительноне обратил вниманияПросто потом я вспомнилчто Саша нагибался и шарил под сиденьемНо тогда я был настолько возбужден — понимаетеэто ведь большие деньгиа они достались нам очень тяжело... Корочея не обратил вниманияЗатем я проехал около километраи меня остановили сотрудники ДПССтали производить досмотр машиныИ тут они обнаружили пистолетВначале я не очень расстроилсяпотому что меня никто не задерживалпросто обнаружили пистолетМеня отвезли в отделение милициитам возбудили уголовное делоЕстественнотут я догадалсячто это работа муровцевточнееКрыловакоторый и подбросил пистолетПоэтому обращаться к ним за помощью было глупо.

— А что было дальше?

— А дальше следователь сказал мнечто поскольку это пистолет газовыйто скорее всего я буду нести административную ответственностьЯ все же постарался встретиться с ребятами из МУРаЗвонил Перевозчиковузвонил Крыловуно встретиться согласился только ПеревозчиковЕстественноон сказалчто версиявыдвинутая мнойбудто пистолет подложил Крыловнедоказуемачто в этот момент Крылов был на оперативном задании и встречаться со мной не могИ оперативники-муровцы готовы это подтвердитьКорочеон предложил мнепока не позднопереписать салон на нихточнеена чьего-то родственника — то ли зятято ли двоюродного брата.

— А что было потом?

— А потом я явился на очередной допрос к следователюи там мне предъявили результаты баллистической экспертизыпо которым газовый пистолетпеределанный для стрельбы боевыми патронамибыл признан оружиемТут же я был арестованПотом сидел в Бутырке месяца четырепока шло следствиеПотом — судя получил четыре года.

— И что, — уточнил следователь, — вы за это время не пытались связаться ни с кем или хотя бы заявитьчто вас подставили?

— А кому я мог заявитьЯ говорил об этом на судеговорил прокуроруно мне никто не верилОнимуровцыподложили еще доказательства — выдержки из оперативного делаОказываетсяони на мой салон завели оперативное делоОснованием для этого они посчитали точто ранее в моих машинах два раза находили пистолетыНо я же не зналкто покупает мои машиныбиографию не спрашивалВ общеммне никто не поверили я получил четыре годаУже потом через жену я узналчто они наехали на моего партнераОн оказался более слабымМеня к тому времени уже посадилии онпонимаячто то же самое может случиться и с нимстал работать с ними вместеНо онипо-моемуснизили ему процент до тридцати.

— А дальше?

— А дальше — я услышал из средств массовой информациичто раскрыто дело милиционеровработников МУРаЯ зналчто Саша Крылов встречался с одним из техкого показали по телевизору.

— С кем именно?
— 
С Думиным.
— 
Вы можете утверждатьчто Крылов входил в группу так называемых милиционеров-оборотней?

— Следователь перечислил фамилии семерых оперативниковкоторые были задержаны 23 июня.
— 
Нетя не могу этого утверждатьНо мне известночто они друг друга зналиЕстественноони

не делились информациейкакие совместные операции проводиликому оружие подбросилиЯ — единственная жертва того подброшенного оружия.

— У вас есть вопросы? — обратился следователь ко мне.

— Даесть вопросы, — тут же ответил я. — Точнеене вопроса ходатайствоВ связи с темчто открылись новые обстоятельствая хочучтобы следственные органы выступили с ходатайством перед судом об изменении меры пресечения в отношении моего клиента с заключения под стражу на подписку о невыезде.

— Товарищ адвокаттут небольшая неувязочка, — сказал следователь. — Вопервыхесли будет доказаночто дело сфабриковановаш клиент как потерпевший вообще находится в заключении незаконноВо-вторыхв настоящий момент, — следователь посмотрел на оперативника, — начинаются секретные операции по задержанию фигурантов по данному эпизодуПоэтому нахождение вашего клиента на свободе подвергает его жизнь большой опасности.

Следователь отодвинул от себя папку с деломпоказывая этимчто официальная часть допроса окончена.

— Подождитенонасколько мне известносейчас уже начинает действовать программа защиты свидетеля.

— Нуэто вы фильмов американских насмотрелись, — усмехнулся следователь. — У нас нет денег на реальную защиту свидетелейИ я думаючто самая лучшая защита — это стены изолятора ЛефортовоЗдесь его поймать не смогут.

— Но ведь мой клиент сидит незаконноЗачем же он будет сидеть? — продолжал я наступлениеВероятноИльдар понялкуда я клонюи тут же вмешался в разговор.

— Можно уточнить? — спросил он.
— 
Даконечно, — ответил следователь.
— 
Я понимаю такчто вы сейчас на основании моих показаний возбудите уголовное дело. — Нетдело уже возбуждено.
— 
По крайней меревы будете арестовывать фигурантовтак я понимаю?

Следователь пожал плечами:
— 
Может бытьи так...
— 
После того как вы их задержитечто будетМеня снова в зону повезут? — Нетв зону вас больше не повезутВы останетесь здесь до определенного времениЗатемкогда

будут окончательно собраны доказательства тогочто вы — жертва фабрикации незаконного делаестественносостоится заседание судаи суд на основании этого решения отпустит вас на свободуЕще я должен сказатьчто если мы задержим этих людейто вы должны будете участвовать в очной ставке и обвинить их.

— Так вот что я хочу сказать, — продолжил Ильдар. — Я не буду участвовать в очной ставке до тех порпока меня не освободят.

— Хорошо, — сказал следователь. — Давайте вот что сделаемМы не будем устраивать тут торговлюмы не на рынкеСостояние ваше я понимаюВы даете показания на очной ставкеа мы выносим постановление о направлении дела в суд на пересмотр по причине фальсификации данных уголовного делаЕсли суд решит освободить васа я думаючто решитто мы вас освободимЕдинственное — нужно будет продумать форму вашей защитыВедь пока эти люди будут находиться под следствиемто их друзьяа их немалоразве не захотят как-то повлиять на васчтобы вы отказались от своих показанийилине дай богконечнопросто убрать васКак вы считаете? — Следователь посмотрел на меняища поддержки.

Я кивнул головой:
— 
Даони могут пойти на это.
— 
Знаетесколько им светитДвадцать — двадцать пять летесликонечномы докажемчто это

была устойчивая преступная группировкато есть подходящая под определение преступного сообществаА там статья — от двадцати и вышеВы думаетеони в этом случае не пойдут на крайние меры против вас?

Ильдар понимающе кивнул головой.
— 
Но и вы меня поймите, — сказал он. — Я незаконно осужденя ведь ничего не нарушал,

никакого оружия не перевозилПочему я должен сидеть в Лефортове?
— 
Хорошо, — решил следователь, — я постараюсь в ближайшее время...

Тут Наиль поднялся со стула иподойдя к Ильдарунеожиданно положил ему руку на плечо.
— 
Ильдар, — сказал он, — ты не волнуйсяВ ближайшее время мы возьмем их тепленькими,

отработаешь очную ставку с нимиизобличишь ихи всегуляйя тебе это обещаю! — И добавил что-то на татарском языкеИльдар улыбнулся и кивнул.

— Хорошо, — проговорил он, — я тебе верю.
Я понялчто между Наилем и Ильдаром уже установились теплые отношенияБог с нимиглавное,

чтобы клиенту было хорошо...
Вскоре допрос был законченЯ покинул следственный изолятор.
Но я не был удовлетворен концовкой разговораМне необходима была ясность перспективы в

отношении моего клиентаЯ достал мобильный телефон и набрал номер Наиля. — Наильты скоро освободишься?
— 
Уже иду к проходнойСейчас поговоримподожди меня.

Вскоре из дверей КПП показался НаильОн подошел ко мне и положил руку на плечо.
— 
Что ты гонишьне понимаюВсе будет нормальноя тебе точно говорю! — сказал он.

— Но совершенно очевидночто мой клиент не при делахчто его нужно освобождатьА следователь говорит...

— А что может следователь сделатьПоймимы готовим серьезнейшую операциюпродолжение операции «Оборотни», можно сказать — «Оборотни-2». И мы сейчас никак не можем его выпуститьПредставь — мы его выпустилиДумаешьникто не узнает о томчто мы его выпустилиДа они сразу предпримут мерыОни и так уже все на дно залеглиПодожди несколько дней.

— Сколько ждать?

— Ты хочешьчтобы я выдал тебе дату секретной операции? — Наиль пристально посмотрел на меня.

— Нетчто тымне этого не нужно...
— 
В ближайшее времявот всечто я могу сказатьМы тебя сразу же известим. — Почему меня-тоЯ чтоваш начальник? — улыбнулся я.
— 
Есть определенные планы, — загадочно произнес Наиль.

Эта фраза насторожила меняПочему они хотят известить меня и к чему думают привлечь в дальнейшемЭто было непонятно...

— Кстати, — добавил Наиль, — я одного из этих ребят знаюХотя я работал в РУОПеа не в МУРевремя от времени мы пересекалисьА Крылова я знаю достаточно хорошоМы с ним участвовали в нескольких операциях.

— Мало лигде вы участвовали... Может бытьон и хороший работникНо в данном случае он совершил преступлениеследовательноего нужно арестовывать.

— Все это так, — утвердительно кивнул головой Наиль. — Тыадвокатпогодине торописьВсе будет в порядкея тебе обещаю!

Наиль хлопнул меня по плечу и уселся в серую «Волгу». ГЛАВА 6 1 июляСИЗО Лефортово, 14.00

К Лефортову я подъехал примерно в два часа дняПоставив машину перед следственным изоляторомя подошел к двериназвал свою фамилиюпредъявил адвокатское удостоверение дежурному по КПП и стал ждатьпока он запишет мои данные в журнал посетителейЧерез несколько минут дежурный предложил мне пройти в комнату ожидания и подождать тампока меня не вызовут.

Минут через десять-пятнадцать в громкоговорителе прозвучала моя фамилия.

По длинному лефортовскому коридору меня вел тот же самый конвоиркоторый сопровождал меня в первый разВскоре мы оказались у дверей какого-то кабинетаЯ вошел внутрь.

— Подождите немного, — сказал конвоирВскоре в кабинет вошел Ильдар Муратов.

— Добрый день! — поздоровался онЯ заметилчто он был в приподнятом настроении.
— 
Как твои дела? — поинтересовался я.
— 
Все нормальноПеревели в отдельную камерупоставили телевизорсигареты даютКороче,

непонятно — то ли тюрьмато ли какой-то закрытый санаторий, — ухмыльнулся Ильдар. — А у вас что новогоЖене сообщиличто у меня все в порядке?

— КонечносообщилЯ думаюсегодня произойдет что-то, — продолжил я. — Вчера мне позвонил следователь и сказалчто мне необходимо приехать в Лефортово на следственные действия.

— Чтоопять допрашивать будутВроде я все сказал...
— 
Не знаюпосмотримчто будет...
— 
А что с моим освобождением?
— 
Как только пройдет очная ставкая тут же поставлю вопрос о твоем освобождении...

Но продолжить разговор мы не смоглиОткрылась дверьи в кабинет вошел следователь. — Как дела? — спросил он у Ильдара. — Как настроение?
— 
Ничеговсе в порядке, — ответил Ильдар.
— 
Вам камеру поменяли?

— Датеперь я в одиночке.

— Подождите еще немногоскоро мы вас освободимТочнеене мыа народный суд, — улыбнулся следователь. — А сейчас у нас будут следственные действия — очная ставка между вами и одним из подозреваемыхВам необходимо указать на этого человека и назвать то противозаконное деяниекоторое он совершил в отношении васА дальше следствие оценит его по соответствующей статье Уголовного кодексаВсе понятно?

— Да, — кивнул головой Ильдар.

— Хорошотогда начнем.
Следователь нажал на кнопку вызоваЧерез несколько мгновений появился конвоир.

— Приведите задержанногоо котором я говорил, — сказал ему следовательКонвоир повернулся и вышел.

Мы подождали несколько минутНаконец дверь открыласьи в следственный кабинет вошел худощавый мужчина невысокого ростане выше ста семидесяти сантиметровс темными волосамиЛицо его было усталымНа вид ему было около сорока летОдет он был в джинсысветлую рубашкусверху — кожаная курткаРуки он держал за спиной.

Я взглянул на ИльдараТот внимательно всматривался в лицо этого человекаПо его взгляду я понялчто он знает задержанногоНо кто же это — ПеревозчиковКрылов или Добродеев?

Задержанный сел на стулна который ему указал следователь.
— 
Итак, — начал следователь, — прежде чем начать очную ставкуя должен предупредить

стороны о процедуре ее оформления.
Тут дверь в кабинет неожиданно открыласьпоявились Наиль и еще один мужчинадержащий в

руках видеокамеруБыстро поздоровавшисьНаиль сел на стул недалеко от дверимужчина с видеокамерой подошел к столу и вопросительно взглянул на следователяТот продолжил:

— В настоящий момент состоится очная ставка между потерпевшим и подозреваемымРазъясняю права и обязанности сторонВопросы буду задавать яПервоначально вопрос задается потерпевшемупотом вопрос подозреваемомуПеребивать и дополнять друг друга без разрешения следователя никто не имеет праваВ конце очной ставки каждый из участников может задать вопросыесли таковые возникнутКроме тогоданная очная ставка будет записываться на видеокамеру... Какая марка?

— Sony, — ответил мужчинадержавший видеокамеру.
— 
И на видеокассету Panasonic номер...
— 
Она без номера, — уточнил мужчина.
— 
ХорошоКассета без номераВсе будет запротоколированоВсе ясно?

Ильдар кивнул головой.
— 
А вамзадержанный? — Следователь посмотрел на задержанного оперативникаТот тоже

кивнул.
— 
Итакпервый вопрос к МуратовуСкажитеМуратоввам знаком человексидящий напротив

вас?
Ильдар кивнул головой.

— Назовите егопожалуйста!
— 
Это Александр Крыловоперативник из МУРа, — ответил Ильдар.
— 
Вопрос к вамзадержанныйВы знаете этого человека?
— 
Дазнаю, — ответил Крылов. — Это коммерсант Муратовкоторому мы незаконно

подложили оружие.
Тут я насторожился. «Так, — подумал я, — получаетсячто он уже фактически созналсяНичего

себеловкая работа!» Теперь я понялпочему в комнате находится Наиль...
— 
Снова вопрос к вамзадержанныйНазовите себяместо работы и должность. — Крылов Александр Сергеевичстарший оперуполномоченный МУРа.
— 
Вопрос к МуратовуРасскажитепожалуйстаэпизод встречи с подозреваемымпроизошедшей

26 сентября прошлого года.
— 26 
сентябряА что тогда было? — переспросил Ильдар.
— 
О том моментекогда вы встретили... Кого вы встретиликогда покинули свой салон? — Всепонял. 26 сентября прошлого года я закончил работу и вышел из салонаБыло это

примерно в десять часов вечераЯ встретил около салона данного гражданина. — Прошу вас назвать фамилиюимя и отчество, — уточнил следователь.
— 
Крылова Александра СергеевичаОн сел ко мне в машину и стал предлагать вернуться к теме

переоформления моего автосалона на их родственникаЯ отказалсяЗатем оперативник Крылов покинул машинуа меня через несколько минут задержала ГАИпри этом найдя в моей машине пистолетпризнанный впоследствии экспертизой оружием.

— Вопрос к КрыловуВы подтверждаете информациюрассказанную Муратовым?

— Даполностью подтверждаю, — сказал Крылов. — И хочу добавитьПо договоренности с моими подельникамиа именно с Сергеем Перевозчиковым и Владимиром Добродеевымя встретился с потерпевшим Муратовым и стал склонять его к передаче его коммерческой фирмыточнеек переоформлению его фирмы на фамилии наших родственниковОднако Муратов отказался от этого предложенияТогдавыждав моментя аккуратно подложил под переднее сиденье его автомобиля газовый пистолетпеределанный под стрельбу боевыми патронамиПосле этого я покинул его автомобильЯ тут же перезвонил своим коллегам...

— Кому именно перезвонили? — уточнил следователь.

— Сергею Перевозчикову и Владимиру ДобродеевуЯ сказалчто клиент «заряжен». Они ждали этого сообщения примерно в километре от салона вместе с сотрудниками ГАИо чем с ними была предварительная договоренностьЭти сотрудники ГАИ затем и остановили машину Муратова.

— Вседостаточно, — сказал следователь и посмотрел на Муратова. — У вас есть какие-либо вопросы друг к другу?

Ильдар покачал головой.
— 
У вас? — спросил следователь у оперативникаКрылов также отрицательно покачал головой.

— Единственноечто я очень сожалею о случившемся... — начал говорить КрыловНо следователь остановил его:

— Это никакого значения не имеетЕсли вопросов неточная ставка между вами законченаНо сейчас будут продолжены следственные действияА васМуратовмы больше задерживать не будем.

Он нажал на кнопку вызова.
— 
Одну минуточку, — заговорил я, — мы с вами ранее договаривалисьчтокак только будет

проведена очная ставкабудут даны показания и подозреваемый признается в совершенномчто сейчас и произошлоследственные органы поставят перед судом вопрос об освобождении моего клиента как незаконно осужденного.

— Конечномы свое слово сдержим, — улыбнулся следователь. — Но об этом чуть позжеПоэтому сейчас Муратов выйдета вас мы попросим остаться еще на некоторое времяи мы обговорим процедуру решения этого вопроса.

Тем временем Муратова увели.
— 
А теперь послушайтечто я хочу вам предложить, — повернулся ко мне следователь и

внимательно посмотрел на меня. — Здесь возникли небольшие технические сложностиДело в томчто подозреваемый Крылов выбрал для себя правильную тактику поведенияи он во всем чистосердечно признается.

— Одну минуточку, — оживился Крылов. — Я хочу напомнить следствиючто вы мне обещали в данном случае оформить явку с повинной. — Он посмотрел на НаиляТот кивнул головой в знак подтверждения.

— А от этого никто не отказывается, — сказал следователь. — Мы сейчас хотим провести допросчтобы вы дали показаниячто вы раскаиваетесь в совершенных вами противоправных деянияхи назвали сообщниковНопонимаетеданное следствие и последующая операция строжайшим образом засекреченыИ вам по законупоскольку вы являетесь подозреваемыма через некоторое время будете обвиняемымучитывая точто вы пришли добровольночто вы раскаялись в содеянномнеобходим адвокат.

— А зачем мне адвокатЯ же в признании нахожусьи адвокат мне не нужен.

— Это все такНо законточнеестатьи Уголовно-процессуального кодекса говорят о томчто даже в этой стадии вам необходим адвокатУ нас есть проблемаБудущая операция строго секретнаи мы не хотимчтобы произошла какая-либо утечкаПоэтому мы не можем расширять тот круг посвященных людейкоторый сейчас задействованВы понимаетек чему я веду?

Крылов отрицательно покачал головой.
— 
Корочеесли вы не возражаете... Вот адвокат потерпевшегоНа сегодняшнем допросе он будет

представлять ваши интересыКак только мы «закроем» тех людейна которых вы укажетевы можете выбрать себе любого другого адвокатаСейчасчтобы не произошло утечки информациимы вынуждены сделать вам такое предложение.

Конечноесли вы откажетесьто мы должны будем искать другого адвокатаА на это уйдет времяикак вы понимаетеможет произойти утечка информации.

— Нетмне все равно, — улыбнулся Крылов. — Если господин адвокат не противто я не возражаю.

— А как вы на это смотрите? — Следователь повернулся ко мне. — Вы ведь тоже заинтересованыОт этих показанийот сегодняшнего допросабудет зависеть ускорение процедуры освобождения вашего клиента.

— Нуесли это выгодно моему клиентуто выгодно и мне, — ответил я коротко.

— Тогда начнем, — кивнул следователь. — Допрос также будет записываться на видеокамеруИтакКрыловподробно расскажитес чего все началосьс того самого моментакак вы пришли на работу в МУР .

Крылов задумалсязатем вытащил из кармана пачку сигарет и спросил: — Я могу закурить?
— 
Конечноможете, — ответил следователь.

Крылов закурилначал говорить... ГЛАВА Москва, 1993 год

Я сидел перед начальником управления кадров ГУВД Москвы и смотрел на полковника милицииизучающего мою анкетуНаконец полковник закончил чтение иподняв взгляд от бумагвнимательно посмотрел на меня.

— ИтакАлександр Крыловвы закончили школу милициинаправлены в московское Главное управление уголовного розыскаНу что жес сегодняшнего дня начинается ваша службаПрямо как в школу к нам поступаешьпервого сентября идешь на оперативную работуВ какой отдел тебя направить?

— Не знаю, — пожал я плечами, — вам виднее.

— А у тебя пожелания естьХочешьв убойный пойдешьхочешь — по расследованию автомобильных кражхочешь — квартирные кражи или незаконный оборот оружия, — стал перечислять

полковник вакансиипосматривая в свой журналгдевероятнобыл список свободных мест. — Куда же тебя направитьАлександр?

Дверь в кабинет открыласьвошел мужчина лет сорока в штатскомОн подошел к полковнику ипохлопав его по плечуспросил:

— Иванычкогда же ты мне кадры пришлешьУ меня в отделе народу малолюди нужны!

— На ловца и зверь бежит! — улыбнулся полковник. — Вот рекомендуюкурсантточнеевыпускник школы милиции Александр Крыловбудущий опер МУРаХочешь — бери к себев пятый отделНаанкету посмотри.

— А что там у него написано?
— 
Парень как пареньшколу окончилв армии служилспортсмен...
— 
Какой у тебя разряд? — обратился ко мне вошедший.
— 
По легкой атлетикепервый.
— 
Значитбегать хорошо умеешьЭто для нас подходит, — улыбнулся мужчина. — Ладноя

его забираюОформляйИваныч!
— 
Договорились, — ответил полковник и посмотрел на меня. — А тыпареньзайди ко мне в

конце дняя тебе пропуск подготовлюСейчас тебя Коля пусть с делами познакомитВсепишу — в пятый отдел. — Полковник взял карандаш и написал в журнале «Крылов Александр Сергеевич». — Ну чтоКрыловпоздравляю тебя с зачислением в доблестный пятый отдел МУРа на должность оперуполномоченного! — Он протянул мне рукуЯ пожал ее. — Всеребятамне работать надоКрыловв конце дня жду тебя!

— Во сколько зайти? — спросил я.

— Часов в пять-шестьВсе будет готово.
Вскоре я вышел вместе со своим новым начальником в коридор.

— Давай знакомиться! — сказал тот. — Николай Самохинмайорначальник твоего отделения. — Отдела? — переспросил я.
— 
Нету нас большой отделкоторый разбит на отделения — так сказатьпо интересамтипа

бригадТы будешь в моей бригаде работатьточнеев отделенииПойдемя тебя с ребятами познакомлюМы поднялись на несколько этажей выше.

— Вот тут и сидит наш пятый отдел, — начал рассказывать Самохин. — Каждое отделение имеет свои специфические задачиСо временем ты все узнаешьА сейчас времени у тебя будет малоМы занимаемся профилактикой и пресечением доставки оружия в наш славный город Москвутак сказатьработаем по общей темеНо это ни в коей мере не отстраняет нас от работы и по другим направлениями по другим регионамТак что мыможно сказатьопера широкого профиля.

Наконец мы остановились около большой двери.
— 
А вот тут сидит наше отделение. — Самохин открыл дверьЯ вошел в комнату метров

двадцатив которой стояло несколько старых письменных столовна стенах висели грамотытабличкиЗа одним столом сидели двое мужчинкоторые играли в компьютерную игру.

— А это твои будущие коллеги, — сказал Самохин и обратился к находящимся в комнате: — Коллегипозвольте представить вам нашего нового операАлександра КрыловаТолько что школу милиции закончил.

— Здорово! — отозвался один из них.

— Это Володя Добродеев и Сережа ПеревозчиковВот твое рабочее место. — Самохин указал мне на письменный столстоящий недалеко от окна. — Столызаметьстаринныеможно сказатьантиквариатвремен тридцатых годовМожет бытьвидел такие в кино про милицию?

— Смотря в каких, — ответил я.

— Например, «Дело «Пестрых», «Ночной патруль», «Дело No 306»... В общемфильмы про токак в 50 — 60 годы работала наша милиция.

— Да я больше «Следствие ведут знатоки» смотреть предпочитаю...
— 
Амы их Колобками называем, — ухмыльнулся Перевозчиков.
— 
Всеребята, — сказал Самохин, — продолжайтеа я пойду к начальствупокумекать кое о

чем надо.
— 
А мне чем заниматься? — спросил я.
— 
Тебе? — Самохин улыбнулся. — Во-первыхпочитай положение об уголовном розыске,

положение о нашем отделе, — он вытащил папки из небольшого книжного шкафа и положил их на мой стол, — Уголовный кодекс обязательно прочитайв плане действия статьи 218 и 219, которые регламентируют незаконное ношение оружияпочитай 16-ю статью Административного кодекса...

— А это зачем? — удивился я.

— Там говорится о правомерности применения огнестрельного оружия.... Ну что тебе еще почитатьКорочеребята тебе скажутСидиштудируй!

Майор вышел из кабинета.
— 
Ну чтоСаня, — подошел ко мне Сергей Перевозчиков, — когда «прописываться» будешь? — Давайте сегодня, — улыбнулся я.
— 
ДавайЭто дело такоечего его откладыватьНу чтов пивбар пойдем или в шашлычную?

— Мне все равно, — пожал я плечами.

— Сам-то ты куда хочешьЛаднов конце дня решимНадо ксиву твою обмытьКсиву-то получил?

— Нет ещеКадровик сказал в конце дня зайти.
— 
Яснотогда после этого и будем отмечать твое званиеКто ты у нас по званию? — Лейтенанта присвоили в школе милицииА ты кто?
— 
Я капитан, — ответил Перевозчиков. — Володька — старший лейтенантТак что мы твои

начальникиможно сказать. — Он ухмыльнулся. — Ладновсе мы примерно одинаковыеКолькаконечноначальникбригадиртак сказатьА так — все равнывсе в одной упряжке ходимНучитай свои книгиА мне надо с пацанами пойти пообщаться из другого отдела. — Перевозчиков быстро вышел из кабинетаВслед за ним вышел и Добродеев.

Я стал внимательно читать Уголовный кодексстатьюрегламентирующую ношение огнестрельного оружияЗатем я перешел на всевозможные инструкциизаконы.

Вскоре мое чтение прервал телефонный звонокЯ посмотрел на аппаратстоящий на столеза которым сидел Николай СамохинТелефон не умолкалЯ раздумывалбрать трубку или нетВ конце концовтеперь я сотрудник этого отделенияи на звонок нужно ответить.

— Слушаю! — сказал я в трубку.
— 
АллоПеревозчикова можно? — услышал я.
— 
А он вышел.
— 
С кем я говорюДобродеева тоже нет?
— 
Даони вместе вышлиЧто им передать?
— 
Что передать? — Мужчина помолчалсловно раздумывая. — Да ничего не надоя перезвоню

чуть позжеПусть на месте будетинформация для него есть.
— 
ХорошопередамА кто звонит?
— 
Кто надотот и звонил, — резко ответил мужчина и повесил трубку.

Вскоре появились ребята.
— 
Ну чтоСашкаобедать пойдешь? — спросил Добродеев. — МожноА тоесли честноя уже подустал читать...
— 
Пойдем с нами в столовую.

Мы спустились несколькими этажами нижеСтоловая была просторнаятам обедало много людейЯ заметил и женщин.

— А откуда женщины? — спросил я.
— 
Да разные — бухгалтерияэкспертысекретарши, — стал перечислять Перевозчиков.
— 
ДаСергейтебе звонил мужик какой-то...

— И что сказал?
— 
Сказалчто информация для тебя есть.
— 
Представился?
— 
Нетне представилсяПросилчтобы ты на месте былсказалчто перезвонит. — Ясно, — сказал Сергей, — какой-нибудь источник звонил.
— 
Какой источник? — не понял я.
— 
Мы так называем ихА на самом деле это осведомительУ нас же оперативная работа выходит

за рамки нашего учрежденияМы и с населением работаем. — Корочестукачи?

— Мы их так не называем, — улыбнулся Сергей. — Мы называем их источникамиагентамив конце концовТак чтоможет бытьсегодня получим какую-нибудь интересную наводку.

— И как вы этих агентов поощряете?

— Знаешьони люди разные, — ответил Сергей. — У тебя тоже будут агентыты обязательно должен будешь кого-то завербоватьпотому что без агентской базы мы никто.

Пообедавмы вернулись в кабинетВскоре раздался телефонный звонокТрубку снял Перевозчиков.

— ДаСлушаю тебя... ГдеВ арбитражеВсена старом местеБуду через пять минутПеревозчиков направился к двери.

— Всепацаны, — сказал он, — пошел с агентом встречаться.
Пока Сергей был на встрече с агентомя сходил к кадровику и получил новенькое удостоверение.

Муровское удостоверение отличается от другихоно немного больше по размеручем обычное. — СмотриАлександр, — строго предупредил кадровик, — не потеряй егоЗа потерю

удостоверения знаешь что бываетСлужебное несоответствиена аттестационной комиссии сто процентов «зарубят»!

Я взял удостоверение и вернулся в отделПеревозчиковСамохин и Добродеев чтото активно обсуждали.

  • — ЗаходиСаня! — сказал Самохин. — Ну чтоксиву получил?

  • — Даполучил.

  • — Всетеперь ты у нас настоящий опер! — улыбнулся Серега.

В этот же вечер мы пошли отмечать начало моей работы в Московском уголовном розыскеЗашли мы в небольшое кафеЯ уже зналчто ребята были в нем частыми посетителямии относились к ним как к почетным гостямБыли соответствующие скидкиможно было посидеть в отдельном кабинетегде мы провели весь вечерГоворили на разные темыНокак известнов мужской компании всегда обсуждаются две темыработа и женщиныИногдаконечнодосуг — рыбалкаохота и прочее.

Вскоре я уже зналчто занимаемся мы различными задачамиСреди направленийоткуда поступает оружиепрежде всего горячие точкиВ последнее времяпосле распада СССРих образовалось довольно многоВот и везут оттуда в столицу различное оружиеВторое направление — со стороны воинских частейОфицерыпрапорщики иногда приторговывают своим вооружениемЕще одно направление — мастера-самодельщикикоторые активно переделывают газовые пистолеты в пистолетыстреляющие мелкокалиберными пулямиИ еще одно направление — так называемые «черные» следопытытекто находит оружие времен войныприводит его в порядок и продаетМеста сбыта оружия — самые разнообразныеПрежде всего это вещевые рынкиНо большинство оружия сбывается постоянным клиентам — боевикам многочисленных преступных группировок и «бригад»,которых в последнее время в Москве расплодилось огромное количество.

— Это наши основные клиенты, — говорили ребята. — В основном мы их и «дергаем», арестовываем.

— Надо тебе план выполнить — а план у нас дело святое, — объяснял Самохинналивая очередную рюмку водки, — мы подъезжаем к какому-нибудь заведению и начинаем трясти господ бандюковГлядишьу кого «тэтэшку» вытащим, «стечкина», «макарова», а дальше поехало — галочка по выполнению плана.

— И что в итогеПремия? — спросил я.

— Премияблагодарностьпочет и уважение. — Самохин похлопал меня по плечу. — В общемСаняты парень вроде правильныйнаш человекЗавтра крещение примешь.

— Что за крещение? — поинтересовался я.

— По оперативным даннымзавтра будет предпринята попытка доставки очередной партии оружия из горячей точкииз Приднестровья, — сказал Николай. — Я правильно понялСерега?

— Датак, — кивнул Перевозчиков.

— Так что завтра с утречка приходи на службу вовремяне опаздывайСядем в машину и поедем на точкугде будем «пасти» курьеров.

Вскоре мы распрощалисья вернулся домойТогда я жил с матерью в ЯсеневеОтец ушел в другую семьюМать работала врачом в районной поликлинике.

Придя домойя сразу улегся спать.

На следующий день ровно в девять я был на работеМы сели в вишневую «семерку» и направились в сторону Минского шоссегде должна была произойти встреча курьера.

Проехав по шоссе километров пятнадцатьмы остановились неподалеку от поста ГАИНиколай пошел инструктировать гаишников о предстоящей операцииУ всех нас были рацииС утра я успел получить штатный «макаров», который время от времени вытаскивал и поглядывал на негоСерега первым заметил это.

— Сашкачто ты с «макаровым» играешь? — спросил он. — Наглядеться не можешь?
— 
Нетпросто это мое первое оружие...
— 
Ничегоскоро ты их видеть не сможешьпотому что вся наша работа связана с оружием.

— Серегая вот что хочу спросить... Твой агент своихчто лисдал?
— 
Конкурирующую фирмуИх «заложить» — святое дело! — усмехнулся Перевозчиков. —

Ждем мы «Ауди-100» с молдавскими номерамииз ПриднестровьяПрошмонаем полностью машинкуособо надо обращать внимание на следующие места, — и Сергей стал подробно рассказыватьв каких местах автомобиля обычно прячется оружие. — А дальше мы с Андрюхой поработаем с клиентомглядишьи расколем его.

Неожиданно зашипела рация.
— 
Пацаныне заснули? — услышали мы голос Самохинакоторый находился во второй машине.

За это время мимо нас уже прошло несколько «Ауди-100», но они были с другими номерами и не представляли интереса для нас.

— А вдруг они номера поменяли? — спросил я у Перевозчикова.

— Кстатиони могут так сделатьНо источник сообщилчто под своими идут... Вскоре рация опять зашипеламы снова услышали голос Самохина.

— Вниманиеребятаобъект приближаетсяСеребристая «Ауди-100». Провожайте ее!

— Понял тебяПервый, — ответил Сергей ивыключив рациювключил зажигание. — Ребятасмотритесейчас серебристая «Ауди» пройдет!

Действительночерез несколько мгновений мимо нас прошла на большой скорости серебристая «Ауди», направлявшаяся в сторону Москвы.

— Теперь работаем по схемеНа посту ГАИ ее должны задержать.
До поста ГАИ было около пятисот метровМы стали ждать СамохинаВскоре «жигуленок»

появился на горизонтеПоравнявшись с ниммы поехали к посту.

Подъехав к постумы увидели серебристую «Ауди», стоящую на обочинеГаишник внимательно проверял документы водителяМы остановилисьВозле машины стояли молодой парень и девушка.

— Специально подругу взялдля отвода глаз, — тихо сказал Серега.
Мы вышли из машиныСамохин остался сидеть в «Жигулях», на случай непредвиденной ситуации.

Сергей с Добродеевым подошли к водителю вплотную и предъявили свои удостоверенияСергей сказал:
— 
Московский уголовный розыск! — Обратившись к гаишникуон спросил: — Нукак у него с

документами?
— 
Вроде все в порядке.

— Ну чтоземлячок. — Сергей взял в руки водительское удостоверение. — Как тебя зовутСеменОткуда тыСеменк нам прибылИз Молдавии?

— Нетс Украины, — ответил парень.

— Допустимс Украины... Ты знаешьчто сейчас ты находишься на территории Российской Федерации и тут действуют свои законыотличающиеся от вашихИконечноты знаешьчто у нас существует уголовная ответственность за незаконное ношение и перевозку оружия.

— Нузнаю...

— И тынаверноезнаешьчто если человек добровольно выдает оружието он освобождается от уголовной ответственностиТы мне ничего не хочешь сказать по этому поводу? — неожиданно добавил Сергей. — У тебя есть возможностьровно шестьдесят секунддля тогочтобы добровольно выдать нам оружиеНувремя пошло! — Он взглянул на часы.

Я понялчто это отработанный психологический приемТем временем Володя достал из бокового кармана наручники и стал вертеть их в рукахкак бы показываячто через шестьдесят секунд они могут защелкнуться на руках парня.

Парень занервничал.
— 
Я не знаю... — начал он.
— 
Вот видишьты уже думаешьДавай говоригде у тебя оружиеБыстродавайвремени

осталось пятнадцать секундА то сейчас омоновцы приедутзаберут тебя в Бутырку или в Матроскупопадешь ты в камеруА до этого у нас на Петровке посидишьв пресс-хате... А я думаючто тебе такая жизнь с приключениями не нужнаОсталось десять секунд!

Бегающий взгляд Семена говорил о томчто он никак не может решитьчто делать. — Я не знаю... Мне тут передалипопросили довезти до Москвы... А что тамя не знаюне

смотрел... — заговорил он.
— 
Нельзя нам говоритьчто ты не знаешьчто везешьТы нам должен выдать оружие

добровольнотогда к тебе претензий не будетГде оно лежитСемен, — в багажникев бензобакепод «торпедой»? Быстро говориА то мы сейчас искать начнем!

— В бензобаке, — опустил голову Семен.
— 
Что там?
— 
Пистолеты.
— 
Вот это другой разговор! — довольно проговорил Сергей. — Значитоформляем явку с

повинной и чистосердечное раскаяниеТо есть ты выдаешь сотрудникам уголовного розыска свой арсеналВсеребята, — повернулся Сергей к нам, — едем на автосервис изымать оружиеА васдевушкапопрошу следовать с нами.

Мы разделилисьДевушку посадили в нашу машинус ней должен был разговаривать Володя Добродеева мы с парнем сели в «Ауди». За руль посадили хозяина машиныВпереди сел Сергейя устроился на заднем сиденьеСамохин поехал за нами на своей машинестрахуя нас.

Через некоторое время мы были в автосервисегде быстро вскрыли бензобакОттуда было вытащено около двадцати пистолетов «ТТ». Это был очень хороший улов.

Вскоре парня допрашивали уже в нашем отделеНо допрос показалчто он вез оружие не по какому-то заказуа просто на реализациюдолжен был передать партию оптовикузанимающемуся сбытом оружия в Москвеи получить деньгиЭта ситуация полностью подпадала под раскрытие преступленияТеперь нам не нужно было отслеживать покупателябрать его с поличнымДело было закончено.

— Двадцать стволов — улов неплохой. — Сергей улыбнулся. — Так что мы с вамипацаныбудем премированы руководством главкаА сейчас пойдем отмечать удачное проведение операции!

Через некоторое время мы сидели в баре и делились своими впечатлениями от проведенной операции...

ГЛАВА 8
Ноябрь 1993 года

Прошло больше двух месяцев моей работы в Московском уголовном розыскеЗа это время мы провели несколько операцийЗатем последовали известные события октября 1993 годаштурм Белого дома и Останкинакогда в Москве начались беспорядки с перестрелкамиМы уже обнаружиличто у населения в обороте находится много оружияПосле расстрела Белого домакогда все участники нового путча были арестованынашему отделукаквпрочеми всему уголовному розыскубыла поставлена задача изъятия

того огнестрельного оружиякоторое применялось при уличных беспорядкахМы ездили по Москвепосещали различные злачные места и проводили облавыИногда нам удавалось получить результатымы изымали оружие.

За это время я узнал много тонкостей нашей работыУзналнапримерчто у нас существует соответствующий план по раскрытию преступленийпо которым специализируется наш отделИногда бывалочто план выполнялсяНо бывали и так называемые «мертвые» периодыкогда не было курьеровосведомители молчалиникакой возможности получить оружие не былоЭто были самые неприятные периодыпотому что за нераскрытие преступлений мы получали упрекивыговоры и нареканиячто мы не работаем в полную силуТогда мы всей бригадой дружно шли на вещевые рынки и пытались отыскать там какого-нибудь залетного продавца оружиячтобы взять его с поличным.

Однажды нам повезлоМы дежурили на Тушинском вещевом рынке в полном составе — ДобродеевПеревозчиков и яСамохин в это время был в отпускетак что функции начальника отделения выполнял СергейРасписав ролимы шныряли между рядамивыдавая себя за покупателей стволовпредставителей бандитских формированийСерега с Володькой даже специально оделись под бандитовЯ же рыскал в основном среди азиатовспрашивая аккуратно о томгде можно купить стволили «плетку», как иногда выражались бандитыНо большей частью мне предлагали наркотики. «Вот бы, — думал я, — отделу по борьбе с наркотиками сюда попастьНо они и так свою норму вырабатывают». В Москве в это время уже было много наркотикови они изымались в больших количествах.

Я бродил по рядамвремя от времени поглядывая на продавцовНаверноеуже половина рынка зналачто я ищу стволНеожиданно меня кто-то взял за рукуЯ обернулсяПередо мной стоял пареньпохожий на студентаодетый в короткую курткув темных очках.

— Вы кое-чем интересуетесь? — начал издалека парень. — Даинтересуюсь, — ответил я.
— 
А что именно вам нужно?

Я посмотрел по сторонамделая видчто осматриваюсьа на самом деле выискивая своих ребятчтобы подать им условный знак.

— Ствол мне нужен, — тихо сказал я. — Надежный стволчистыйс хорошими характеристикамиУ тебя есть такой?

— Может бытьи есть, — ответил парень. — Пойдемздесь недалеко.
Вскоре мы покинули территорию вещевого рынкаРебят я так и не увиделМы вышли на проезжую

часть Волоколамского шоссеПарень остановился и тихо сказал: — У меня переделанное...

— Что значит переделанное? — переспросил я.

— Из немецкого газового пистолета переделан под стрельбу мелкокалиберными пулямиВозьмешь такой?

— А сколько он стоит?

— Двести баксовСто он сам стоит плюс работа. «Маслины» — отдельноЯ понялчто «маслинами» он называет патроны.

— Давай посмотрим.
— 
А что смотретьНемецкий «кольт». Знаешь такую модельУстроит тебя? — ЗнаюУстроит.
— 
А бабки у тебя с собойПокажи!

Я полез в карман и достал заранее выданные мне деньги. — Вотчетыреста баксов есть.
— 
Так тебе один или два надо? — спросил парень.
— 
А чтоу тебя и второй есть?

— Есть.
— 
Тогда я два и возьмуМожетскидку сделаешь? — Нетскидки никак не получаетсяНу чтопоедем? — А далеко ехать надо?
— 
Неттут рядом.
— 
Ты на машине? — поинтересовался я.
— 
Нетсейчас тачку поймаем.

Парень вышел на дорогу и поднял рукуПочти сразу же мы поймали какого-то частникаПарень сказал:

— На улицу Свободышеф!
Мы проехали несколько сот метров по Волоколамскому шоссе и свернули налевона улицу

Свободы.
— 
Куда дальше? — спросил водитель.
— 
По улице Фабрициусаповерни налево, — сказал парень.

Мы повернулиВскоре парень попросил затормозитьВодитель остановилсяРасплатившисьпарень вышел из машины.

— Пошлине бойся! — сказал он мне с улыбкой.

Мы подошли к жилому домунедалеко от которого стоял гаражмыльница». Парень посмотрел на меня и сказал:

— Давай деньгисейчас получишь товар. — Так ты товар покажи! — Товар тут лежит.

Парень достал ключиоткрыл гаражвошел внутрь и вынул из-за шкафчика небольшой сверток. — Насмотри. — Парень приоткрыл сверток. — Видишь?

В свертке лежали два черных газовых пистолета производства Германии.
— 
А откуда я знаючто они переделанычто стреляют патронами? — спросил ярешив потянуть

время.
Парень раздраженно покрутил головой.

— Вот смотриперемычка спиленапружина утопленаствол стальной стоит. — Он вытащил из кармана патрон от мелкокалиберной винтовкивставил его в пистолетпередернул затвор и нажал на курокРаздался щелчок.

— Видишьвсе в порядкеДавай деньги! — сказал пареньоглянувшись по сторонам.

— Чего ты боишьсяПодумаешь, — сказал я как можно беспечнее, — газовый стволкто за это привлекает?

— Тынаверноезаконов не знаешь, — проговорил парень.
Я передал ему четыреста долларовЗадерживать его не было смыслаЯ подумалчто у него может

быть еще оружие.
— 
Послушай, — спросил я, — а у тебя еще могут быть такие?
— 
Могут и быть, — улыбнулся парень. — А чтотебе еще нужно?
— 
КонечноКак бы с тобой связаться?
— 
Оставь свой телефоня тебе позвоню.
— 
У меня только рабочий.
— 
Давай номерА сколько тебе нужно?
— 
Я бы еще штук пять взялпо двести долларовконечноХотядумаючто за пять штук можно и

скидочку сделать...
— 
Хорошопо сто восемьдесят отдамУстроит?
— 
Даустроит.
— 
Значитпять штук берешьКогда позвонить?
— 
Давай через неделюПодойдет?
— 
Дапиши свой рабочий. — Парень протянул мне листок бумагиЯ записал номер телефона. — Только обязательно позвония буду ждать! — сказал я. — Если чтогде тебя можно найти? — Я тебе позвонюобещаю, — сказал парень.
— 
Хорошодоговорились!

Как только мы рассталисья тут же набрал номер ребят.
— 
Пацаны, — сказал я, — я тут два ствола купилс клиентом познакомился. — Встречаемся на базе, — ответил Серега. — Через сколько будешь?
— 
Через час доберусь.

Через час я был на ПетровкеМы внимательно изучали купленные мною пистолеты. — Стволы действительно переделанныеНадо их на экспертизу послать, — сказал Володька. — Какая экспертиза? — махнул рукой Серега. — Этот пареньнаверноесам их клепает.

Посмотрикурок укрепленпружина мощная вставлена... Хорошо бы этого оружейника зацепить! — А если он посредник?

— Давай «примем» его на второй партиина Петровку доставимдопросим с пристрастиемон нам весь расклад и сдастКак думаешь?

— Давай попробуем, — кивнул СерегаПрошла неделяПарень не обманулпозвонил.

— Здоровоэто я, — сказал онне представляясьНо я сразу узнал его голос. — Тушинский рынок помнишь?

— Конечнопомню.
— 
Ну чтопродолжение тебе нужно?
— 
НужноМне еще грибочки бы...
— «
Маслята», что ли?
— 
ДаМожешь достать?
— 
Могуза отдельную плату.
— 
ПочемЛаднопо телефону не будемПри встрече договоримся.
— 
Значитмне пять штук везти?
— 
ДаГде встречаемсяВ Тушинена старом месте?
— 
Нетне нужно в Тушине. «Маклоналдс» на Речном вокзале знаешьДавай тамВо сколько

будешь?
— 
Часа через два.

— Вседо встречи!
В назначенное время мы всей командой были в «Макдоналдсе». Сергей с Володькой сидели за

соседним от меня столикомя ждал парняНаконец он появился.
— 
Здорово! — Он протянул мне руку. — Как предыдущая покупкаВсе нормально? — Давсе здоровоКлассная вещьЯ сегодня пять возьму и еще заказик бы тебе сделал... — ОтличноПоехали, — махнул рукой парень.

Мы вышли на Ленинградское шоссе и стали ловить машинуОстановился частник. — На улицу Свободы! — сказал парень.

Я понялчто мы поедем на старое местоХорошочто я предупредил ребяткуда мы можем поехатьОни уже сидели в служебных «Жигулях».

Вскоре мы остановились у знакомого гаража на улице Фабрициуса.
— 
Нудавай бабки! — сказал пареньЯ вытащил деньги.
— 
Тут ровно девятьсоткак и договаривались, — сказал я отчетливочтобы все хорошо

записалось на включенный диктофонспрятанный у меня под одеждой. — Давай еще раз пересчитаюСто долларовдвеститриста... ДевятьсотДавай пистолеты!

— Сейчас. — Парень быстро открыл «мыльницу», достал сверток и протянул мне.

— Давай посмотрюсколько тут пистолетов, — говорил я для тогочтобы сделать запись для суда. — Разадватричетырепять... Все стреляют мелкокалиберными пулямида?

— Давсе в порядкевсе переделанные и рабочие.

— ХорошоДержи краб!
Я протянул рукусловно бы для прощанияПарень протянул свою руку в ответно в этот момент я

быстро надел ему на запястье наручник.
— 
СтоятьМосковский уголовный розыск! — громко проговорил яТут же появились мои

коллегиСерега с Володькой.
— 
Приветпокупатель! — поприветствовали они меня. — С почином тебя!

Усевшись в машинумы направились в сторону ПетровкиСерега пытался раскрутить парня.
— 
Ты понимаешь, — убеждал он парня, — что ты серьезно влипСбыт оружиятебе пятерик

светит как минимума то и большеКак я понялтыДимараньше не сидел?
— 
Нетчто выне сидел! — испуганно помотал головой Дима.
— 
Тогда ты в дружный коллектив Бутырки точно не впишешьсяОпустят тебя на второй или

третий день! — сказал Серегаспециально запугивая его. — А дальше — зонапойдешь туда опущенныйИ будут там тебя трахать все подрядДавай лучше помоги следствиюрасскажиоткуда оружие берешькому продаешьКорочевыдашь полную программуА мы тебе смягчение сделаем определенное.

Парень тут же ответил:
— 
Ребятая сам его делаюя студент Института имени Менделеева. — А где же ты его делаешь?
— 
Дома.
— 
Тогда поехалипокажешьГде твой дом?
— 
Здесь недалеко.

Серега развернул машинуВскоре мы уже были в однокомнатной квартире нашего кулибинаОн не обманулКвартира была оборудована под небольшую оружейную мастерскуюСхема была довольно простаяДима покупал газовые пистолеты — в то время они продавались свободнобез всякого разрешения, — а затем с помощью нехитрых приспособлений и специального инструмента переделывал их для стрельбы мелкокалиберными пулямиДля этого в квартире стоял верстактиски и еще кое-какие инструментыТаким образом Дима переделывал пистолеты.

— Послушайа ты можешь показатькак ты это делаешь? — спросил Сергей. — Могуконечно.
— 
А у тебя есть «ствол» не переделанный?
— 
Есть парочкая купил.

— И заказы на них есть?
— 
Нетя на всякий случай купил. — Давай покажи!

Димабыстро разобрав купленный им газовый пистолет «кольт», сел за тискивзял напильник и начал что-то пилитьподтачиватьВся работа заняла не больше двух часовЯ с интересом наблюдал за действиями ДимыОн действительно был мастеромхорошо разбирался в строении этих пистолетов.

— Диматакой вопрос, — спросил я, — а откуда ты все это знаешь?

— У меня папа военныйЕму раньше полагалась книжка «Устройство пистолета «макаров», чертежи всякие там былиВот я и изучил ее.

— Так это же книжка для служебного пользования!

— Но за это же никто к уголовной ответственности не привлекаетИ потом, — Дима отложил в сторону напильник, — я бы хотел знатьчто меня ждетМы договорились или как?

— Димамы слова на ветер не бросаем, — ответил Серега. — Мы договорились — мы тебе спишем по полной программеИзъятие оружияестественнопроведемвсе зарегистрируемА дальше

подумаемс начальством посоветуемсякак тебя провести — то ли как добровольно выдавшегото ли раскаяниеВ любом случае это смягчающие обстоятельства для судаДобровольная выдача — вообще можно от ответственности освободитьНо вот инструментик — это улика получается...

— А чтоможно его уничтожить, — предложил Дима.

— Нетзачем его уничтожатьДавай-ка мы его заберем к себедля будущих делА тебе придумаем такую легендучто ты оружие купил самна Тушинском рынке... Нетбратна Тушинском рынке у нас с тобой не получаетсяДавай-ка — ты его нашел вот в этой «ракушке» и выдал намСтоптоже не получается... Тогда получаетсячто мы у тебя оружие купилинам же надо как-то за деньги отчитываться.

— Давайте сделаем такУ нас не было никакой сделки купли-продажи оружия, — сказал Дима. — Я нашел это оружие случайно в открытом гаражегде хранилась машина...

— Кстати, «мыльница» у тебя откуда? — спросил Володька. — Я арендовал... — А машина есть?
— 
Нетмашины нет.

— Вот видишькак же мы объясним наличие у тебя гаражаЛадно, — неожиданно махнул рукой Сергей, — живиДимаНо не занимайся противозаконными действиямипотому что еще раз попадешься — извини тогдаполучишь по всей строгости нашего закона!

— Что выребята! — заговорил Дима. — Спасибо вам большоеВот еще... — Он сбегал в кухню и протянул Сергею пятьсот долларов. — Вы возьмитеза те два «ствола», и вот еще... — Он протянул еще несколько купюр.

— ХорошоДима, — сказал Серега, — я смотрюты парень правильныйА инструментик мы у тебя конфискуемтак как он является вещью запрещенной.

— Понятно, — кивнул Дима.
Вскоре мы покинули квартирувынесли инструмент и уселись в машину.

— Серегакак же ты собираешься все это в процессуальном плане проводить? — спросил я. — Ты ведь его даже на Петровку не вызвал.

— А зачем он нам нужен? — усмехнулся Перевозчиков.
— 
Как же мы будем это оружие проводить? — не понял я.
— 
Мы вот как сделаемА все продуманоЧетыре ствола мы с тобой сдадим как раскрытое

преступлениекак складобнаруженный в гаражеГараж мы сами подберемкакойнибудь бесхозныйДенежки в общак бросимна всякий случайА пару стволов нужно оставить на моменткогда у нас голодный период настанетне будет ничегоТогда эти стволы под раскрываемость и подгонимПравильно я мыслю?

Я пожал плечами.
— 
Самохину ничего говорить не будемПусть отдыхаету него свои интересы по другой линии

проходятА мы на троих все поделим.
Вскоре мы приехали на ПетровкуДеньги поделили по дороге.
В этот же вечер мы зашли в ресторанрадуясь благополучному завершению операции.
А потом действительно наступил голодный периодНе было ни одной возможности изъять хоть

какое-то оружиеВот тогда Володьке пришла в голову мысль.
— 
Слышитепацаны, — сказал он, — а давайте нарисуем такую картинкуУ нас два ствола есть.

Берем один стволположим его в пакетоставим пакет на улицесами сядем в машину и будем наблюдатьКто-нибудь клюнетмы его раз — и взяли с поличнымВот у нас преступление сразу и раскрыто.

— Как же так? — спросил я удивленно. — Нехорошо получаетсяЧеловек берет пакет...

— А мы посмотримчто он будет делать дальшеЕсли он положит его на место и не будет братьто мы его трогать не станемА если возьмет и попытается скрытьсято мы его и прихватим.

— Но это же незаконно получается!
— 
А если он сам берет незаконную вещьпеределанное оружиеты считаешьэто законно? — Нетнезаконно.
— 
Ну вотА ты чтохочешьчтобы нам очередные палки накидали и взысканиячтобы мы

круглые сутки по Москве носилисьдежурилиИли ты хочешь более-менее нормальной жизни? — спросил Серега.

— Нуя как все...
— 
Ты сам-тоСерегачто думаешь? — спросил Володька. — Я — за!

На следующий день мы успешно провели операцию под названием «Бомж». Володька купил бутылку водкибуханку хлеба и темный непрозрачный пакетОн положил в пакет еще и стволс которого мы заранее стерли отпечатки пальцеви мы оставили пакет возле палаткигде продавали пивоводку и виноСами сели в машину и стали наблюдатькто подойдет и возьмет нашу наживку.

Надо сказатьчто к палатке подходило много людейно пакетом никто не интересовался.

Наконец мы заметиличто к палатке подошел мужчинапохожий на бомжаОн посмотрел на пакетзаглянул в негоУвидев бутылкуон оглянулся по сторонамМы виделикак у него загорелись глазаОн быстро вытащил бутылку водки иоткупорив еестал пить прямо из горлышка.

Володька засмеялся:
— 
Наверноебоитсячто отнимут!

Выпив половинумужчина снова заглянул в пакетувидел там пистолетвзял его в рукирассматриваяи сунул его под брюки.

— Ну чтопацаныпойдем брать? — спросил я.

— Нетпогодирано еще! — сказал Серега.
Тем временем мужчина снова приложился к бутылкеВидно былочто он уже опьянелНемного

покачиваясьон пошел в сторону от ларька.
Мы вышли из машины и пошли ему навстречуПоравнявшись с нимВолодька выхватил из кармана

наручники и надел мужчине на руку.
— 
Спокойномужик, — сказал он, — Московский уголовный розыск.
— 
Вы чторебята? — проговорил мужчина. — Я ничего не делалиду себе спокойно... — Пошли с нами! — сказал Володька и потянул его за собойМы усадили задержанного в

машину и скоро были у себя.
Мужик был пьяни ему было все равночто с ним делаютКогда мы сказали емучтобы он

добровольно выдал запрещенный предметон в присутствии понятых совершенно спокойно вытащил пистолет и показал нам:

— Вот пистолет, — сказал он, — это мойя его нашел. — А где ты его нашел? — спросил Володька.
— 
Не помню гдеНо это мой пистолет.
— 
Все ясноВедем его в камеру!

Зафиксировав все в протоколемы оформили раскрытое преступлениеПозже мы узналичто мужик получил всего два годаНаверноеон был доволенУ него было местогде он мог спатьи едакоторую получали зэкиДля него это было лучшечем перебиваться чем придется в холодном городе.

Шло времяТеперь мы взяли за правило отмечать каждую успешно проведенную операциюДеньги у нас былимы ходили в рестораныкафев большом количестве открывшиеся в МосквеМы выполняли свой планИногда мы подсовывали по той же схеме стволы в пакетахиногда брали реальных продавцов оружияВся суть проведенных операций заключалась в томчто мы получали благодарностипоощренияно крупного материального навара мы не имели.

Мысль заняться коммерческой деятельностью родилась то ли у Володькито ли у Сережкия уже не помнюОни вывели меня на разговорКак-то мы сидели в кафеВолодька начал издалека.

— Сашачто ты имеешь к своим двадцати пяти годамМашины нетживешь с мамойзарплата небольшаяКак жить думаешь?

Я пожал плечами.
— 
Не знаю...
— 
На премию долго не протянешьА ты посмотрикак люди живутБандюки на таких тачках

ездятКоммерсанты народ обманываютЯ что хочу сказать — давай поправим свое материальное положениеМы тут с Серегой покумекали и тебя в долю зовемХочешь — иди в делоне хочешь — не надо.

— А что делать-то надо? — спросил я.

— Да ничего особенногоБудем выслеживать богатеньких коммерсантов или бандюковбудем у них стволы изыматьИсоответственнобрать деньги за невозбуждение уголовного делаа после этого отпускать их с миромпри этом конфисковывая пушки и беря бабкиКак ты на это смотришь?

— В принципе неплохо.

— Знаешь какие денежки тут можно срубитьЯ думаюдвадцать-тридцать тысяч долларов за откупЯ интересовалсясколько адвокат дает взяток судьямпрокуроруследователямчтобы дело такого рода замятьКонечноэто не с каждогоматериальное положение разноеНо в среднем суммы такиеЕсли мы в неделю будет троих братьто по двадцатке на человека будем иметь.

— Погоди, — сказал Серега, — а Кольку мы забыли спросить.
— 
А Коля согласен.
— 
Самохин согласен? — удивленно переспросил Серега.
— 
ДасогласенОн мне самсчитайэто предложилОн наше прикрытиеЕстественнона

операции он ездить с нами не будетон же начальник, «бугор». Но остальное прикрытие он берет на себя. — Я согласен, — сказал я.

— ХорошоЗавтра мы проводим операцию.

ГЛАВА 9

В день нашей первой операциина которой мы должны были изъять оружиемы очень волновалисьМы заранее разработали схемудостаточно простуюК операции привлекалось две машиныВ однуобычные «Жигули», садился явыполняя роль «лоха». Серега с Володькой садились в другую машинуони должны были играть роли оперативниковМы должны были подъехать к какому-нибудь ночному клубу или казино и отыскать будущего клиентажелательно бандитской внешностиХорошоесли бы он был один в машинемаксимум двоеЕсли в машине сидело больше двух человекто нам не было смысла проводить

операциюпотому что мы могли попасть под перестрелкуПосле того как клиент усаживался в машинумы ехали за нимЗатемулучив моментя обгонял его и подрезалЕстественноон останавливал машинувыскакивал из нее и завязывал дракуВ это время подъезжали мои коллеги и проводили полный досмотр машины на предмет обнаружения незаконных предметовМы посчиталичтопомимо оружияв машине могли быть наркотикиПоэтому успехпо нашим расчетамнам был гарантирован.

В первый день мы подъехали к одному ночному клубуСидели в машинах долгоуже начали замерзатьНо тут мы увиделикак из дверей клуба вышли двое ребят бандитского видаОдин из них слегка покачивалсяВидно былочто он изрядно выпилОни подошли к джипувторой парень сел за руль.

— ВсеСанекдвинули! — передал по рации СерегаЯ тут же завел машину и медленно поехал за джипом.

Вскоре мы свернули на набережную Москвы-рекиТеперь мне нужно было обогнать и подрезать джипЯ быстро разогнался. «Жигули» летели на такой скоростичто мне казалосьмашина вот-вот начнет рассыпатьсяНо джип шел быстрееЯ уже отчаялся догнать парнейно тут джип неожиданно остановилсяДвое вышли из машиныОдин из них обошел джип и стал мочитьсяне отходя далековидимовыпил много.

Я объехал джип и стал ждатькогда он приблизится ко мнеДождавшись этогоя резко повернул влевоподрезав джипТут же я услышал резкий визг тормозовЯ тоже затормозил, «жигуль» даже немного занеслоДжиппродолжая свой тормозной путьмедленно приближался к моей машинеЕще момент — и будет столкновениепридется машину ремонтировать... Джип остановилсяИз машины выскочили два «быка». Видно былочто это бандитыОдин из них уже держал в руках ствол. «Господивот удача!» — подумал яно тут же испугался — а вдруг он сейчас выстрелитВремя тогда было такоебеспредельноеСтреляли каждый день и помногу.

Но не успел я достать из своего кармана пистолет с удостоверениемкак услышал сзади голоса своих коллег:

— СтоятьбратваУголовный розыск!
Один из парней быстро отбросил в сторону только что вытащенный стволвторой спокойно

положил руки на капот машиныЧерез некоторое время ребята уже надевали наручники на наших клиентовТеперь нужно было вывести их на разговорпотому что проезжающие мимо водители начали

обращать внимание на нашу группуЯ подошел к выброшенному пистолетуподнял егоаккуратно положил в заранее приготовленный полиэтиленовый пакетРебята уже сажали бандитов в джипЗа руль сел яСерега сел поближе к задержанным и начал разговор издалека.

— Ну чтопацаны, — спросил он, — откуда приехали? — Мы из Кемерова.
— 
Окемеровские бандитыКогда в Москву приехали? — Недавнонедели две назад.

— Вот видитекак вам не повезлоТолько приехали — уже засветилисьна зону пойдетеПо пятерочке каждый получита можетвыплывет еще что-нибудь из вашего бандитского прошлого... Не повезло вампацаны!

— Слышькомандир, — прервал его один из парнейпонизив голос, — а никак с вами договориться нельзя?

— Договориться? — изобразил удивление Серега. — А что ты можешь предложить? — Давай мирно решим эту темуаХочешь — тачку заберите... — Да зачем мне твоя «паленая» тачкаЛавэ есть?
— 
Хочешь — лавэ дадим.

— А с собой деньги есть?
— 
Естьдесятка точно наберется...
— 
Десятка — это несерьезный разговор! — усмехнулся Серега. — Вас двое — давай по

тридцатке с носаи мы отпускаем вас с вашей тачкой. — Но у нас таких денег нет...

— А когда достать сможешь?
— 
Завтра могу достать.
— 
Тогда мы твоего напарника забираем, — сказал Серега, — а завтракогда ты деньги

привезешьмы его отпустим.
— 
Куда привозить деньги? — спросил парень.
— 
Как кудаНа Петровку.
— 
Какпрямо на Петровкув натуреденьги привозить? — удивленно переспросил парень. — Сад «Эрмитаж» знаешь? — спросил Серега.

Парень кивнул головой.
— 
Во сколько деньги привезешь?
— 
Ты телефон оставья позвонюможетраньше достануСейчас ночьвсе точки наши закрыты...

Мы поняличто это типичные бандиты, «крышующие» коммерческие точкии собрать деньги им большого труда не составит.

— Нет, — Серега покачал головой, — насчет завтра не получитсяНам твоего парня ночевать у нас оставлять нельзяпотому что мы его тогда оформить должныДавай так — у вас ведь старший есть?

Парень молчалраздумывая.
— 
Позвони емуМобила есть?
— 
Есть.
— 
Вот и позвони емускажи — такая вот ситуация сложиласьпусть бабки подброситтогда мы

вас отпустимА если нет — извинибрат, — Серега развел руками. — Заодно и узнаетенасколько вы ценны вашему «папе».

— Побазарить дашьчтобы никто не слышал? — спросил парень. — А вдруг убежишь?
— 
Да куда я убегу?
— 
Ладнопошли!

Серега с парнем вышли из машиныСерега надел парню наручник инаклонив егопристегнул его к выхлопной трубепредварительно проверив ее на прочность.

— Звони, — сказал он, — даю тебе две минутыИ смотрибез шуточекЕсли братва твоя подтянетсявсех перестреляемПонял?

— Давсе понял, — быстро ответил парень и достал мобильник.
Через несколько минут парень постучал в дверцу джипадавая нам понятьчто разговор окончен.

— Ну что? — спросил Серега.
— 
Все путемЧерез полчаса бабки привезут.
— 
Значитмы тебя отпускаемминут через сорок ты подвозишь нам бабулькии мы отпускаем

твоего бойцаИдет?
— 
Даконечнов натуре! — обрадованно ответил парень.
— 
Значитчерез сорок минут на этом месте, — повторил Серега.

Парень выскочил из джипа и стал ловить тачкуЧерез несколько минут он скрылся.

Теперь я начал волноваться — а вдруг они накроют насСерега почувствовал мое состояниенаклонился ко мне и прошептал:

— Не дрейфьони к ментам обращаться не будутэто у них западло считаетсяТак что они нас либо перестреляютлибо кинутно в ментуру не сдадут.

Володька сидел в «Жигулях», держа в руках рацию и положив пистолет на сиденье рядом с собой.

Меня не покидала мысльа вдруг сейчас явятся бандиты и перестреляют насЯ почувствовалчто Сереге тоже не по себе.

Минут через сорок к джипу подъехал серебристый «Мерседес», из него вышел только что отпущенный нами пареньОн шел одиндержа в руках какой-то сверток. «А если у него граната? — подумал я. — Нетне будет же он бросать гранату в своего напарника

Парень подошел к джипу и постучал в окошкоСерега опустил стекло.
— 
Садись на заднее сиденье! — сказал ондержа наготове ствол. — Принес? — Давсекак договаривалисьТут шестьдесят тоннПроверять будете?
— 
Покажи нам деньги!

Парень протянул пакет СерегеТот приоткрыл егои я увидел аккуратно сложенные стопки купюр. — Сань, — сказал мне Серега, — посмотри деньги!

Я быстро просмотрел пачкичтобы не было «кукол». Но в свертке на самом деле лежали долларыДругое делочто они могут быть фальшивымиНо как тут это определишь?

— Все путем, — сказал я.

— Хорошо. — Серега посмотрел на парня. — Забирай своего бойцаи больше нам не попадайтесь!

— Слышькомандир, — сказал парень, — а волыну нам не вернешь?
— 
Да ты чегоМожеттебе еще благодарность выдать?
— 
Ладно, — парень улыбнулся, — я просто так спросилпошутилСпасибо вамребятаМожет,

телефончик нам свой оставите?
— 
А это еще зачем? — спросил Серега.
— 
Нумало ли что... Можетподстрахуете насразные ситуации могут бытьподъедете...
— 
Ты нам сотрудничать предлагаешь? — усмехнулся Серега. — Нетэто не пойдетДавай,

гуляйпока мы не передумали!
Мы вышли из джипа и сели в «Жигули». Через несколько минут мы уже мчались по набережной,

направляясь к машинекоторую оставили на том местегде я подрезал джипОперация прошла успешноЗа один вечер мы заработали по пятнадцать тысяч долларовЭто была

огромная сумма для того времени.
На следующий день мы пошли в ресторан и с размахом отпраздновали нашу первую операциюВ

ресторан мы пригласили Самохина и передали ему его долюСамохин был в хорошем настроении.
— 
Смотритепацаны, — говорил он, — особо не зарывайтесьЯестественновас прикрою по

линии руководствано в ваши дела ввязываться не буду.

— Ладно тебеКолян, — сказал Серега, — бандюганов по Москве немеренои все они со стволами ездятНам работы будет выше головыМы же не будем с каждого деньги братьКого-то будем по журналу проводитьрегистрировать официальнокого-то будем брать.

— Корочевы хотите подписаться на внеурочную работу каждый вечер? — ухмыльнулся Самохин. — И откуда у вас такое служебное рвение?

— Мы в передовики решили выбиться. — Серега засмеялся.
К следующей операции мы подошли серьезноМы отработали себе алибиКлиенту было тяжело

доказатьчто мы вымогали у него деньгиразговор строился такчтобы клиенты первыми предложили нам откупСамое главное — найти клиента и обнаружить у него оружие.

На другой день в назначенное время мы были у ночного клубаВыбрав двоих крепких мужиковсадящихся в темный «Мерседес», мы через какое-то время остановили ихиспользовав тот же самый сценарийНа сей раз за рулем «жигуленка» был Серегаа мы с Володькой были «принимающими» операмиНок сожалениюникакого оружия в «Мерседесе» мы не нашлиТо ли оно было умело спрятаното ли и в самом деле отсутствовалоМы лишь слегка поорали на мужиков и отпустили ихтак как ничего противозаконного они не сделали.

Мы были расстроены — сколько времени потратили зряполночи каталисьи все коту под хвост! — Знаете чтопацаны, — сказал Серегакогда мы остались одни, — в следующий раз будем

брать с собой стволкоторый у кулибина изъялиЕсли оружия в машине не будетбудем его подкидывать. — А тебе не кажетсячто может быть скандал? — спросил я.
— 
Да куда они денутся! — махнул рукой Серега. — Все уже привыкли откупаться у ментов.

Деньги носят даже в районные отделения милициипо любому поводуглавное — неприятностей с ментами не иметьНарод адаптируется к любым условиям.

Теперь мы стали работать немного по другой схемеВместо ночных клубов и ресторановгде мы сначала караулили своих клиентовмы ждали их у дорогих бензозаправокгде они заправляли свои машиныТакоднажды мы увиделикак к заправке подъехали два крепких парня на темно-вишневом «Мерседесе». Скорее всегоэто были бандитыхотя могли быть и коммерсанты — все сейчас перемешалосьСегодня моя роль заключалась в томчтобы подложить им оружие.

Когда люди на темно-вишневом «Мерседесе» отъехали от заправкимы медленно поехали за нимиТеперь нам нужно было эту машину задержатьДождавшиськогда она припарковалась возле универсама — видимопацаны договорились встретиться с девчонками и хотели закупить спиртное и закуску, — мы остановили машинувышли из нее и медленно подошли к водителю «Мерседеса». Его напарник уже скрылся в дверях магазина.

— Добрый день, — сказал Сергей, — региональный РУОППожалуйставаши документы! — И он показал муровское удостоверение.

«Зачем он назвал РУОП? — подумал я. — Хотянаверноеспециально это сделалчтобы особо не светиться...»

Парень быстро достал документы на машину.
— 
По доверенности машину водите?
— 
Дапо доверенности.
— 
Мне кажетсячто доверенность у вас поддельная, — сказал Сергейвнимательно рассматривая

бланкдействительно выглядевший как-то подозрительно. — Необходимо произвести досмотр машины. — А в чем делособственно? — Около машины возник второй парень с пакетами в руках.
— 
Да ни в чемМосковский РУОПпроверяем документыпроводим досмотр вашей машиныПо

нашим даннымна этой машине совершено преступлениеи нам необходимо ее досмотреть.
— 
Какое еще преступлениеТы что гонишьначальник? — начал возмущаться парень. — Эта

машина чистаяникаких преступлений на ней нетона вообще не при делахМы поняличто перед нами стоят типичные бандиты.

— А откуда у вас эта машина? — продолжал разговор Сергей.
— 
У коммерсанта за долги взялиОн сам ее нам отдалдобровольно, — сказал водитель. — ХорошоСейчас мы ее досмотримиесли ничего там нетмы вас отпустим.

Тем временем я уже открыл багажникНезаметно положил ствол под спортивную сумку. — А что в спортивной сумке? — поинтересовался я.
— 
Ничего такогодля бокса фигня разная, — сказал парень.
— 
Чтобоксом занимаешься?

— Да такнемногов спортзал ходимжелезки поднимаем... — Всем стоять! — сказал я громко. — Обнаружено оружие! — Ты чегоначальникКакое оружие? — заговорил парень.

Я быстро извлек из багажника пистолеттолько что подложенный мнойи увидел растерянные лица бандитовПарень посмотрел на водителя:

— Митяйты чего?!

— Васекя не при делах! — ответил тот удивленно. — Я впервые вижу этот стволМенты сами какую-то помойку подбросили!

ВероятноВасек был старшимОн начал ругаться.
— 
Нучто делать будем? — спросил Серега. — Повезем васребята.

— Там пальчиков наших нет! — сказал Васек. — «Ствол» не нашНачальникмы точно не при делах!

— Нам вообще-то тоже не хочется с вами возитьсяВидимовы ребята правильныечестные... Но ствол-то обнаруженКому-нибудь машину в последнее время давали?

— Да никому не давалиНа мойку ездилив автосервисе были неделю назад, — стал перечислять водитель.

Мы ждаликогда они предложат нам деньгиНо онивидимоне хотели этого делатьТогда Серега первым намекнул:

— Что с вами делать-томужикиВ отделение милиции вас надо везтитам оформлять... Хотя, — посмотрел он на часы, — время уже позднее...

— Слышь, — подал голос Васек, — можетотпустишь нас? — Чтопрямо так и отпустить?
— 
Нулавэ дадим...
— 
А сколько у тебя есть?

Васек быстро прошелся по карманам.
— 
Пять тысяч с собойНормальные деньги...
— 
Ладнодавай свои пять тысячА «балалайку» вашу мы заберем, — сказал Серега. — Какую «балалайку»? — не понял Васек.
— 
Ствол обнаруженный.
— 
Да ради богаЗабирай эту помойку! — усмехнулся парень.

Мне стало неприятноКонечноони нас раскусилипоняличто мы подбросили стволНо выхода у них не былоОтдали пять тысяч — считайлегко отделались.

Мы поделили полученные деньгиопределенную часть отложив в «общак» на развитие нашего нового бизнеса.

ГЛАВА 10
Таиландянварь 1998 года

Работа в МУРе шла хорошоЗа короткое время я достиг больших результатовПрежде всего я получил несколько поощрений за раскрытие преступленийсвязанных с незаконным оборотом оружияПеред Новым годом нам удалось раскрыть группу «черных» следопытовРебятав основном студентыжители Смоленской областиподрабатывали темчто на территории своей областигде во время войны велись ожесточенные сражения с немецкими захватчикаминаходили и восстанавливали немецкое и советское оружие времен Великой Отечественной войныНадо сказатьпопалась эта группа совершенно случайноОдного из них задержал для проверки документов около станции метро милицейский нарядПри этом был обнаружен пистолетПарня сразу же доставили в ближайшее отделение милицииРебята из отделения позвонили на Петровкуа дежурный передал информацию в наш отделМы с Сергеем выехали на место задержания «черного» следопыта.

После короткой беседы мы вышли на всю цепочку и задержали всех участвующих в ней.

Но самым интересным в этом деле было точто оружиекоторое мы потом изъяли у нихпрекрасно сохранилосьЭкспертиза дала заключениечто оно является исправным и пригодным для использования.

Я рассматривал пистолетына некоторых из них на рукоятках была выгравирована фашистская свастикаи восхищалсякак качественно делали оружие в довоенной ГерманииСерега также взял один из пистолетов и рассматривал его.

— Даэто вещь! — восхищенно сказал он. — Не то что нынешняя китайская штамповкагодная только на пару выстреловкоторую тут же заклинивает или все разваливается в руках.

— Я с тобой не согласен, — вступил в разговор Володя Добродеев. — Есть еще бразильское оружиеочень неплохоекиллеры им часто пользуются.

— А что в нем особенного? — спросил Серега. — Подумаешьсемнадцатизарядныйну и чтоКак пулемет стреляета бьет неточно.

— Давай еще у «киллеров» спросим из второго убойного, — вмешался Самохин. — Прямо диспут организовалиобсуждение производственной темыкакое оружие лучшеДавайтеребятаработать!

Наступили новогодние праздникипосле них — РождествоКриминальный мир тоже ушел на каникулыи работы у нас не сталоВот тут мы и попросили своего шефачтобы он вышел на начальника отдела с ходатайством о предоставлении нам краткосрочного отпускаМы написали рапорта и вскоре получили согласиеПошли в отпуск всекроме Николая Самохинакоторого начальство оставило «на хозяйстве» — мало ли что случится...

Мы стали собираться в поездкуПоехать решили с женамиСерега с Володькой быстро оформили загранпаспорта для своих половина поскольку у меня жены не былото Серегапо совету своей женыпригласил одну из ее подруг в качестве моей спутницыСтрану мы выбрали экзотическую и теплую — Таиланд.

Таиланд примечателен темчто зимой температура там достигала тридцати градусовморе было теплым плюс соответствующая экзотика.

Вскоре мы летели в Бангкокстолицу ТаиландаПерелет был длительнымболее девяти часовс посадкой в ДубаиНаконец самолет приземлился в аэропорту БангкокаЧерез час мы были в гостиницеи я ощутил всю прелесть отдыха.

Дни проходили однообразноС утра мы шли на пляжребята развлекались водными видами спортаполетом на парашюте над побережьемЯ тоже активно отдыхал.

Однажды Сергею в голову пришла хорошая мысль.
— 
Послушайтепацаны, — сказал он, — давайте сегодня оставим наших дам и поедем в

БангкокЭто же столица секса!
— 
В принципе я не против, — тут же отозвался Володька.

Взяв машину напрокатмы направились в столицу.

Вечерний и ночной Бангкок — отдельный разговорЭто не такой большой городНа нескольких центральных улицахкрасочно оформленныхбыли расположены магазинчикиресторанчики и таиландские бордели.

Надо сказатьв Таиланде секс-индустрия поставлена на широкую ногуКаких только проституток тут нет — и молоденькие девчонкии знойные мулаткии желтокожие китаянки — одним словомна любой вкусНо самое интересное в Таиланде — там широко развито движение трансвеститовто есть некоторые мужчины переделываются в женщини порой отличить их от настоящих невозможноТакВолодькасняв двух девчонокпопал в совершенно не смешную

ситуациюОн уже садился в машинучтобы поехать с ними в гостиницугде мы предварительно сняли номеракак одна девушка сказала ему на ломаном английскомчто она — переделанный мальчикХорошочто она об этом предупредила!

Мы долго смеялись.
— 
Вот видишьВолодька, — говорил Серега, — говорила тебе мама в детствеучи английский

язык в школеХорошоеще что-то помнишьа то бы попалСтал бы самым настоящим педрилой! — Да вы чторебята, — отмахивался Володька, — я бы сразу его раскусил!

Одним из аттракционовкоторый мне хорошо запомнилсябыл так называемый джип-сафариНо если во всех странах участвуют настоящие джипыто в Таиланде вместо машин были слоныЭти громадные животные весили несколько тоннЗалезть на слона было очень трудноНо тем не менее с помощью проводников мы забрались на слоновьи спины и совершили очень интересную экскурсиюЯ представлял себя индийским магараджейУдовольствия было море.

Что касается подругикоторую мне «сосватала» жена Сергеято девушка на меня большого впечатления не произвелаБолее тогоона меня сразу оттолкнула темчто после первой же ночипроведенной вместестала настойчиво предлагать мнечтобы я на ней женилсярассказываякакая бы она была замечательная женаКонечноя понималчто по возрасту ей нужно было выходить замуж — на вид ей было двадцать пять — двадцать шесть лет, — но не за первого же мужчину после одной ночиМеня это насторожило и даже оттолкнуло от нееНо отдыха это не испортило.

Через неделю мы вернулись в заснеженную столицугде нас ждали новые «героические подвиги». Но работа началась с тогочто у Николая Самохина был день рожденияи мы собрались отпраздновать это событие в одном из подмосковных ресторанов.

Празднование для рождения Николая запомнилось мне на всю жизньтак как с ним были связаны определенные производственные изменения.

Все началось с тогочто с утра Володька с Серегой поехали в рестораннаходящийся на Рублевском шоссечтобы арендовать зал и подготовиться к празднованию дня рождения нашего начальникаНиколаю исполнилось сорок пятьи он решил отметить это с размахомОн снял дорогой ресторан и пригласил человек пятьдесят гостейКого там только не былоБыли наши коллеги из МУРанесколько высокопоставленных офицеров из МВДодним из почетнейших гостей был генерал Лебедевкоторый служил в налоговой полицииБыли несколько «подшефных» коммерсантовкоторым Николай оказывал различные услуги — осуществлял «крышевание».

Мы сидели в уютном загородном ресторанеарендованном только для наси наслаждались жизньюпопивая водку и закусывая молочным поросенком и другими деликатесамиУлучив момент между тостамиНиколай позвал нас с ребятами покурить.

Мы вышли в предбанник ресторанаи Коля обратился к нам:
— 
Ребятая хочу познакомить вас со своим хорошим другомкоторым я очень дорожуГенерал

Лебедев Игорь Сергеевичзанимающий ответственную должность в налоговой полиции.
Я посмотрел на генералаТому было немного за пятьдесятон был невысокийдостаточно

упитанныйседоволосыйПоздоровавшись с каждым из насон продолжил разговор:
— 
Я слышал про васчто вы достаточно бойкие ребята. — Генерал загадочно улыбнулсяМы не

понималичто он имел в видуМожет бытьНиколай рассказал ему про бизнескоторым мы занимаемсяНо генерал не стал развивать эту темуа перевел разговор на что-то другое.
Мы продолжали наслаждаться праздникомНеожиданно ко мне подошел Самохин и,

наклонившисьпрошептал:
— 
Сашоку меня к тебе дело естьДавай выйдем!

Мы вышли из залаУ входа в ресторан Самохин посмотрел на часы.
— 
Чтоты кого-то ждешь? — спросил я. — Кто-то из гостей опаздывает?
— 
Не то чтобы гостьно очень нужный человекКорочеСашаты поговори с ребятами... У меня

есть коммерсанта у него — компаньонТак вотвыручить его надоВроде это по вашей частиЗаплатят они денег пятьдесят штукЕстественноя в долеНе мне вас учитькак все провернуть.

— А что делать-то нужно? — спросил я.

— Да все то же самоечто вы раньше делали, — подбросить кое-кому кое-чтоТы поняло чем я говорю?

— КонечнопонялГде же твой коммерсант?

— Да вот он!
К крыльцу подъехал «пятисотый» «Мерседес» с тонированными стекламиДверца открыласьи

показался полный мужчинаодетый в дубленкубез головного уборав больших круглых очкахОн подошел к Николаюпоздоровался с нимпоздравил и протянул большой свертокаккуратно завязанный цветными ленточками.

— Спасибо тебедорогой! — сказал Николай и обнял мужчину. — Вот мой доверенный человекСашалучший опер нашего МУРаПоговори с ним на интересующую тебя темуон в курсе делаСаша, — повернулся Николай ко мне, — это ДавидВы тут побалакайтеа я пойду к гостям.

Мужчина неуверенно посмотрел на меня и сказал:
— 
На крыльце говорить неудобноМожет бытькуда-нибудь пройдем?
— 
Конечнопроходираздевайся! — ответил япомог снять дубленку и передал ее швейцару. — Может бытьк гостям пойдем? — предложил я.

Мужчина замялся.
— 
Мне не очень хотелось бы светиться... Тут бильярдная естьможеттам поговорим? — Без вопросовпойдем туда.

На наше счастьебильярдная была свободна.
— 
Так в чем проблема? — начал я разговор.
— 
Проблема в следующемЯ занимаюсь бизнесомБыл у меня компаньон по общим делам